ЛитМир - Электронная Библиотека

Приказать Зенчеру помогать ей? Но все, что он может, – это нанять вора, а в дело и без того уже впутана уйма посторонних.

Она встала, подняла кристалл и навела пятнышко света на лоб навигатора. Тот вздрогнул и застыл.

– Я хочу, чтобы Зенчер никогда больше не узнал В лицо ни Чарли, ни меня. "Исполнено".

– Я хочу, чтобы Зенчер всегда считал меня мужчиной, хочу, чтобы он забыл английский язык, забыл, что когда-то знал его и даже что английский язык вообще существует. Пусть никогда больше он не сможет выучить ни одного английского слова.

"Исполнено".

Это была победа, и Сэм немного увлеклась. Власть всегда развращает, а особенно тогда, когда она только что принадлежала твоему противнику.

– Я хочу, чтобы Зенчер забыл о существовании Кристалла Омака, чтобы он никогда больше не смог дотронуться до него, даже случайно. И еще я хочу, чтобы он забыл о Булеане и обо всем, что произошло за последние пять дней.

"Исполнено".

– Зенчер, встань! Навигатор повиновался.

– Прежде всего отдай мне все деньги и вообще все ценное, что только можно пустить в ход в этом чокнутом мире.

Зенчер отдал ей свой кошелек, потом вытащил маленький потайной ящичек из сундука с женской одеждой. Из него он достал второй мешочек и тоже отдал ей. Этот мешочек оказался потяжелее кошелька.

Сэм пересыпала содержимое в небольшой кожаный кошелек, который висел у нее на поясе.

– Так ты, значит, хотел заставить меня предлагаться каждому встречному, пока кто-нибудь не сцапает меня, да? Ах ты, поганец! Поплатишься ты у меня за то, что ты сделал с Чарли, за то, что я, может быть, уже не смогу ей помочь!

Она снова подняла кристалл:

– Я хочу, чтобы отныне ты любил только мужчин, чтобы ты полюбил носить женские тряпки и ходить накрашенным, как женщина, чтобы ты перенял язык и ужимки куртизанок. И я хочу, чтобы ты боялся всего на свете, боялся до ужаса: женщин, темноты, пустынных улиц, а больше всего – женщин-кентавров.

"Исполнено", – произнес кристалл.

– Ну ладно, теперь иди и ложись спать, мерзавец, – приказала она. – Смотри свои кошмары. Проснешься новым человеком.

Одолеть такого противника было приятно, по спустя немного времени Сэм сообразила, что, одержимая местью, она попросту забыла обо всем на свете, даже о том, что не худо было бы выяснить, почему именно за пей гоняется столько народу

– А, ч-ч-черт! – пробормотала она, отгоняя от себя мысли об упущенных возможностях. Но оставалась еще одна задача.

– Хотела бы я, чтобы все вокруг воспринимали меня как мужчину, – задумчиво сказала Сам. – Это защитило бы меня хоть немного.

"Исполнено", – произнес кристалл. Она вздрогнула:

– Ты что, хочешь сказать, что это действительно возможно?

"Ты являешься носителем. Ты не меняешься, однако все посторонние будут воспринимать тебя как мужчину, причем не похожего на тебя. Я уже говорил, что носителю доступны разнообразные защитные меры. Ограничения: мое воздействие распространяется только на тело, но не на одежду и не на неодушевленные предметы. Иллюзия может не возникнуть у магов высокого ранга и у представителей некоторых неакхарских рас".

– Ага. Значит, если я даже переоденусь в одно из платьев Чарли, я буду выглядеть как мужчина в юбке. Хорошо, что теперь можно меньше беспокоиться об этом. Когда тот тип в таверне смотрел на меня и Чарли и говорил о двух девушках, я уже было решила, что мы попались. Послушай, кристалл, а если я наведу тебя на того, кто не будет знать английский?

"Я способен обеспечить соответствующий речевой интерфейс".

– Это должно сработать и с другими, с неакхарцами? Как Ладаи, например.

"Да, но не со всеми. Я не смогу влиять на превращенцев, перевертышей, оборотней и подобных им, а также на некоторые расы, обладающие особыми врожденными способностями, или на тех, у кого характер памяти и эмоций слишком сильно отличается от твоих".

Сэм поразмыслила минутку.

– Что еще ты можешь сделать для меня? "Вопрос сформулирован расплывчато. Я способен максимизировать использование всего, что является частью одушевленного носителя. Я способен доставлять удовольствие, подавлять страх, ускорять заживление некоторых видов повреждений, направлять энергию туда, где она может быть использована с наибольшей эффективностью, а также обеспечивать некоторые виды защитных реакций и доступ к данным в пределах информационных массивов, которыми располагаю. Предупреждение: меня следует использовать бережно. Я должен иметь возможность восстанавливать запасы энергии, в противном случае мои возможности уменьшатся".

Она кивнула с отсутствующим видом:

– Да, конечно, но, самое главное, мне сейчас нужно выручить Чарли, а я не знаю как. Хотела бы я иметь достаточно силы, стойкости, воли, умения и присутствия духа, чтобы самой пойти туда, но…

"Исполнено, – произнес кристалл. – Предупреждение: впоследствии твое тело дорого за это заплатит".

Внезапно Сэм почувствовала, что нет больше ни вопросов, ни сомнений. Она просто знала, что ей делать. Голова перестала болеть, несмотря на страшную шишку на затылке, мысли прояснились. Сэм чувствовала себя сильной, уверенной, осмотрительной и осторожной. Она больше ничего не боялась. Пошарив по сундукам и в мешке Зенчера в поисках еще чего-нибудь полезного, она нащупала в мешке Зенчера что-то твердое и длинное, завернутое в малиновую ткань.

Это был нож, только очень большой. Рукоять напоминала скорее рукоять меча, а клинок был около фута длиной. Сэм взвесила его в руке и сделала несколько рубящих и колющих движений. Получилось так, словно она всю жизнь имела дело с этой штуковиной.

Сэм быстро переоделась. Нашла мягкий черный свитер, черные мужские штаны в обтяжку и свободный, но прочный кожаный пояс. Одежда сидела хорошо, хотя свитер немного оттопыривался на груди. Она отыскала еще свободный кожаный камзол, который немного скрыл то, что следовало скрыть. Ножны короткого меча Сэм пристегнула к поясу. В общем, ей понравилось, как она выглядит.

Сэм совсем было собралась выйти, но в последний момент спохватилась, что чуть не забыла кошелек. Его она тоже прицепила к поясу, надеясь, что монеты не будут слишком громко звякать.

Теперь оставалось выйти незаметно. Сперва она намеревалась рискнуть сойти по лестнице, но потом решила, что чем меньше народу увидит ее, тем лучше. Встав на сундук, с некоторым усилием отворила окно и выглянула наружу. Она находилась на четвертом этаже, но на внешней стороне дома были выступы и карнизы. Забыв, что всегда боялась высоты и никогда не лазила в детстве по деревьям, как другие ребята, она вылезла из окна и спустилась на четырехдюймовый выступ. По нему прошла вдоль стены до угла здания, осторожно перебралась за угол, цепляясь за карнизы и швы каменной кладки, очень осторожно в полной темноте спустилась по боковой стене.

Темнота, недавний злейший враг, теперь стала союзником. Сэм ступила на землю, вытащила короткий меч, подождала немного, чтобы глаза привыкли к темноте, и двинулась в путь. Всего через десять минут, без всяких происшествий, если не считать встречи с несколькими крысами, которых она хладнокровно обошла, она оказалась на берегу озера.

Невидимая в темноте, Сэм обошла кругом тот склад, который ее интересовал. Со всех четырех сторон здания проходили улицы, из которых самая узкая была футов пятнадцать в ширину. От крыши до крыши было слишком далеко. Крыша самого магазина была примерно на такой же высоте, как окно комнаты в отеле, но стены были сложены из гладкого камня и бетонных блоков. Дождевые желоба и водостоки начинались в десяти – двенадцати футах от земли, на высоте большей, чем два ее роста. К тому же невозможно было разглядеть, насколько прочно они закреплены. Если они не выдержат ее веса, она крепко навернется и наделает много шума. А вдруг выдержат?

"Рискну, – сказала себе Сэм. – Где-то там Чарли, а другого пути нет".

31
{"b":"5658","o":1}