ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Работа была проделана уже наполовину, когда затрещали кусты и из леса появилась Вардия; на её макушке удобно устроилась царица роя. В небе мелькнула тень, и в круге приземлился кузен Ушан. "Опоздал! – подумал Бразил и остановился. – Но я должен развеять чары!"

Как только Вардия пересекла кольцо поганок, царица роя возвратилась на своё место под деревом и приняла ту же неестественную позу.

Несколько минут она сидела задумавшись, затем бросила быстрый взгляд на поляну.

– Пусть те, кто находится в круге, станут свободными, – небрежно произнесла она своим старушечьим голоском.

Ушан несколько секунд пошатывался, но затем пришёл в себя и с удивлением огляделся вокруг. Увидев остальных, он был поражён.

– Бразил! Вардия! Вучжу! Как вы здесь очутились? Вучжу бросилась к Бразилу.

– Натан! – сказала она испуганно. – Что происходит?

Вардия прошептала:

– Что за странный сон!

Заметив царицу роя, Ушан направился прямо к ней, но у границы кольца обнаружил, что ноги его не слушаются. Он взмахнул крыльями, пытаясь взлететь, но не смог оторваться от земли.

– Что это значит, чёрт возьми? – удивлённо спросил он. – Я летел вдоль береговой полосы и услышал странную музыку, а теперь просыпаюсь здесь!

– Эти создания, кажется… – начала Вучжу, но её перебила царица роя.

– Стоять молча! – приказала она, и диллианка умолкла на полуслове.

– Я чувствую, как приближается буря, – сказала царица скорее самой себе, чем кому-нибудь другому. – Она закончится только утром. Поэтому самое простое будет наилучшим.

Она обвела поляну ненавидящими глазами, и Бразил почувствовал, как усиливается давление на его разум.

– Что мы делаем с теми, кто вмешивается в чужие дела? – спросила она рой.

– Наказываем, – откликнулся нестройный хор голосов.

– Наказываем, – эхом отозвалась царица и, нехотя взлетев, приземлилась в центре круга поганок. – А как мы сможем их наказать, если у нас так мало времени?

– Переделаем, переделаем, – зажужжал рой. Царица посмотрела на Вучжу, которая под этим взглядом съёжилась и прильнула к Бразилу.

– Ты его хочешь? – язвительно спросила царица. – Ты его получишь!

Её глаза жгли словно раскалённый уголь, а гудение роя стало почти непереносимым.

Внезапно на месте Вучжу появилась самка антилопы, немного мельче и ухоженнее, чем Бразил. Самка поглядела на окружающие её огни, смутилась, а затем наклонила голову и стала щипать траву, не обращая никакого внимания на происходящее.

Царица повернулась к Вардии.

– Жалкое растение, ты хочешь превратиться в животное? Ну так стань им!

Жужжание снова усилилось, и на месте Вардии возникла ещё одна самка антилопы – точная копия Вучжу.

– Местным материалом проще воспользоваться, – пробурчала царица себе под нос. – Я должна спешить. – И перевела взгляд на кузена Ушана.

– Ты – один из них и стань, как они! – приказала она, и Ушан тоже превратился в антилопу, во всём похожую на Вучжу и Вардию.

Царица повернулась к Бразилу.

– Антилопам не следует думать, – сказала она. – Это противоестественно. Вот твой гарем, самец. Господствуй над ними, управляй ими, но будь таким, каков ты есть, а не таким, каким хочешь быть! Гудение роя опять усилилось, и голова Бразила стала пустой и бездумной.

– И наконец, – объявила царица роя, – чтобы чары, наложенные в такой спешке, не развеялись, я завещаю этим четверым испытывать страх и ужас перед всеми существами, кроме представителей их собственного вида, и перед всеми вещами, которые беспокоят животных. Они свободны от круга.

Бразил тут же бросился в темноту, антилопы последовали за ним.

Раздался громовой раскат, сверкнула молния.

– Круг разбит, – пропела царица роя.

– Уходим в убежище, – отозвался рой, рассеиваясь. Остальные твари, стоящие на поляне, ожили; они либо бессмысленно болтали, либо вопили, между тем как царица взмыла в воздух и быстро полетела обратно к дереву, в своё укрытие.

– Небрежная работа, – пробормотала она. – Ненавижу спешку.

Полил дождь.

* * *

Работа и в самом деле была небрежной, но Бразилу потребовались целый день и ночь, чтобы снять заклятие. Ошибка объяснялась просто: царица роя не знала, что он умеет говорить, ей это даже и голову не приходило. Радиоустройство в его переводчике продолжало действовать, хотя от него было мало толку во время грозы и в течение всего следующего дня, когда ведущие ночной образ жизни феи спали.

С наступлением ночи эти твари появились из своих убежищ и стали общаться между собой. Разговоров были мириады. В них фигурировали поступки и идеи, абсолютно чуждые Бразилу, но слова и фразы через приёмопередатчик, вмонтированный в рога, стучались в его разум, стимулировали его, позволяли что-то ухватить. К капитану медленно возвращалось самосознание, в его мозгу формировались идеи, пробиваясь через возведённый чарами барьер.

Внутренний огонь, всегда спасавший его «я» от гибели, не мог позволить ему совершить ошибку или бросить дело на полпути. Идеи и понятия бились у него в мозгу, рисуя словесные картины и создавая конструкции, прорывавшиеся в сознание.

И вдруг всё кончилось. Вернулись воспоминания, а вместе с ними возвратился и разум. Эта борьба невероятно измучила Бразила, но он понимал, что потратил немало драгоценного времени и что впереди его ждёт ещё больше препятствий.

Он огляделся. Поблизости от него спали трое остальных членов экспедиции – абсолютно одинаковые: царица роя спешила и использовала единственную модель.

Понимая, что он ничего не успеет сделать до рассвета, и не желая выдать себя какой-нибудь любопытной фее, которая может заметить, что он поступает не по-оленьи, Бразил расслабился в ожидании того момента, когда небо начнёт светлеть.

* * *

С рассветом пришла свобода действий. Бразил потратил больше часа, пытаясь наладить хотя бы подобие контакта с тремя самками, но их взгляд оставался пустым, а поведение – абсолютно естественным. Чары нельзя было развеять до тех пор, пока они сами не будут в этом заинтересованы.

В какое-то мгновение ему в голову закралась мысль бросить их – всё равно они не сумеют пересечь границу Иврома. Обстоятельства оправдывали такое решение, логика его диктовала.

Но он знал, что не сможет поступить так, не предприняв последней попытки.

Он тронулся в путь, даже не пытаясь повторить тот маршрут, по которому они мчались вчера сломя голову и который привёл их туда, где они сейчас находились. Самое разумное – идти на восток, мимо океана проскочить невозможно, а на берегу он надеялся определить верное направление.

Бразил шёл с такой скоростью, которую мог позволить себе в лесу только олень. Три самки неотступно следовали за ним, словно рабыни. "Это – часть заклятия", – подумал он. Царица роя накрепко привязала к нему Вучжу, а потом скопировала эту трансформацию для остальных, что существенно упростило её задачу.

Он достиг океана ещё до наступления темноты, но не мог сообразить, где находится нужная ему колония фей – к северу или к югу. Немного потоптавшись на берегу, капитан решил, что для одного дня сделано достаточно и что утро вечера мудренее.

Проснулся он, когда солнце уже ярко светило в небе, а складки волн сверкали алмазными гранями.

"Где же эта чёртова поляна?" – спросил себя Бразил и двинулся вдоль берега на север; подумав, что, на худой конец, они выйдут на границу Глмона, где он ненадолго оставит своих спутников и вернётся к ним, когда исправит положение. Примерно через час он наткнулся на тюки, валявшиеся там, где группа провела первую ночь. Они подмокли и были засыпаны песком, но остались совершенно невредимыми.

Бразилу понадобилось десять минут, чтобы вскрыть нужный тюк, и намного больше времени, чтобы раскопать в нём один из огнемётов, которые Вардия совсем недавно из него доставала. Следующей задачей было вынуть оружие.

В конце концов он ухитрился ухватить его зубами. Это было неудобно, и, возвращаясь в глубь леса, он то и дело ронял его, но каждый раз терпеливо поднимал, перехватывая поудобнее.

64
{"b":"5656","o":1}