ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пегас в самом деле оказался таким величавым и красивым, каким его описывали, а всадник – малорослым, приземистым и уродливым.

– Умный дьяволенок, – пробормотала Мавра сквозь зубы, и именно так его лицо и выглядело. Традиционалисты до сих пор считали, что дьявол имеет темно-синюю или черную шкуру. Когда геликоптер спускался, аджитар проснулся и теперь ходил взад и вперед по поляне. Сочетание плотного тела и ужасающе тонких ног казалось до боли неестественным. Двигался он словно на цыпочках, что, по мнению Мавры, делало это существо похожим на балетного танцора в театральном костюме.

Стражники, вооруженные энергетическими пистолетами, вывели аджитара на открытое место и встали у него по бокам. Он лениво полюбопытствовал, что это за важная шишка прибыла полюбоваться на перебежчика, но, присмотревшись, заметил среди лат высокую черную фигуру.

– Мавра! – крикнул он и хотел броситься вперед. Стражники действовали мгновенно, в этом можно было не сомневаться. Аджитар остановился и ткнул себя пальцем в грудь:

– Ренар, Мавра! Ренар!

Мавра не верила ни своим глазам, ни своим ушам. Хотя она слышала о практикуемой Колодцем системе, ей первый раз пришлось столкнуться с этим лицом к лицу. Женщина хихикнула и повернулась к Вистару:

– Я могу говорить с помощью моего переводчика? Лата кивнула.

– Ренар! – воскликнула Мавра. – Это и в самом деле вы?

Синее лицо аджитара просияло, – Конечно! Внешне я немного изменился, но внутри такой же, как прежде! Я продавал козлам губку!

Мавра расхохоталась. Разговаривать оказалось очень легко. Он понимал язык Конфедерации, а вживленное в ее тело устройство обеспечивало автоматический перевод с аджитарского.

– Пусть докажет, что он подлинный Ренар, – приказал один из пограничников. – В последнее время чертовски много народу выдает себя за других.

Женщина на секунду задумалась, а затем крикнула:

– Ренар! Латы требуют доказательств, что вы – это вы. И, честно говоря, мне бы тоже хотелось это проверить. Есть только один вопрос, на который, как мне кажется, может ответить настоящий Ренар, так что заранее прошу извинить меня за бестактность.

Аджитар кивнул, и она продолжала:

– Ренар, с кем из людей вы в последний раз занимались любовью?

Он нахмурился, смущенный таким вопросом, хотя и понимал его логическую целесообразность. Ответ знали лишь Мавра, он сам и еще один человек, принимавший в этом участие, оснований для отказа у него не было.

– С Никки Зиндер. Мавра облегченно вздохнула.

– Он – настоящий Ренар. Меня убедил в этом не столько ответ, сколько его тон. Позвольте ему подойти ко мне или мне к нему.

Однако стражники все еще сомневались.

– Но ведь это аджитар! – проворчал один из них. – Один из тех психов!

– Он – Ренар, а остальное не имеет значения, – отрезала Мавра и проворно направилась к диковинному существу. Стражники уступили, но держались наготове.

Он был уродлив как смертный грех и вонял, естественно, козлом, но она обняла его и, смеясь, легонько поцеловала в лоб.

– Ренар! Дайте взглянуть на вас! Мне рассказывали о метаморфозах, происходящих с людьми в Мире Колодца, но я не очень-то верила!

Ренар опять немного смутился – и не только из-за своей новой внешности, но и потому, что, как это ни странно, аджитарская часть его мозга отреагировала на Мавру не как на женщину, а как на абсолютно чуждое ему существо. Только сейчас он начал понимать, насколько велики происшедшие в нем перемены.

Мавра направилась к Доме и подняла глаза, – Как он прекрасен! – выдохнула женщина. – Можно дотронуться до него? Он не будет возражать?

– Это она, – поправил Ренар. – Ее зовут Дома. Дайте ей осмотреть вас, а когда она опустит голову, почешите ей пятнышко между ушами; она это очень любит.

Мавра подчинилась и обнаружила, что огромный пегас настроен весьма дружелюбно.

Она обошла его кругом и потрогала седло, помещавшееся между огромными, в данный момент сложенными, крыльями и шеей. На луке было укреплено сложное устройство, объединяющее вольтметр и два спидометра – для бега и для полета.

Мавра повернулась к Ренару.

– Вы обязательно должны прокатить меня на Доме, – воскликнула она с горячностью. – И я очень хотела бы увидеть ее полет. Но вначале вы расскажете мне о всех своих приключениях.

– При условии, что мне дадут поесть – любые фрукты или мясо, которые вы едите сами, – беспечно ответил тот. – Я умираю с голоду.

Они просидели в лощине до тех пор, пока не зашло солнце и из своих домиков на деревьях не вылетели остальные феи. Ренар поведал ей о том, как проснулся в Аджитаре, о Трелиге, о призыве в армию, о войне и о своем участии в штурме улья джукасов. Мавра сочувствовала ему, но в глубине души мечтала оказаться в самой гуще описываемых им событий. В свою очередь она рассказала ему о том, как загипнотизировала его и Никки, чтобы свести до минимума воздействие губки, о том, как все они попались в Телиагине и были спасены латами, и, наконец, о том, как он и Никки оказались в Зоне.

– А что произошло с Никки? – спросил Ренар. – Вам известно, куда ее отправили? Я не могу заставить себя о ней забыть. Она слишком молода и наивна, а в этом мире надо быть жестким, иначе не выживешь.

Мавра посмотрела на свою тень – Вистару. Лата покачала головой.

– О Зиндерах ничего не известно. Это невероятно. Остаться незамеченным в Мире Колодца довольно трудно. Для подстраховки старые политиканы имеют своих людей в половине гексов южного полушария. – Она говорила на языке лат, и Мавра переводила. – Мы можем случайно потерять следы одного из них, но обоих? Сейчас наши агенты прочесывают гекс за гексом и рано или поздно Зиндеров найдут. Если только Колодец не открылся и не поглотил их.

* * *

Прошло несколько дней.

Ренар был счастлив. Мавре же его появление позволило несколько развеять скуку. Он научил ее летать на Доме. Это оказалось нетрудно, хотя некоторые маневры требовали намного больше мускульной силы, чем она обладала. В конце концов женщина поняла, что никогда не станет полновластной хозяйкой такой огромной лошади, но ощущение полета было прекрасно.

Между тем объединенные силы альянса Аджитар – Себу – Макием достигли Олборна, на несколько дней опережая график. Неоценимую помощь альянсу оказал Зонзорп, чьих обитателей книги описывали как прямоходящих крокодилов, носивших тюрбаны, мантии и другие весьма экзотические одежды. Высокотехнологический гекс сэкономил наступающим массу времени и позволил отдохнуть, обеспечив транспортировку по железной дороге.

Однажды к Мавре зашла Вистару. Она привела с собой пожилого мужчину-лату.

– Это посол Сидутур, – представила она гостя. По требованию Мавры латы снабдили Ренара искусственным переводчиком, что значительно облегчило его существование. Бывший охранник прекрасно чувствовал себя среди фей и жил в ладу с окружающими.

Мавра и Ренар учтиво кивнули.

– Как вам известно, обе войны протекают довольно успешно, – начал Сидутур. – Это означает, что для нас дела оборачиваются очень скверно. Наши друзья из других гексов сообщают, что один из альянсов обязательно победит. Победитель восстановит космический корабль, и тогда, если ничего не предпринимать, мы будем иметь дело с союзом государств, способных совершать путешествия в космическом пространстве и получивших контроль над спутником и его компьютером.

"Наконец-то!" – подумала Мавра, но промолчала.

Между тем посол Латы продолжил:

– Единственная наша надежда состоит в том, что гедемондасов удастся уговорить либо передать двигатели нам, либо уничтожить их.

Он описал своим слушателям нравы обитателей этого гекса.

– Так что, как видите, нам необходимо туда кого-нибудь отправить, чтобы рассказать им о бедственном положении дел и договориться о сотрудничестве. Если это не удастся, мы должны быть уверены, что силовая установка уничтожена и восстановить ее невозможно!

Мавра с радостью согласилась попытать счастья.

68
{"b":"5651","o":1}