ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Оно вам нравится? – спросила другая голосом, почти идентичным голосу первой. Только в тоне можно было заметить кое-какие различия.

– Оно прекрасно, – ответила Сэм. – Это должно было быть что-то вроде убежища?

Булеан кивнул:

– Когда мы должны были уходить, мы пришли сюда. В этом мире нет особенного судоходства, и население сосредоточено в менее жарких зонах. Если бы вы их увидели, вы бы поняли почему. Эти острова в тысяче миль от всего и ото всех, и, вероятно, это не скоро изменится. Еда, вода и все необходимое буквально падает вам в руки. Но, так как это масалурская колония, я очень сомневаюсь, чтобы кто-то искал вас здесь. Все вы можете здесь остаться, милости просим. Чарли, ты и Дорион, само собой. Помните только, что вы гости Соброа и Модара, они вам не прислуга. Мы отправляемся утром и не вернемся, пока дело не будет сделано.

Предложение было заманчиво, очень заманчиво, но сначала Бодэ, затем Крим сказали Булеану:

– Бодэ не для того нашла свою Сузаму, чтобы снова бросить ее. Бодэ пойдет и будет помогать до последнего, если сможет! И если случится так, что она выживет, она увековечит величайшую битву в истории космоса!

– Неведение свело бы нас с ума, – отозвался Крим. – Может быть, мы ничего не сможем сделать, может быть, мы сумасшедшие. Но я хочу быть там, и я чувствую, что Кира думает так же. Мы ведь едва не отдали жизнь ради этого.

– Я рад вам обоим, и вы можете оказаться полезны, – заверил Булеан. – Но помните, что вы ничего не можете сделать, оставайтесь в стороне. А сейчас идите спать.

Чарли плакала, прощаясь с Сэм и Бодэ, крепко обнимая и целуя их. Но время пришло. Те, кто оставался, следили, как остальные садятся на свои заколдованные седла, поднимаются в разгорающуюся утреннюю зарю, делают круг на прощание и исчезают в ярком свете дня.

Дорион посмотрел на Чарли.

– Тебе хотелось бы пойти в ними, не правда ли? Чарли чуть улыбнулась и не ответила.

– Ну, – вздохнул он, – а мне бы хотелось. Может, боги, которые довели нас всех до этого места, по-прежнему будут с нами.

Высоко в воздухе над искрящимся океаном Сэм чувствовала, что завтрак комом стоит у нее в горле, но она смотрела вперед.

"Бог мой, вот оно и случилось, – мысленно сказала она себе. – Вот мы и идем!"

Глава 12

Цитадель у края Хаоса

Когда Клиттихорн окрестил себя Рогатым Демоном Снегов, он сделал это не просто ради красного словца.

За то время, что она провела в Акахларе, Сэм почти забыла, что такое зима и настоящий холод.

А теперь, когда они продвигались к северу, медленно, но неуклонно становилось все холоднее с каждой новой срединой, которую они пересекали. Булеан, чтобы Сэм как-то представила это себе, сказал, что Тубикоса – это примерно Северная Австралия или Новая Гвинея; Масалур – северо-восточная Африка, может быть, Египет, только осадков выпадает гораздо больше. Владения же Клиттихорна приходились на север Швеции, а возможно, даже на Исландию или Гренландию, вблизи Северного полярного круга. Но Сэм трудно было думать, что Акахлар подобен Земле. Слишком непохожим и экзотическим он был.

Чем дальше на север, тем перекрестки миров – места пересечений колоний со срединами – становились короче, часто с одной стороны средины они были намного длиннее, чем с другой. За Северным полярным кругом миры уже не перекрывались. Здесь были только лед, снег, да изредка, кое-где нули, из которых пути вели в никуда. Это тоже была одна из причин, почему Клиттихорн обосновался здесь. Никто здесь не жил, да и не хотел жить.

Но сам Клиттихорн выбрал место, где высокие вулканические цепи рождали неожиданное тепло среди вечного льда, и были средства перехватить тепло и энергию земли. В маленькой долине, окруженной вулканическими горными вершинами, он построил не просто дом и лабораторию, а маленький город, населенный отверженными акхарского общества. Здесь им были обеспечены и безопасность, и комфорт, которых не могли предоставить Кудаанские Пустоши. Здесь собирались «сливки» изгнанников, и были здесь не только акхарцы, но и колонийцы, которых Клиттихорн или его приспешники извлекли из родных миров, потому что это требовалось по планам Рогатого.

Громадный тускло красный замок Клиттихорна с его восемью башнями, как гигантский канделябр, возвышался над городом. Кроме самого Клиттихорна, в замке работало множество людей. На дне долины располагались жилые дома. Тепло, рожденное в недрах земли, обогревало их снабжало горячей водой и даже поддерживало температуру в теплицах. Там выращивались прекрасные овощи и фрукты, которых хватало на всех обитателей города. За домами паслись огромные стада северных оленей. Они обеспечивали мясо и рабочую силу. Даже Булеан не видел этого раньше, и то, что они видели, поражало их.

Теперь их было шестеро. Они были одеты в тяжелые меховые шубы, и, хотя как будто не мерзли, всем было как-то неуютно.

Йоми присоединилась к ним в воздухе над Ханахбаком, в тысяче миль к юго-востоку, огромный меховой плащ скрывал ее изуродованное тело, и казалось, что она просто плывет по воздуху.

– Это то самое место? – спросила Сэм.

– Нет, я просто хотел взглянуть, что он тут построил, – ответил Булеан. – Это потрясает. Впрочем, он никогда ничего не делал наполовину.

– Я представляла себе этакий редут в центре полярной пустыни, – заметила Йоми, – а не великолепный город. Послушай, ты ведь говорил мне, что малый родом из тропиков?

– Так и есть, но люди легко приспосабливаются. Ему никогда не достичь бы всего этого на юге. Слишком много и людей, и политиков, да и гильдия повсюду сует нос. И вы посмотрите, от земли со всех сторон поднимается пар. Здесь достаточно тепла. У них в домах, уверен, так же тепло, как в Масалуре. И скорее всего можно перебираться из одного места в другое, пользуясь нагретыми подземными туннелями. Кроме лыжной охраны и пастухов, никому и надобности особой нет мерзнуть на поверхности.

– Но где же он сам? – спросил Крим.

– Недалеко. У него есть совершенно изолированная и скрытая от всех штаб-квартира, так сказать. Я думаю, мы разобьем лагерь здесь, а затем отправим тебя и Бодэ на разведку.

– Почему бы не пойти всем? – спросила Сэм.

– Думаю, он знает, что мы близко или приближаемся. Не хочу лишний раз подставлять нас под удар. У него здесь повсюду контролирующие заклинания, чтобы обнаруживать нежелательных посетителей, но он уверен, что ему нечего бояться обычных людей, так что будьте осторожны.

– Ты не думаешь, что он насторожится просто от сознания, что мы близко? – озабоченно спросила Йоми.

– Нет. Пока Принцесса Бурь чувствует, что ребенок находится в другом полушарии, нет. Надеюсь, наш маленький трюк одурачит его.

Они устроили лагерь в старой лавовой трубе. Снаружи было холодно, но от стен трубы исходило тепло.

Крим обследовал трубу.

– Не чувствую я себя здесь в безопасности, – заметил он. – Если кто-то обнаружит нас, они могут пустить сюда лаву или просто залить водой, и с нами будет покончено.

– Нас достаточно, чтобы не допустить таких штучек, – успокоила его Йоми. – Важнее, сможете ли вы управлять летающими седлами без нашей поддержки. Вы должны лететь низко, но как можно незаметнее.

– А он не увидит заклинание, которое заставляет седла летать? – обеспокоено спросила Бодэ.

– Скорее всего нет. Оно такое пустяковое, здесь повсюду тысяча таких. Они заглушат его. Все же будьте осторожны. Если кто-нибудь из часовых увидит вас, все ставки биты.

Крим явно нервничал.

– Вы уверены, что мы сможем вернуться до заката? Я не хочу, чтобы Кира выходила при таких обстоятельствах.

– Боюсь, мы будем лишены общества очаровательной Киры. Если она и появится, то на часок, не больше, – ответил Булеан. – Закат здесь наступает позже, мы близко к Северному полярному кругу, а может, перешли его немного. Если перешли, мы вообще не встретим Киру: в это время года солнце здесь не садится. Были бы мы в Антарктиде, мы не видели бы тебя. Не унывайте, друзья мои. Мы, возможно, в пасти смерти, но сейчас по крайней мере вампиры нам не угрожают.

53
{"b":"5660","o":1}