A
A
1
2
3
...
31
32
33
...
69

Ренар чувствовал, что вообще не доверяет этому существу, однако в том, что говорила якса, был свой смысл.

– Хорошо, будем работать вместе. Меня зовут Ренар.

Черная, блестящая голова яксы, похожая на оскаленный череп, качнулась вперед.

– Я – Вули. А лата, думаю, ты уже знаешь, – это Вистару.

Несмотря на свои догадки, Ренар испытал некоторое удивление. Вистару… после стольких лет.

– Когда она присоединится к нам? – спросил он.

– Как только освободится, – ответила Вули. – А сейчас давай обменяемся информацией и попробуем сузить круг поисков.

Ренару не было никакого смысла что-то утаивать. Якса могла сама отправиться к старшему лесничему и задать ему те же вопросы.

Выслушав его, Вули поинтересовалась:

– Если она направляется в Гедемондас, то скорее всего ее цель – побережье. Но как она собирается пересечь море? Свиньи даже говорить не могут.

Ренар невесело усмехнулся:

– Если есть хоть какой-нибудь способ, Мавра обязательно это сделает.

ХИГИТ, ГЛАВНЫЕ ПОРТ ВУКЛА

С берега доносился запах гниющей рыбы. Узкий пляж был буквально утыкан причалами и пирсами, сооруженными из мягких, но крепких пород местных деревьев. Кое-где виднелись небольшие здания из дерева и алюминия. Это был порт Хигит, где экзотические фрукты и овощи, выращенные в Вукле, грузились на корабли и отправлялись в далекие земли в обмен на всевозможное сырье.

Мавра с Джоши несколько дней прожили под торговым пирсом… А точнее, прямо под рыбной лавкой, куда целый день прибывали маленькие лодки из Занти с ловцами, торговавшими дарами моря. Мавра с Джоши старательно собирали отбросы и съедобный мусор. На берегу частенько валялась дохлая рыба – отходы коммерции, которые практически не убирались.

Крепкий плотный настил и опоры пирса служили двум свиньям прекрасным убежищем. Прибрежный песок отливал серо-черным, деревянные конструкции от времени стали грязно-коричневыми, все это помогало двум беглецам слиться с окружающей средой. Никому, кроме санитарного инспектора, не пришло бы в голову осматривать подобное место. Тем более торговый пирс, где не толпились любопытные зеваки и отдыхающие.

Помимо всего прочего, пирс служил отличным местом для подслушивания разговоров. Скорчившись в три погибели под полом небольшого бара – места сборища рыбаков и грузчиков-вуклийцев, Мавра частенько узнавала последние новости.

Больше всего ее удивила дата. Оказывается, прошло чуть больше трех недель с тех пор, как они напоролись на ограду Вукла. До прибытия "Туринского Торговца" оставалось еще четыре дня – уйма времени. Кстати, сейчас в гавани стояло судно, команду которого Мавра прекрасно знала. Однако они понятия не имели о побеге Чангов и не получали взятки, так что рассчитывать на их помощь не приходилось. Однако Мавре с Джоши все-таки удалось осмотреть корабль. Поскольку вуклийцы славились исключительной честностью, в порту никто не соблюдал должных мер безопасности: люки на суднах не закрывались, сходни постоянно были спущены, даже если команда отдыхала на берегу.

Конечно, беглецы могли пробраться на корабль и отплыть зайцами, но как раздобыть еду во время путешествия и узнать, куда их в конце концов доставят. Мавра придумала лучший план.

Под покровом ночи, стараясь как можно тише цокать маленькими копытцами, она пробралась на товарный склад. Весь груз в Вукле идентифицировался особыми ярлыками – довольно большими табличками со специальными изображениями, которые вставлялись в щелевидные зажимы контейнеров. Поскольку в Мире Колодца количество языков соответствовало количеству рас, то было вполне целесообразным придумать специальные символы и пиктограммы, которые обозначали вид товаров и место их назначения. Это позволяло избегать путаницы, кроме того, на каждую такую карточку обязательно заносилась индивидуальная инструкция по перевозке и хранению данного груза.

Помимо фруктов, рыбы и различных материалов, на складе часто хранился живой товар. Он помещался в клетках всевозможных форм и размеров, одну из них облюбовали Чанги. Клетка казалась довольно вместительной и запиралась на обыкновенный засов, никаких других мер предосторожности не было. Для эксперимента Джоши запер Мавру внутри, и она изрядно попотела, прежде чем зубами и языком немного отодвинула задвижку. Сделать это оказалось куда труднее, чем представлялось на первый взгляд, – замок был надежно защищен от подобных попыток.

Все еще сражаясь с задвижкой, Чанги неожиданно услышали шаги, раздававшиеся в помещении склада. Ночной сторож, по-видимому, делал привычный обход, а Мавра еще находилась в клетке. Сначала Джоши хотел ее выпустить, но вовремя сообразил, что малейший звук вызовет у сторожа подозрения. Вместо этого он спрятался за деревянными ящиками с овощами, Мавра испуганно отползла в темный угол клетки, замерла и затаила дыхание.

Вуклиец тяжело шагал на своих гигантских крученых лапах. Ярким лучом фонарика он высвечивал то один, то другой контейнер. Никаких подозрений насчет непрошеных гостей у него не было. Он всего лишь выполнял инструкцию, предписанную начальством.

Чувствуя себя совершенно беспомощной, Мавра сгорбилась и вжалась в пол. Шаги тем временем приближались, луч фонаря метался из стороны в сторону. Когда сторож оказался прямо над затаившейся свиньей, световое пятно упало ей прямо на спину. Мавра почувствовала, что ее охватывает паника, в следующее мгновение свет скользнул по соседним ящикам и стал удаляться. Вуклиец, лениво проводивший привычный обход, ничего не заметил.

Вскоре сторож вышел из помещения, а его шаги затихли. Оба путешественника наконец-то перевели дыхание, однако Мавру все еще трясло от полученных переживаний. Оказаться в клетке, совершенно беспомощной, загнанной в угол – для нее это что-то новенькое. Она ненавидела свой страх и все-таки боялась.

Однако сейчас самое главное – выбраться наружу. Мавра снова вцепилась в замок зубами, но ее попытки так ни к чему и не привели. Выбившись из сил, она прохрюкала изобретенными сигналами:

– Ничего не получается. Выпусти меня. Поищем что-нибудь другое.

Джоши выбил задвижку носом, и Мавра почти выпрыгнула из клетки, ощущая неимоверное облегчение. Отдохнув и немного успокоившись, Чанги принялись за осмотр остального помещения склада.

Проблема заключалась в том, что мешки и контейнеры были слишком высоки для свинок. С их коротенькими ножками и толстыми животами даже обыкновенный стул начинал казаться чересчур громоздким и высоким сооружением.

Мавра отыскала контору управляющего и принялась внимательно ее осматривать. Здесь было темно, но последние годы она жила, полагаясь не на зрение, а на другие органы чувств, которые стали куда острее.

Наконец Мавра уловила знакомый запах. Как и все остальные, он несколько отличался от тех, к которым она привыкла, однако ошибки быть не могло. Поелозив на брюхе, свинка выкатила из-под стола довольно приличный огрызок карандаша.

На полу валялась целая куча всевозможных бумажных обрывков, и Джоши посчастливилось разыскать нетронутый листок. Подхватив свои бесценные находки в зубы, неунывающая парочка покинула помещение склада.

Весь следующий день они провели под пирсом, пытаясь составить послание. Мавра чиркала по бумаге карандашом, держа его зубами, а Джоши подставлял листок, придерживая его копытами. Это оказалось невероятно трудно, и им несколько раз пришлось начинать сначала, пока наконец на маленьком листке не появилось коротенькое предложение: "Я – Мавра Чанг помогите мне не выдавайте".

Она надеялась, что этого вполне достаточно. Теперь оставалось только ждать. Корабль, стоящий в порту, отплывал совершенно в другом направлении. Чангам был нужен только "Туринский Торговец".

* * *

Улицы Хигита были полны вуклийцев, торопливо сновавших туда-сюда. Звон трамваев, скопление машин – все прелести огромного города, вполне типичного для высокотехнологического гекса. Четверо довольно странных путешественников, разгуливающих по одной из этих оживленных улиц, невольно приковывали к себе внимание прохожих, хотя местные жители давно привыкли к чужестранцам, прибывающим из-за моря.

32
{"b":"5657","o":1}