ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну да, журналистов дня три интересовали обвинения против меня, но когда они обнаружили, что не в состоянии понять, даже приблизительно, что же я украл, они быстро охладели к этой новости. А научные круги… Ну, им было привычнее со стариком Лангом, чем с молодым забиякой, которого они не очень-то знали. Все сделали вид, что он просто был ни при чем – не судьба, старина. Твоя очередь придет позже. И вот куда это привело его.

– Да, можно считать, что в никуда. Значит, вы с Клиттихорном из одного мира?

– Это не важно. Факт тот, что я оказался деканом факультета Массачусетского технологического института с четвертью миллиона баксов в год и был наверху блаженства. А Рой озлобился на все и на всех и начал подумывать о некоторых возможностях практического применения своих теорий. Он попал в Ливерморские лаборатории, которые работали при университете по особому заданию правительства. Там изобрели новое, самое мощное и самое страшное оружие. Они располагали практически неограниченными средствами, и к тому же у них были самые лучшие компьютеры, о которых можно было только мечтать. Не знаю, что именно привело его туда, но он очень интересовался всякими таинственными явлениями вроде того мальчика-волка в Германии, исчезновения людей на глазах у всех, спонтанного воспламенения, дождей из лягушек и прочего в этом роде. Малый по имени Чарлз Форт, помнится, писал книги об этом.

– Летающие тарелки и прочая чепуха?

– Это тоже, но есть много таинственных вещей и более реальных. Как-то, пытаясь объяснить это, Рой набрел на теорию Ветра Перемен и его центрального вихря. Явление многомерности, как бы послойное расположение миров – видимо, эти представления показались ему близкими к новой физике. Он хотел найти главную причину случайных событий, как крупных, так и незначительных, чтобы связать это с общей теорией хаоса. Чтобы закончить эту работу, ему просто необходимы были ливерморские компьютеры. Вот Рой и ухитрился как-то убедить некоторых политиков, что его идеи можно будет потом применить для изобретения нового оружия. А может, он с самого начала сам хотел именно этого, я не знаю. Но много лет назад на испытательном полигоне в Неваде, где взрывали атомные бомбы, был произведен эксперимент. Испытывали какое-то устройство – может, частично это была идея Теслы, частично – Ломпонга, – которое должно было создать прорыв в другое измерение. Рой получил больше, чем ожидал. Он вызвал Ветер Перемен, оказался в его мертвой точке и пролетел весь путь вниз, сюда. Говорят, целое плато исчезло вместе со всем, что на нем было, осталась только голая плоская скала.

– Кто такой Тесла?

– Никола Тесла, гений, подобный Эйнштейну, – в нашей науке есть единица измерения, названная его именем. Его преследовала идея управления погодой, и однажды, на границе столетий, он публично осуществил ее. Но его прибор был запрещен, принцип, на котором он построен, и до сего дня засекречен, даже для людей, подобных мне, и эксперименты в этой области запрещены Женевской конвенцией. Ты ведь понимаешь связь погоды и магнитных полей?

– Я стараюсь уследить за твоими рассуждениями, но для меня это по-прежнему магия.

– У магии есть правила, Чарли. Вот почему иногда нам нужны брелки и амулеты или магические слова, чтобы сосредоточиться на заклинании. Прежде чем свершится чудо, жрец должен произнести магическую формулу. Таковы и те заклинания, что сохранились в легендах, в религиозных ритуалах, и здешние заклинания, способные сделать почти все, если ты можешь разобраться в них. Рой разобрался. Он ощутил в заклинаниях иную форму его собственной математики. Но еще у него был компьютер и его записи, и основательная научная база, особенно в физике. Вероятно, математический гений акхарцев создал развитую цивилизацию, когда наши предки еще были пещерными людьми. Но годы шли, и акхарцы растеряли многое из древнего знания, их мозг заплыл жиром, они стали и ленивы, и малоподвижны, удобно устроились в своих королевствах, полностью полагаясь на колдовство. А оно все больше заменяло науку, как это случалось уже много раз со многими цивилизациями. Главное то, что в Акахларе магия по-прежнему действовала, если у вас хватало математических способностей для этого. И чем вы способнее, тем больших высот могли достичь в магическом искусстве. В этом разница между Дорионом и мной. Я могу в уме решать уравнения в тысячи строк, а он не может сложить два и два без ручки и бумаги. Дорион ощетинился.

– Ну-ну, полегче! Не такой уж я бездарь.

– Ладно, ладно, это высшая математика, я признаю, но ты не можешь удержать в голове уравнение с десятью переменными, так что тебе приходится искать заклинания в книгах и ни на шаг не отступать от рецепта. Твоим высшим достижением была уникальная формула электрического удара.

– Хватит вам! – вмешалась Чарли. – Те электрические удары сослужили таки службу, сэр. Ты для нас и того не сделал. Если ты все это знал и мог ускользнуть, если ты можешь летать и все такое, почему мы должны были страдать? Ты хоть представляешь, через какой ад мы прошли?

Булеан вздохнул:

– Пойми, я только недавно, совершенно случайно, обнаружил, что меня надули. Я ощущал враждебное присутствие Второго Ранга вдоль всех границ Масалура. Я был убежден, что столкнусь с несколькими из моих коллег, а может, и с самим Роем, стоит мне выйти из Масалура срединного. Все это было подделано. Рой что-то придумал, даже не представляю, что именно. Но я понял, что это фальшивый сигнал, только тогда, когда он собрался по соседству, в Кватарунге, показать, что способен управлять Ветром Перемен. Ему пришлось на время отвлечься, и тогда что-то подозрительно замерцало. Но даже когда я все понял, я разрывался между своими обязанностями Королевского Волшебника и попытками выяснить, кто именно работает на Клиттихорна и что они замышляют. Я думал, что, если вы попадете в настоящую беду, я либо вытащу вас сам, либо пошлю для этого своих адептов. Потом, когда Сэм исчезла, будто ее и не было, мы совсем голову потеряли. Простите, что я так говорю, но какое-то время было просто не до вас.

– Ну, спасибочки! – сухо отозвалась Чарли.

– Понимаешь, без Сэм ничего не получится, но, когда она найдется, возрастет и твоя роль.

– Моя?

– Подожди. Дойдем и до этого. Если мы сможем опередить шайку Замофира, все, что вы пережили, возможно, не покажется тебе таким ненужным. А пока хватит на сегодня.

Чарли промолчала, только в голове у нее с бешеной скоростью прокручивались варианты, один хуже другого.

Когда они собрались пообедать, Булеан выбрал тихое уединенное место, высадил их, взмахнул руками, пробормотал какую-то чепуху и материализовал стол, который был уставлен горячими кушаньями и хорошими винами. Пожалуй, так вкусно они не ели с самого Кованти срединного. Убирать со стола и мыть посуду тоже не понадобилось – еще несколько взмахов и магических формул, и все исчезло.

Булеан, конечно, мог разглагольствовать о физике, математике, теориях хаоса, но Чарли все, что она видела, представлялось чистейшей магией.

Во время обеда выяснилось, что шарик на плече у Булеана умеет разговаривать, голос у него был скрипучий и в общем-то препротивный. Это существо звали Кромил, Дорион сказал Чарли, что оно похоже на маленькую темно-зеленую обезьянку с ослиными ушами и носом вроде баклажана. Кромил с давних пор был побратимом Булеана, только в отличие от Мрака он высказывался довольно свободно, хотя не любил говорить при чужих больше самого необходимого.

– Любишь ты пускать пыль в глаза, – прокаркал Кромил, когда Булеан предложил какое-то особо изысканное блюдо.

Булеан хихикнул:

– Вот зачем я держу при себе Кромила. Он не дает мне зазнаваться, потому что собственная судьба его не заботит.

– Положим, я нужен тебе больше, чем ты мне. Без меня кто бы выступал посредником в преисподнях? Кто бы заключал самые выгодные сделки с чертенятами и демонами, которых ты любишь использовать?

Немного позже Булеан решил сделать остановку, чтобы Чарли и Дорион могли наконец смыть с себя всю грязь. Он выбрал место с водопадом и озерцом и даже снабдил Чарли душистым мылом. Дориону казалось, что она не выйдет из воды, пока не соскребет всю кожу.

41
{"b":"5660","o":1}