ЛитМир - Электронная Библиотека

Вокруг вспыхнули бесчисленные звезды. Ворон сосредоточился на одном направлении, и внезапно в голове всплыли подробные звездные карты, названия, расстояния, углы... Теперь он понимал, что чувствовала Хань, соединяясь с "Громом". Он, Ворон, составлял одно целое с кораблем! Он сам был кораблем! Могучие двигатели он ощущал словно собственные руки и ноги и мог использовать их не раздумывая. Это действительно казалось продолжением тела, и он не ощущал разницы между собой и кораблем, одинаково легко управляя тем и другим.

"Я отец всех орлов!" – развеселившись, мысленно пропел он.

"Не думай, как сделать, просто делай". Да, это и впрямь было очень просто. Ведь никто не раздумывает, как ходить, говорить, дышать. Мозг предоставляет информацию мгновенно, а теперь мозг корабля был и его мозгом. Мысль только мешала его пилотировать.

– На самом деле все обстоит немного сложнее, – заметил Сабатини, ощущающий внешние проявления мыслей Ворона. – Но, похоже, ты достаточно освоился с кораблем, чтобы вести его, если придется. Более тонкие материи оставим на потом. Дай-ка я тебя отключу и дам попробовать Вурдаль.

Ворон отсоединился с большой неохотой, а чувство потери и ощущение внезапной слабости после мощи и величия ошеломили его. Сняв шлем и передав его Нейджи, он вернулся на свое место и неторопливо зажег свою недокуренную сигару. Система кондиционирования тотчас же переключилась на максимум.

– Вот это да, знаете ли, – сказал он, ни к кому не обращаясь. – Теперь я понимаю, почему малышка Хань так отчаянно стремится быть кораблем.

* * *

Халиначи не являлась полноправной планетой. И все же была одним из тех немногих мест, которые отчасти не зависели от тирании машин. Впрочем, от этого здесь не стало безопаснее, ибо все, кто тут жил, понимали, что Главная Система терпит сей мир, лишь пока он ему полезен.

– Значит, чтобы жить вне Системы, надо вылизывать ей задницу, – сухо заметила Вурдаль. – Эти люди не свободны. Они просто мазохисты.

Нейджи усмехнулся:

– Да, подмечено верно, но свобода – не реальность, а состояние души. Невежественное большинство землян тоже верит, что оно свободно и независимо. Они и знать не знают ни о компьютерах, ни о скиммерах, ни даже о том, что Земля круглая.

– Но их держат в неведении, – вмешался Ворон. – А эти знают все.

– Никогда не переоценивайте человеческий разум, – ответил Нейджи. – Даже без ментопринтеров, гипносканеров и прочей машинерии люди могут убедить себя в чем угодно, если по-настоящему захотят.

На экранах медленно поворачивалась маленькая скалистая пустынная планета – полная противоположность тому миру, который они недавно покинули.

Облака, а тем более дожди здесь были редки, и лучи оранжевого солнца, маленького, но яркого, как никакое из виденных ими ранее, беспрепятственно падали на поверхность. Халиначи была разноцветной, холмистой, а ее странный, изломанный ландшафт пестрел такими красками, которых на Земле не увидишь. Зелени почти не было, зато стойко царили пурпурные, коричневые и апельсиновые оттенки.

– Здешняя атмосфера неплохо задерживает жесткое излучение, но воды почти нет, – пояснил Арнольд Нейджи. – Воздухом дышать нельзя – слишком много азота и мало кислорода. Впрочем, в кислородной маске разгуливать здесь можно без опаски. Если бы увеличить содержание кислорода и синтезировать побольше воды, можно было бы вырастить леса и сделать планету пригодной для жизни, но об этом никто всерьез не думал. Для этого нужны ресурсы Главной Системы, а она не настроена помогать.

– И что, в этой дыре вправду живут люди? – ужаснулся Ворон. – На вид она такая же безжизненная, как Луна.

– Так оно и есть. На всей планете только одно поселение – резиденция Савафунга. Скоро мы окажемся прямо над ним. Я с минуты на минуту ожидаю вызова с их станции слежения.

Вызов пришел почти сразу же, но Нейджи уделил ему внимание не раньше, чем вывел на экран крупным планом изображение поселка. Он состоял из двух больших куполов, соединенных длинным цилиндром. Вдоль цилиндра были разбросаны купола поменьше. Все строение напоминало скорее космическую базу, нежели пиратскую малину.

Поблизости от одного из больших куполов находился маленький космопорт. Здесь, разумеется, не строили кораблей, но скорее всего умели ремонтировать их, модифицировать и обслуживать. Судя по виду, космопорт вряд ли мог принимать корабли намного крупнее "Молнии", хотя и она не была особенно велика.

Деньги на Халиначи были не в ходу. Тот, кто владел трансмьютером, владел и любыми вещами. Средством обмена была информация – нововведения, идеи, но кроме этого имелась еще одна валюта – мурилий. Слабое место трансмьютерной цивилизации заключалось в том, что трансмьютер, как и любое устройство, нуждался в независимом источнике энергии. Этим источником являлась сложная смесь абсолютно чистых высококачественных элементов, и важнейшим ее компонентом был мурилий, минерал, встречающийся чрезвычайно редко. Фернандо Савафунг держал в руках всю систему трансмьютеров, но он сам зависел от поставок мурилия, единственного вещества, которое невозможно было получить в трансмьютере, ибо тот, кто пытался получить мурилий в трансмьютере, питаемом мурилием, бесследно исчезал во вспышке взрыва, превращавшего в пыль все окружающее в радиусе тридцати километров.

Когда-то большие запасы мурилия были на Мельхиоре, но роботы-зонды Главной Системы давным-давно их опустошили. В оставшихся штольнях, собственно, и поселился нынешний Мельхиор, живущий остатками мурилия, которыми роботы пренебрегли.

В некотором смысле Халиначи напоминала древние города североамериканского Дальнего Запада, золотые прииски Австралии или Южной Африки, только торговала она другими вещами. "Молния" и "Гром" сами нуждались в мурилий, поэтому остро вставал вопрос – чем платить флибустьерам. Нейджи обсудил эту проблему с Клейбеном, и тот нашел решение: несложный набор выведенных им уравнений позволял повысить эффективность трансмьютера более чем на десять процентов. Это был один из маленьких секретов Мельхиора, вынужденного прибегать к невероятным ухищрениям, чтобы сводить концы с концами.

– И мы вот так просто возьмем и отдадим формулы Савафунгу? – недоверчиво спросил Ворон. – Ведь он может нас надуть.

– Может, но не сделает, – успокоил его Нейджи. – Видишь ли, если он станет обманывать клиентов, то очень скоро окажется не у дел. Здесь, знаешь ли, существует довольно сильная конкуренция, и не только между тремя более или менее легально разрешенными поселениями. Нет, он заплатит, и заплатит хорошо – кредитом на Халиначи, – потому что захочет, чтобы пришли и второй раз. Понятно?

– Одно-единственное ментосканирование – и у него будет все, что ему нужно, – с подозрением сказала Вурдаль.

– Это бы тоже не осталось без последствий, – ободрил ее Нейджи. – Но в любом случае мы предприняли все меры предосторожности. Поэтому-то "Гром" и следит за нами. Черт побери, мы же все профессиональные убийцы, а там, внизу, сплошь люди нашего сорта. Савафунг – это ерунда. Меня гораздо больше тревожит вон тот черный кораблик у причала номер три.

– Корабль Вала! – охнула Вурдаль. – Нам нельзя садиться!

– Теперь уже нам нельзя не садиться, – хладнокровно ответил Нейджи. – В бою нам его не одолеть, а если бы мы сейчас попробовали пойти на попятную, нам пришлось бы с ним схватиться.

– А если он настроен на одного из нас? Я хочу сказать, из нас четверых?

– Значит, придется его уничтожить, хотя я сомневаюсь в том, что у нас получится. Но ручаюсь, он послан не за одним из нас, а за всеми. Думаю, нам не стоит беспокоиться, пока не настанет время уходить.

– Ты так просто об этом говоришь, мне даже нравится, – мрачно заметил Ворон. – Уничтожим его, и все дела. Эту чертову машину-убийцу! От нее не так-то легко избавиться!

– Разумеется, и пока ты веришь, что это невозможно, они действительно неуязвимы. Учти, Валы запрограммированы в том числе и на то, чтобы по возможности избегать большого количества жертв. Их первейшая цель – арест, а не убийство. Вал не станет поливать огнем помещение, полное невиновных людей, и не сможет перешагнуть через заложника. Кроме того, у них много других слабых мест. Конечно, Вала не уложишь выстрелом в голову, но способы есть. Например, трансмьютер. Для него нет ничего неразрушимого.

27
{"b":"5655","o":1}