ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Украйна. А была ли Украина?
Меня зовут Шейлок
Загадочная женщина
Первые заморозки
Любовь без правил
Мисс Страна. Чудовище и красавица
15 минут, чтобы похудеть! Инновационная книга-тренер
Ледяная земля
Ответ перед высшим судом

О'Доннелл вздохнул. Высокий, крепкий, как бетонный блок, с кудрявыми рыжими волосами и ярко-голубыми глазами, он выглядел, как типичный ирландец.

– Она вышла из школы, как обычно – мы знаем это от многих. Села в первый же автобус. Дома собрала вещи – ее мать еще не пришла с работы – и ушла. Больше нам ничего не известно. Она просто… исчезла. – О'Доннел замолчал, заметив в глазах девочки нарастающий ужас. – Такие вещи действительно происходят, мисс. Нередко. Моя работа – собрать все доступные сведения и постараться найти се прежде, чем с ней случится что-нибудь по-настоящему плохое.

– Вы думаете, что она убежала? Нет, нет! Единственно, к кому она могла бы убежать, это к отцу, а он бы тут же отправил ее обратно. Я знаю!

– Честно говоря, мы не знаем вообще ничего. У нее определенно не было никакого продуманного плана бегства. Все указывает на внезапное решение просто взять и исчезнуть. Она пришла домой, упаковала небольшой чемодан, в банкомате банка на Фронт-стрит по кредитной карточке своей матери сняла три сотни долларов – максимум, который допускает машина, – и пропала.

– Да, мать дала ей карточку на тот случай, если в ее отсутствие Сэм вдруг понадобятся деньги, но, по-моему, она никогда не снимала больше двадцати долларов. А три сотни…

– Это не так много, как вы думаете. Достаточно, чтобы купить билет в большинство знакомых мест, но при условии, что там вас встретят. Мы проверили авиалинии и автобусные станции – никаких следов. У нее были водительские права?

Чарли покачала головой:

– Нет. Она три раза заваливала экзамены. Слишком боится.

– И никаких приятелей? В особенности новых? Никаких страстных увлечений? Вы уверены?

– Уверена! У нее не было парня. Ей нравились ребята, но Сэм сказала бы мне, если бы решилась с кем-нибудь сделать это самое. Ну разве что кто-то появился прямо в пятницу.

– Бывают и более странные вещи, но, полагаю, в данном случае это маловероятно. Ну что ж, если Сэм свяжется с вами, дайте мне знать немедленно.

Вот вам карточка, здесь мое имя и телефон. Может, она чего-то сильно испугалась. И почему-то не смогла довериться даже лучшей подруге, а просто в панике бежала. Ни записки, никаких следов. Но у нее мало денег. Если она попробует еще раз воспользоваться кредитной карточкой своей матери, это сразу же обнаружится. Думаю, Сэм, конечно, это сообразит. А деньги будут быстро таять, если и вообще-то есть еще чему таять. Что ей останется? Совершить преступление она вряд ли способна, на панель пойти – перспектива не очень-то… Значит, ей придется связаться с кем-то, кому она доверяет. И скорее всего, это будете вы. Если она даст о себе знать, постарайтесь, главное, узнать, где она, а потом сразу звоните мне. И попробуйте все-таки спросить, что же се так напугало.

Чарли пообещала, но на самом-то деле она не знала, как поступит, если Сэм ей все-таки позвонит, и подозревала, что О'Доннелл это понимает. Какого черта, что могло так напугать Сэм? Может, она что-то скрывала? Ну, беременность, например? Да будь она хоть на шестом месяце, все можно было бы устроить, и Сэм знала об этом. Ее мать, несмотря на свою занятость, была женщина что надо – куда более современная, чем родители самой Чарли, если уж на то пошло.

Сэм хотела быть актрисой; она занималась в школьном драматическом кружке, и ей дали хорошую роль в пьесе, которую должны были сыграть в апреле, но других увлечений у нее почти не было, а удрать в Голливуд… Да нет, это не в ее стиле.

Трудно даже представить, что Сэм ушла, какова бы ни была причина. Да она выходить-то одна боялась. Она даже грозы боялась. Ладно, придется подождать, может быть, скоро что-нибудь прояснится.

Весь день в школе Чарли сидела как на иголках и, едва кончились уроки, помчалась домой. В почтовом ящике ее ждал маленький конверт со штампом местной почты, надписанный знакомым почерком. Чарли тут же разорвала его. Внутри оказался листок из блокнота, на котором рукой Сэм было торопливо написано:

Дорогая Чарли! Извини, что втягиваю тебя в это, но мне больше некого просить. Не могла бы ты встретиться со мной в торговом центре в семь вечера? Пойди к Сиерсу. Веди себя как обычно, а в семь сделай вид, что идешь в дамскую комнату. Никому ничего не говори и не показывай эту записку. Проследи, чтобы за тобой никто не увязался. У меня пока все хорошо, если только ты не притащишь кого-нибудь на хвосте.

С любовью и поцелуями,

Сэм.

Чарли боялась опоздать, а у се па, как назло, оказалось разговорчивое настроение, и он вовсе не собирался ее никуда пускать. Едва удалось убедить его, что это совсем ненадолго и что ей ну просто необходимо купить кое-что для школы к завтрашнему дню.

Чарли переоделась для торгового центра – в шелковый голубой брючный костюм и полусапожки с кожаной бахромой, – ив шесть тридцать ей наконец удалось удрать. До торгового центра было всего десять минут езды, но еще ведь надо припарковаться, дойти до Сиерса, провести там сколько-то времени… Кроме того, записка ее напугала.

"Проследи, чтобы за тобой никто не увязался…"

Да какой идиот за ней увяжется?! Ну, полиция, еще ладно: решат, что надо проследить за прогуливающейся девчонкой. А вдруг еще кто-то? Вдруг те, кто так напугал Сэм? Они могли сообразить с таким же успехом, как и О'Доннелл, что не стоит глаз спускать с ее лучшей подружки?

"Пропади все пропадом! Этак мне повсюду начнут мерещиться черные машины с людьми в шпионских плащах!"

Хуже всего было то, что Чарли пришлось надеть очки, а по ее глубокому убеждению, в них она была похожа на библиотекаршу, да еще тупую. Без очков она не смогла бы вести машину, а контактные линзы она забыла в школе. Вот Сэм очки были нужны только для чтения, но она соглашалась выглядеть по-идиотски, держа книгу на расстоянии вытянутой руки от глаз, только бы не показываться в школе очках.

Для зимнего вечера в среду в торговом центре было довольно-таки многолюдно, наверное, из-за необычно теплой погоды, Чарли даже заметила одного-двух знакомых, но ей было не до них. Если за ней следят, ну и черт с ними! Что может случиться в этой толчее?

У Сиерса Чарли походила, рассматривая новые модели одежды. Конечно, таких актерских способностей, как у Сэм, у нее не было, и, возможно, представлялась она не слишком убедительно, но, во всяком случае, она старалась. Чарли взглянула на часы – пять минут восьмого! Пора уходить. Чарли вышла и завернула за угол, к туалетам.

Они располагались в конце коридора, недалеко от двери с надписью "Только для служащих", которая вела в складскую часть. От них начинался небольшой боковой коридорчик, там были какие-то офисы. Чарли вошла в туалет – пусто. Оставаться здесь или нет? Глупо ведь сидеть тут всю ночь. Эта дурацкая игра в Джейн Бонд ей порядком надоела. Может быть, сегодня вечером Сэм не придет? Может быть, она не правильно рассчитала, когда Чарли получит ее записку, а возможно, просто проверяет, не увязался ли кто-нибудь за Чарли.

Прошло минут пятнадцать. В туалет вошла только одна беременная женщина. Чарли уже совсем было собралась уходить, открыла дверь и тут услышала за спиной громкий шепот:

– Чарли, сюда! Скорее!

Чарли обернулась. Маленькая коренастая фигурка в мальчишеских голубых джинсах и такой же куртке выглядывала из-за приоткрытой двери "Только для служащих". Чарли успела юркнуть в эту дверь на мгновение раньше, чем из туалета вышла та беременная женщина.

– Ради Бога, Сэм, – это правда ты?

– Да-да! Пошли! Надо найти место, где мы сможем спокойно поговорить. Скорее!

Сэм было не узнать. Вместо длинных, прямых черных волос – слегка вьющиеся, рыжевато-каштановые, остриженные очень коротко, под мальчика, зачесанные назад, с пробором сбоку. Грубая джинсовка полностью скрывала фигуру. Дешевые теннисные туфли и длинные черные носки, тонированные розовые мужские очки довершали этот маскарад. Простой, но поразительно эффективный. Лицо Сэм само по себе могло казаться мужским или женским в зависимости от прически и одежды. А необычно низкий голос она без особых усилий могла сделать еще ниже и чуть резковатым, как у мальчика-подростка.

2
{"b":"5658","o":1}