ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я Кол Тремон, сэр! – крикнул я, и эхо подхватило мои слова. – Я распылил одного из ваших смотрителей и решил отправиться к вам!

Поколебавшись, незнакомец ответил:

– Подождите минутку! Я кого-нибудь найду!

Я недоумевал. Понятно, что я никуда не уйду, идти просто некуда. Интересно, куда он направился и кто он такой – последний слуга или же хозяин собственной персоной.

Через несколько минут раздался скрип, огромные двери распахнулись, и я увидел не очень молодую женщину, высокую и стройную, одетую почти что изысканно. Вероятно, еще недавно она поражала изумительной красотой, однако годы взяли свое. Седина и морщины выдавали настоящий возраст.

Ее длинное платье (или халат) ярко-фиолетового шелка, расшитое золотом, потрясало роскошью. Магистр как минимум, решил я. И внезапно почувствовал себя совершенно беспомощным. Казалось, мое странное и неожиданное появление нисколько не удивило ее.

Женщина обошла меня со всех сторон, рассматривая как племенного бычка. Ее носик слегка сморщился – ясно, для нее этот внове и не по вкусу. Мой «аромат» наверняка напомнил ей то давно прошедшее время, когда она находилась в моем теперешнем состоянии.

Наконец женщина отступила и еще раз окинула меня взглядом с головы до пят. Я решил лучше помолчать.

– Так это вы убили Кронлона? – поинтересовалась она. Я кивнул:

– Совершенно верно, мадам.

– Джиор сказал, что вы его… э-э-э… дезинтегрировали?

– Совершенно верно, – вновь кивнул я. – Он просто рассыпался в прах.

Она задумалась.

– Вы свободно используете слова, свидетельствующие о высоком культурном уровне, – с некоторым удивлением отметила она. – Дезинтегрировали. Прах. И манеры выдают хорошее воспитание. Вы прибыли к нам Извне?

– Да, мадам, – подтвердил я, прекрасно понимая, какое впечатление произвел мой внешний вид. – Но я на Лилит уже довольно давно; к сожалению, не могу сказать точнее.

Женщина поднесла руку ко лбу и задумчиво спросила:

– А чем вы занимались Извне, Тремон?

– Я был… э-э-э… джентльменом удачи.

Она не смогла сдержать улыбку:

– Вы хотели сказать "пиратом"?

– Но по политическим мотивам, – возразил я. – Меня не устраивал основной принцип Конфедерации, и я объявил им войну.

– В самом деле? И что же это за принцип?

– Равноправие, – ответил я, стараясь выглядеть непринужденным и искренним. Я оказался в родной стихии и мог блеснуть своими талантами. – Конфедерация попыталась уравнять всех во всех отношениях, в том числе и имущественно. Я твердо убежден в порочности такого подхода и действовал согласно своим убеждениям.

Женщина мгновение помолчала и внезапно залилась глубоким гортанным смехом.

– А вы забавный, Тремон, – сказала она наконец. – Мне кажется, вам найдется здесь место… Пожалуйста, проходите – мы быстро приведем вас в порядок.

Она повернулась и направилась в Замок. Я, немного приободрившись, последовал за ней. После невыносимо долгого рабства я вновь становился самим собой.

Зал утопал в мерцающем свете разнообразных масляных ламп. Здесь было сыро и прохладно; ничего подобного на Лилит я еще не встречал. Однако блаженная прохлада улетучилась, когда мы вошли в главный зал, – что-то наподобие внутреннего дворика, квадратного и очень большого – метров сорок в периметре. Пол его украшал диковинный орнамент из десятков тысяч разноцветных квадратных плиток. Архитектор Замка явно был мастером своего дела. Но самое удивительное – в центре зала возвышался настоящий водопад, не очень большой, зато действующий. Вода, вырываясь из незаметных отверстий в скальной стене, каскадом спадала в бассейн, который, однако, не переполнялся. Значит, существовала также система отвода воды. Я замер, пораженный прекрасным зрелищем, свидетельствующим о незаурядных способностях зодчего.

От спутницы не укрылась моя реакция.

– Великолепно? – дружелюбно сказала она. – Это действительно чудо, которое никогда не приедается. Воду отводят по нескольким акведукам в резервуары, где она накапливается и затем используется в хозяйственных целях. Излишки сбрасываются в подземный поток. – Женщина снова засмеялась. – Здесь у нас весьма уютно, мой дорогой, почти как на цивилизованных планетах. – Она жестом пригласила меня дальше, и я поспешил за ней.

Из главного зала шел длинный каменный коридор, напоминающий тоннель; периодически мы встречали людей, и я замечал любопытные взгляды. Но вопросов никто не задавал. Многие были одеты весьма скромно, зачастую в простые юбки, наподобие шотландских, и сандалии, или же в нечто, напоминающее длинные, сплетенные из травы набедренные повязки, поверх которых у многих спускались развевающиеся мантии разных цветов и покроя. На некоторых были необычного вида рубашки, штаны, тяжелые грубые ботинки, символизировавшие различное социальное положение.

Но несмотря на различия в одежде и рангах, все встреченные нами казались чистыми и аккуратными. Они и в самом деле производили впечатление людей цивилизованных, и я на их фоне казался неандертальцем, вломившимся в светское общество.

Наконец меня привели в довольно скромную комнатку. Массивная деревянная дверь закрывалась изнутри. С точки зрения цивилизованного человека, комнатка была самая обычная, но мне она показалась настоящим раем. Примерно семь метров в длину и пять – в ширину; маленький стол с масляной лампой, встроенный шкаф. Но самое главное – кровать, настоящая кровать, с шелковыми простынями и очень мягкими подушками. Кажется, я целую вечность не спал в кровати.

Пол украшала шкура – вероятно, зверя нур. Этих огромных паукообразных тварей разводили на одной из ферм поместья Зейсс. Она придавала комнате какой-то своеобразный уют.

– Вы будете жить здесь до тех пор, пока де пройдете тестирование и не приступите к регулярным занятиям, – сказала провожатая. Она еще раз поглядела на меня, вновь страдальчески сморщив носик. – Но прежде вас необходимо хорошенько вымыть. О Господи! Неужели батраки никогда не моются?

– Моются, – заверил я, – но очень нерегулярно – работа не позволяет.

Она пожала плечами:

– Хорошо, Тремон, вы сейчас же отправитесь мыться. Я отведу вас, но дожидаться не буду – мне уже давно пора в банкетный зал. Не так часто у нас бывают приемы, да еще с такими приглашенными. Думаю, мне гораздо важнее находиться там, нежели с вами.

Я отнесся к ее словам спокойно, так как хорошо ее понимал. Несмотря на все великолепие, жизнь в Замке наверняка такая же скучная, как и все на этой планете, и светская жизнь, вероятно, единственная отдушина для тех, кто родился Извне и знавал другую, более интересную.

Затем она отвела меня в баню – систему небольших бассейнов, наполненных подогретой водой.

Несколько молодых женщин в ранге смотрителей уже поджидали нас. Я поступил в их распоряжение, и моя провожатая быстро удалилась. Это была одна из самых необычных банных процедур в моей жизни, впрочем, назвать ее неприятной у меня не поворачивается язык. После долгих месяцев рабства оказаться в горячей ванне, да еще в компании таких красоток – верх наслаждения!

Ласковые руки тщательно смыли с меня всю грязь. Затем вытерли, привели в порядок ногти на руках и ногах да еще и подстригли, и побрили. Я испытал неожиданное, неизвестное ранее щемящее чувство, очевидно, связанное со стремительными переменами, – переходом от убожества к роскоши. От подобной метаморфозы я просто пришел в восторг, впервые по-настоящему расслабившись с того самого момента, когда неожиданно очнулся на борту тюремного корабля. Я провел в Замке не более двух часов, но батрацкое прошлое уже казалось мне далеким кошмаром.

Мои амазонки хранили ледяное молчание, умудряясь пресечь любые попытки завязать дружескую беседу. Их ненавязчивая скрытность выдавала настоящих профессионалов.

В конце концов я вернулся к себе в комнату. Запираться я не стал, посчитав это лишним. Рухнув на огромную и удивительно мягкую постель, я почти мгновенно погрузился в сон. Откуда-то из подсознания всплыло лицо Ти, внимательно и осуждающе глядевшей на меня. Больше я ничего не помню.

22
{"b":"5652","o":1}