ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не успокоюсь, пока мы не получим известия от Икиры, – сказал Ворон. – Боюсь, ей там здорово досталось. На Матрайхе и так торчит постоянно целая дивизия МСС, а если там побывали еще и Валы со сканерами, Икиру мы живой не увидим. И наверняка основные их войска где-то поблизости.

– Все это гадание на кофейной гуще, а мы должны действовать быстро, – возразил Козодой. – Они не ждут от нас такой скорости. Доставь-ка мне еще несколько местных. Ворон.

* * *

Такая ночь на языке Алитити называлась "куво'оа": ни ветерка, воздух прозрачен, отчетливо видны даже очертания облаков. Казалось, далекие боги озаряют мир своим мягким сиянием. В такие ясные ночи Собиратели поднимались из чрева Матери-Моря, чтобы найти на суше драгоценную пищу богов для священных церемоний в своих подводных чертогах.

Четверо пожилых мужчин, ступившие на берег, были опытными воинами. Они не боялись никого, кроме темных сил Пеле, и не имели себе равных в боевых искусствах. Бесшумно выйдя на берег, воины остановились, опираясь на хвосты. Все чувства их были обострены до предела, мышцы напряжены, сильные руки сжимали копья. На несколько минут они застыли, напоминая уродливую скульптурную группу. Затем копья вернулись в ножны, называемые на Алитити "куво'оа", руки расслабленно повисли вдоль тела, и Собиратели уверенной поступью двинулись к роще.

Они осветили нагрудными прожекторами пляж и вновь замерли у ворот, вглядываясь во тьму. При входе в рощу стояли два огромных изваяния. Справа – Черный Демон со своими страшными щупальцами, слева – доброе божество в образе Великой Акулы, его вечный противник. Им принадлежат эти земли, эта священная роща, и, охраняя их, они готовы разорвать в клочья любого святотатца, осмелившегося нарушить покой этих мест.

Какой-то странный предмет, неизвестно как очутившийся прямо посередине дороги, привлек внимание воинов. Эта вырезанная из дерева и отполированная до блеска трехметровая скульптура очень напоминала две другие. Но кого она изображала? Хищную морскую птицу с воздетыми к небу крыльями, сопровождающую Дух Ветра! Это божество почиталось на Алитити наравне с прочими, но не имело никакого отношения ни к племени, из которого происходили Собиратели, ни к соседнему. Кто-то побывал здесь и осквернил своим присутствием священную рощу!

Четверо воинов немедленно заняли оборону, а один повернулся к морю, прикрывая остальных с тыла. Из рощи донеслись странные звуки. Воины насторожились: их чуткие ноздри уловили необычный запах. Воины выпрямились, схватились за копья. Странные звуки повторились, и теперь не было сомнений, что источник его – птица. Поднятые крылья стали медленно опускаться – ниже, ниже…

Первыми выстрелами Хан Ли оглушила их на несколько секунд, но этого времени ей вполне хватило, чтобы резким нажатием больших пальцев увеличить интенсивность удара, и следующим залпом она уложила всех четверых.

Переведя дыхание и убедившись, что воины неподвижны, она проломила тонкую деревянную обшивку статуи и, выбравшись наружу, включила переговорное устройство.

– Кондор – Ворону. Забирай их, пока никто не хватился. Все четверо в твоем распоряжении.

* * *

– Нельзя держать их здесь слишком долго, – сказал Клейбен Козодою. – У них высокое положение, и к тому же мы схватили их во время важной религиозной церемонии. Я думаю, в нашем распоряжении четыре, максимум пять дней.

– Три дня меня вполне устроят, – кивнул Козодой. – Вы уже провели ментосканирование. Каковы результаты?

– Лучше отвечу я, – раздался из переговорного устройства голос Хань. Это означало, что в данный момент она составляет единое целое с компьютерным пилотом. Хань практиковала подобные вещи довольно часто. Звездный Орел, несмотря на свои исключительные достоинства, все же оставался машиной и никогда не уподоблялся человеку. Он обобщал, упорядочивал и перерабатывал информацию, но правильно истолковать ее не мог.

– Продолжай, – сказал ей Козодой.

– Благодаря первым двум мы смогли обойтись без общего тестирования и сосредоточиться только на биографических сведениях. Макоа – тот, у кого вся шкура в шрамах, – сущий распутник. У него девять жен и сорок пять детей. И даже если рассказы о сорока любовницах, которых он вынужден содержать, – преувеличение, то, думаю, их все равно не меньше десятка. По местным понятиям он совершил неплохую карьеру и достиг самой высокой ступени в социальной иерархии, на какую только мог рассчитывать. Воины практически никогда не доживают до старости, и если какому-то счастливчику это удается, то его удостаивают поистине царских почестей, будь он даже отъявленным негодяем. Пробиться наверх – задача не из легких, но старый воин вхож в высшее общество. Вот почему ему оказали высокую честь – доверили участие в церемонии.

– Хорошо, хорошо, – нетерпеливо кивнул Козодой. – Но с какой структурой мы имеем дело?

– Не Центр, а небольшой город, – впрочем, по алититианским меркам он может считаться огромным. Это резиденция правителя, чья власть передается по наследству. Кстати, пятеро царских сыновей уже пытались отправить папашу на тот свет, горя нетерпением занять его место, и поплатились за это жизнью. Старик – искусный политик и храбрый воин. Имея в своем распоряжении не больше сотни бойцов, оснащенных современным оружием, он с легкостью завоевал бы все полушарие. Вожди окрестных племен – его сыновья от разных жен. Столь же амбициозные, как отец, они, несмотря на отсутствие опыта, пытаются проводить независимую политику. Только Халаку, верховному жрецу Большого храма, удается удерживать эту семейку в рамках благоразумия. Он единственный, не считая самого правителя, кто способен установить контакт с представителями других цивилизаций. И единственный, кто делает это регулярно.

– МСС?

– Возможно, но все же сомнительно – разве что здесь та же система, что на Матрайхе. Но под началом у Халаку целый гвардейский полк, и я почти уверена, что многие – не исключено даже, что все – гвардейцы имеют темплеты, впечатанные МСС, и гипнотическую установку любить свою службу, выполнять приказы и не размышлять. Это служит лишним доказательством, что кольцо действительно там. Правда, никто из этих четверых, включая Макоа, ни разу в жизни его не видел, но в этом нет ничего странного. Когда правитель или верховный жрец в парадном облачении появляется на церемонии, он буквально сгибается под тяжестью украшений и драгоценных камней. Вряд ли кто-то при этом разглядит маленькое колечко. Представьте себе громоздкие сооружения из кости, украшенные зубчиками, и среди них – то, что нам нужно.

– Итак, мы по-прежнему слепы, – вздохнул Козодой.

– Не совсем. Недавно резиденцию правителя посетили представители одного из лояльных королю племен.

– Вот как!

– Их было трое – Верховный жрец племени и два младших жреца. Они преподнесли подарки правителю и его свите, а затем приняли участие в церемонии освящения храма. Но дело не в этом. Жрецы принесли известия о существах, обладающих сверхъестественной силой. Эти существа, воображая себя богами, хотят вторгнуться в земли, населенные племенами, разграбить их, сровнять с землей храмы. Но, несмотря на свое сходство с демонами, пришельцы смертны. Так что сыграть в богов нам все равно не удастся – при первой же встрече они захотят прежде всего удостовериться, смертны ли мы. Поверьте мне, они далеко не наивны. Они примут вас с почестями, будут подобострастно кланяться и расшаркиваться, устроят пышное празднество. Но стоит вам только потерять осторожность, как их опытнейшие воины проверят на уязвимость каждый участок вашего тела, здесь чувствуется рука Чи, это, безусловно, ее работа. Она сделала все, чтобы никто, кроме алититиан, в этот город проникнуть не смог.

– Да-а. – Козодой в задумчивости потер подбородок. – Она пришла к выводу, что Урубу единственный в своем роде, и уверена будто перехитрила нас. Но на самом деле мы как раз собирались применить трансмьютеры.

32
{"b":"5653","o":1}