ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сэм вздохнула:

– Бодэ… Ее влечение ко мне, оно ненастоящее. Что, если оно пройдет? Что, если заклинание освободит ее или случится еще что-нибудь, и я стану ей противна? Что тогда?

– Скорее всего это не случится, но в крайнем случае – ты знаешь, что ты такая не одна. Если ты не стыдишься себя, если открыта и честна со всеми, ты справишься. Выйди отсюда с ощущением, что ты намерена жить с теми картами, что сдает тебе судьба, и не собираешься погибать из-за несовершенства мира. Твое счастье никому не мешает. Будь же сильной, решительной, живи, бросая судьбе вызов, не беги от проблем и не мучай себя бесплодными сожалениями.

Это был тот самый совет, который в глубине души ей хотелось дать самой себе, но почему-то она не могла это сделать.

– Вот бы мне такие мозги, как у Чарли!

– А кто сказал, что ты глупая? Какой-то идиот, который только и умел, что подсчитывать коэффициенты умственного развития. А ты поверила? Во всех случаях, когда ты не уступила и не сдалась, ты перехитрила всех. Ты ускользнула от Клиттихорна там, в твоем мире, ты выжила в Акахларе. Забудь о других. Всегда найдутся люди умнее тебя, а многие – гораздо глупее. Не думай об этом. Ты уже много пережила, а впереди у тебя новые проблемы. Избавься же от старых. Ты не можешь себе их позволить.

– Кто же ты? – подозрительно спросила Сэм у отражения.

– Ну, можно сказать, дух. Другая форма жизни, которая существует вне привычной тебе области. Нас называют по-разному. Поскольку я отражаю тебя, я становлюсь тобой – на время.

– Ноя никогда не думала обо всем этом серьезно и ничего не додумывала до конца!

– Ты можешь рассуждать, поэтому могу и я. Я знаю все, что знаешь ты и что ты есть, но я этого не прожила и не испытала, поэтому могу судить обо всем объективно. Ты – Принцесса Бурь, ты притягиваешь их и повелеваешь ими. Они не подчиняются ни магам, ни демонам. Даже маги боятся их. Но давным-давно одна великая колдунья оказала им услугу. Возможно, о ней все забыли, но осталось в силе соглашение, которое они заключили друг с другом. Бури всегда будут повиноваться женщинам, которые принадлежат к линии, что ведет свое начало от той колдуньи. И бури никогда не предадут этих девочек – Принцесс Бурь.

– Но я-то не имею отношения к той линии.

– Возможно, хотя как знать? Бури признают тебя законной наследницей, а только это и имеет значение. Они не могут отличить тебя от той, что родилась в Акахларе. Ты уже знаешь, что можешь их вызвать, и они повинуются тебе, по крайней мере пока ты в Акахларе.

Сэм вздохнула:

– Так как, черт возьми, я должна действовать и думать?

– Надо исходить из того, что имеешь. Ты Принцесса Бурь, ты толстуха, и тебя не привлекают мужчины. Помнишь то время, когда ты жила на фермах герцога Паседо? Когда была Майсой?

– Да. Конечно. Это было по-своему счастливое время.

– Но там почти все были жертвами Ветров Перемен или каких-то проклятий, которые сделали из них чудовищ, по понятиям акхарцев. Помнишь летающего юношу, сына герцога? Разве они были неприятны тебе только потому, что сильно отличались от обычных людей?

– Конечно, нет! В них сплошь и рядом было гораздо больше человечности, чем во многих акхарцах. Они просто были жертвами обстоятельств, им не подвластных!

– А ты веришь, что акхарцы – высшая раса, которая имеет право вечного господства над другими расами в других мирах только потому, что эти другие расы не похожи на акхарцев или не признают их культуру?

– Конечно, нет! Здешняя система очень напоминает тот расизм, с которым можно столкнуться в моем родном мире.

– А помнишь свое видение Ветра Перемен? – настаивал дух, читая ее воспоминания. – Того мальчика-подростка, которого изуродовал Ветер?

– Да! А когда солдаты нашли его, он умолял их о пощаде, потому что внутри-то он оставался прежним. Но его убили! Это было ужасно!

– Что же, мы должны считать не похожих на нас низшими существами или даже убивать всех изувеченных, изуродованных, искалеченных?

– Что за бред! К чему ты клонишь?

Отражение смотрело ей прямо в глаза.

– Что твои проблемы в сравнении с проблемами всех проклятых, изуродованных, измененных Ветром Перемен? Как можешь ты в одно и то же время осуждать нравы акхарцев и расстраиваться из-за того, что сама не полностью соответствуешь их стандартам?

Черт возьми, зеркало было право на сто процентов. Она нисколько не возражала бы против того, чтобы снова разделить кров и пищу с людьми из приюта герцога Паседо. Но не исключено, что, если бы не снадобье, стирающее воспоминания, она избегала бы многих из них или чувствовала бы к ним отвращение. Снадобье стерло не только память, но и предрассудки. Она ничего не помнила; те люди были единственными, кого она знала, для нее они были нормальными. Сэм стало стыдно. Те мерзавцы, что насиловали ее, Бодэ, девочек, дочерей Серкоша, – они были "нормальными", и Замофир был "нормальным". Вероятно, даже Клиттихорн был "нормальным".

– Именно понимание этого делает тебя мудрее почти всех акхарцев в Акахларе, – сказало отражение. – Да и большинства жителей твоего родного мира тоже. Истинный критерий превосходства один: мудрость.

– Что же я должна делать? Отражение улыбнулось:

– Посмотри в себя, а затем на свое отражение, реши, что оно просто прекрасно, что тебе нечего стыдиться себя.

– Я… я очень хочу это сделать, но я не уверена, что могу! Я всегда ненавидела свою непохожесть на других! Это о ней я пыталась забыть. Но вот я снова Саманта Бьюэлл, и освободиться от стыда и терзаний, зная, что моя непохожесть останется, совсем не легко.

– Если ты этого действительно хочешь, я могу дать тебе эту свободу. Я не могу принять решение за тебя, но, если ты искренне желаешь этого, если ты впустишь меня, если не будешь бороться, бояться, сомневаться, тогда сейчас, в этот момент, возможно, только в этот момент, я могу исцелить тебя.

"Вот о чем говорила Итаналон. Примириться с тем, какая я есть, и отсюда уже двигаться дальше. Научиться быть просто собой…"

Хотя счастливые превращения случаются только в сказках, перестать мечтать о них оказалось чертовски трудно.

Отражение замерцало и словно начало блекнуть. Сэм испугалась, что уже сделала выбор тем, что медлила сделать его.

– Подожди! – позвала она. – Я… я готова.

Отражение вновь стало четким, оно становилось действительно ее отражением. Оно стало приближаться, будто подплывать к ней, пока не подошло вплотную.

Затем ее отражение и ее тело слились, в мозгу, во всем теле Сэм ощутила покалывание, возбуждение. Барьеры в ее памяти падали, словно кости домино, пока она не вспомнила свое прошлое – все, вплоть до этого момента, но с такой спокойной ясностью, какой никогда прежде не знала.

"Что за неразбериха творилась со мной и там, дома, и здесь? Пора перестать бояться жить. Пусть я не такая, как все, но это совсем не так плохо".

Было такое чувство, словно она то ли родилась заново, то ли стала взрослой и мудрой.

Так что же теперь? Она устала убегать, прятаться, бояться будущего. Если здесь, в Акахларе, она обладает силой – великой силой, – может, пришло время воспользоваться ею?

Внезапно Сэм поняла, что снова стоит в спальне Итаналон. Никакого отражения в зеркале не было.

Итаналон вернулась в спальню и снова занавесила зеркало. Сэм оделась.

– Думаю, теперь я смогу справиться, – сказала она просто.

– В самом деле? Значит, ты веришь, что ничто не остановит тебя, кроме смерти? Теперь ты ко всему готова, так?

– Думаю, да. Я должна справиться со своим двойником не потому, что этого хочет Булеан, а потому, что так надо.

Чародейка кивнула:

– Прекрасно, дорогая. Пойдем в гостиную, я должна тебе сказать еще кое-что.

– Что-то случилось, пока я была там?

– Нет-нет. Ничего не изменилось. Все ведь продолжалось лишь несколько минут, каким бы долгим тебе ни показался путь, который ты прошла. Просто есть нечто, что было скрыто от тебя. Это и затруднит выполнение твоих планов, и в то же время даст тебе некоторое преимущество… Все-таки ты лучше сядь! Кира лежала, свернувшись калачиком на диване. Когда они вошли, она подняла голову, потом села.

5
{"b":"5660","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Витязь. Тенета тьмы
На краю всего
Поварская книга известного кулинара Д. И. Бобринского
Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина
Его женщина
Первые заморозки
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Хаос: отступление?