Содержание  
A
A
1
2
3
...
57
58
59
...
86

– Почему умиау не хотят довезти нас до самого конца пути? – спросила у Бразила Вардия. Олень повернул к ней голову.

– Я всё ещё не могу привыкнуть к мысли, что вы существуете, так сказать, одновременно в двух местах, – сказал он через своё радиоустройство. Из-за плеска воды и шума ветра звук, исходящий из его маленькой коробочки, был еле слышен.

– Мне тоже нелегко смириться с мыслью, что малорослый капитан, с которым я сюда прибыла, превратился в огромного оленя. – парировала она. – А теперь отвечайте на мой вопрос.

– Слишком рискованно, – объяснил Бразил. – Скоро появятся опасные течения, водовороты и прочие неприятности. Кроме того, умиау не очень-то ладят с обитателями тамошних вод. Конечно, они могли бы с ними справиться, но эти мерзкие рыбы с двадцатью рядами зубов вначале сжевали бы и нас, и плот, и только потом стали бы разбираться, кто и почему их потревожил. Нет, попытаем счастья на ста шестидесяти километрах территории Иврома.

– Что представляет собой Ивром, Натан? – робко спросила Вучжу. Она добыла автоматический переводчик и преодолела большинство своих, страхов. Бразил обращался с ней нежно, говорил только правильные вещи, но всё же с ним что-то происходило, что-то неопределимое; все это чувствовали, хотя точно сформулировать не могли.

Вучжу поговорила об этом с кузеном Ушаном.

– Как бы вы себя чувствовали, – спросил Ушан, – если бы проснулись не диллианкой, а обыкновенной лошадью? И увидели бы своё собственное мёртвое тело? Вы остались бы прежней?

Она приняла это объяснение, но самого Ушана оно не удовлетворяло. Властная манера и абсолютная уверенность в себе не были присущи прежнему капитану Бразилу. Но сейчас, казалось, он знает ответ на любой самый трудный вопрос и принимает решения не колеблясь. Он мог бы войти в состав центра, осуществляющего контроль над миром, – и даже более того, В сущности, Ушана это устраивало. "Тем лучше. У человека, проникшего в тайну этого мира, нет рук, он даже не может сам открыть дверь. Пусть ведёт нас, – самодовольно думал он. – Пусть покажет, как надо действовать".

– Натан! – чуть громче позвала Вучжу. – Что представляет собой Ивром? Вы нам так и не рассказали.

– Я мало знаю о нём, дорогая, – небрежно ответил он. – Много лесов, холмистая местность, куча животных. Атлас сообщает, что там водятся лошади и олени. Это – нетехнологический гекс, так что в нём, вероятно, частично продолжается эпоха меча и копья. Разумную форму жизни, по-моему, представляют какие-то насекомые, но никто этого точно не знает. Активно действующие вулканы слева от нас – уже Алистл, его обитатели – толстокожие рептилии; они существуют при температуре, близкой к точке кипения воды, и питаются серой. Возможно, они – отличные ребята, но к ним никто не заглядывает.

Девушка посмотрела туда, куда он показывал. Из кратеров вулканов фонтанами бил пар, а из одного эффектно изливалась лава. Вучжу вздрогнула, хотя было не холодно.

– Как же чудесно путешествовать вот так, с ветерком! – с энтузиазмом воскликнул Бразил, глубоко вдыхая солёный воздух. – Фантастика! По таким океанам, как этот, я плавал давным-давно на больших судах на Старой Земле. Это была романтика моря, романтиками были и те, кто плавал. Не так, как на одноместных космических грузовиках с компьютерами и фальшивыми картинами из мерцающих точек.

– Когда мы пристанем к берегу? – спросила его Вучжу, плохо переносившая качку и не разделявшая восторгов капитана. Девушка была счастлива, что он наслаждается жизнью, что он разговаривает с ней в своей прежней манере, но её всё время подташнивало, и ей хотелось поскорее сойти на твёрдую землю.

– Что ж, умиау плывут довольно быстро, – ответил он. – Сильные, дьяволы, и изумительны в родной стихии. Я это запомню – недооценивать нашего доктора Скандера опасно.

– И всё же когда? – продолжала она допытываться.

– Завтра утром, – ответил Бразил. – Мы не пойдём через весь гекс Ивром, а пересечём его по краю и на следующий день окажемся у вершины залива в Глмоне.

– Вы уверены, что мы встретим их – я имею в виду тех, других, – именно там? – спросила Вардия. – Меня больше всего интересует освобождение моего второго «я» – моей сестры – из рук этих существ.

– Мы их встретим, – заверил её Бразил, – если сумеем обмануть. Но я знаю, куда они направляются, так что к встрече мы подготовимся.

– Я смогу ночью произвести разведку в Ивроме? – обратился к нему кузен Ушан. – Я ослабел, да и рыба мне надоела.

– Я на вас рассчитываю, Ушан, – смеясь, сказал Бразил. – Наедитесь вволю и расскажете нам – что и как.

– И больше никаких полуночных опасений из лап смерти, – в тон ему ответил Ушан.

– Никто не знает, что ждёт его впереди, Ушан, – произнёс Бразил вполне серьёзно. – Может быть, на этот раз я вас спасу.

* * *

Умиау на удивление мало знали об Ивроме. Они обитали в воде и нуждались лишь в той продукции, которую сами были не в состоянии производить. Союз с чиллианами был естественным. Остальных соседей они знали исключительно благодаря общению в воде, даже если и не слишком хорошо с ними уживались. Ивром – так этот гекс именовался на старых картах, хотя обитатели называли свою страну совсем иначе, – покрывали мирные леса и луга, крупных рек там не было, но имелись сотни маленьких речек и ручьёв. Это был нетехнологический гекс, так что попасть в него было проблематично, ещё тяжелее – выбраться, и, вероятно, он не стоил таких усилий. Главная проблема состояла, однако, в том, что все, кто когда-либо отправлялся в Ивром – для исследований, установления контактов или просто, чтобы пересечь его, – никогда не возвращались назад. Поэтому было решено стать на якорь у рифа, на мелководье, чтобы до наступления темноты успеть как следует оглядеться вокруг.

Гекс выглядел очень привлекательно. Свежий ароматный воздух, температура – около двадцати градусов по Цельсию, удивительно приятная влажность в прибрежной полосе благодаря дующему с суши бризу, сумеречное освещение, пушистые облака, глубокое синее небо – и ничего угрожающего.

Береговая линия представляла собой девственно чистый жёлтый песчаный пляж, полого спускающийся к воде. У самой кромки леса на берегу был навален плавник, выброшенный прибоем во время штормов. Лес оказался очень густым и тёмным из-за обильного подлеска и гигантских вечнозелёных деревьев, но ничего подозрительного или зловещего в нём не было. Поскольку сумрак сгущался, им удалось увидеть лишь маленьких оленей и нескольких животных, похожих на ондатр и сурков, а также некоторых других лесных обитателей.

Всё это напомнило Бразилу Старую Землю ещё до того, как последние островки дикой природы залили асфальтом. Даже птицы, устроившиеся на ночлег в ветвях высоких деревьев, казались совсем земными – куда более знакомыми, чем в большинстве гексов, через которые он проходил.

Он старался выжать из своей памяти какие-нибудь дополнительные сведения об этом гексе, но не сумел. "За всем уследить невозможно, – подумал он, – даже несмотря на то что в среде обитания, принадлежащей к типу Сорок один, давно интересовались Ивромом".

Насекомые! – вот что подсказывала ему память. Но столь незначительный факт можно было запомнить скорее случайно, а не на основе личного опыта. Скорее всего он зафиксировался в мозгу автоматически, хотя и не представлял собой ничего такого, чему следовало уделять особое внимание. Впрочем, в Мире Колодца все постоянно меняется.

Темнота полностью скрыла береговую линию от всех, кроме кузена Ушана, который сообщил, что не видит ничего такого, чего бы они уже не видели днём.

– Вернее, почти ничего, – поправил себя Ушан. – Хотя на таком расстоянии трудно понять, что это такое. Похоже на крошечные мерцающие огоньки, они то появляются над лесом, то исчезают, то появляются, то исчезают и медленно кружатся в воздухе.

"Светляки, – подумал Бразил. – Неужели я – единственное существо в этом дальнем уголке галактики, которое ещё помнит о светляках?"

58
{"b":"5656","o":1}