A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
66

– Идеальный двойник. Потрясающе. Мое генетическое заклинание попало точно в десятку, доказывая по крайней мере, что я гений. Впрочем, вот еще что. Маловероятно, что ты настолько приблизишься к ней, но ты ни в коем случае не должна касаться Принцессы Бурь. Любого другого можно. И помни, она так же смертна, как ты. И то, и другое имеет значение.

– Почему не касаться?

– Просто предчувствие. У меня дома, так же, как здесь и везде, есть древняя легенда о том, что немцы в моем родном мире называют «doppelgangers»[2]. Говорят, что все в мире имеют точные дубликаты, и если бы двое таких встретились и соприкоснулись, они оба перестали бы существовать. Я не уверен, но зачем рисковать? Если мы сумеем подойти к ней так близко, мы сможем разделаться с ней сотней способов. Зачем жертвовать собой?

Она кивнула:

– Целиком и полностью согласна. Ну и как долго нам ждать?

– Кто знает? Недолго, я надеюсь. Мы запустили обратный отсчет времени, и он хочет напасть раньше взрыва. Мы все участвовали в видении той комнаты. Наши умозаключения о том, на что это должно быть похоже, подтвердились. Я заметил пентаграммы, Кромил. Кое-кто из твоих дружков играет в это на его стороне.

– Он всегда имеет при себе Всадников Бурь и их любимцев судогов. Вероятно, просто собирается использовать их, чтобы подтвердить свои убийства, вот и все. Сейчас они не могут причинить большого вреда.

Большая, покрытая капюшоном голова Йоми слегка покачалась.

– Хотела бы я знать, что означают маленькие красные точки в срединах на том его глобусе, – заметила она. – Они не настолько правильно расположены, чтобы служить прицелом.

Никто больше не заметил их, включая Сэм.

– Мы ничего не сможем сделать или узнать, пока не попадем туда. Однако не скажешь, что недооценивали ублюдка. Вот оно! На старт, леди и джентльмены! Выглядит так, будто они включили электрический ток!

– Подождем пару минут, надо убедиться, что это не проверка и не какая-нибудь уловка, – нервно отозвалась Йоми.

– Эй! Не дадут ли мне хоть какое-нибудь оружие? – спросила Сэм. Она и так волновалась больше других, а теперь еще увидела, что этим могущественным колдунам тоже страшно.

Крим полуулыбнулся:

– Твое умение стрелять никогда и выеденного яйца не стоило. Мы могли бы дать тебе винтовку, но там от нее будет мало проку, она только разрушила бы маскировку. И сила рук у тебя сейчас не та, что раньше. Твой вид – твоя защита. К тому же я уверен, что большинство охраны и не подозревает о том, что происходит в Зале войны. Если тебе понадобится оружие, Бодэ или я достанем тебе его как-нибудь.

– Спасибо. Я уж надеюсь.

– Думаю, это уже по-настоящему, – объявила наконец Йоми. – Это какая-то адская концентрация силы. Ну, поехали, и, может, боги Акахлара и направленные не по адресу молитвы его глупых людей будут с нами!

На этот раз Сэм сидела перед Итаналон, которая создала некую разновидность щита, не впускавшего холодный ветер. Все же было холодно, и она не знала, чего бы ей хотелось больше – замерзнуть до смерти или войти в пасть этой крепости.

Они развернулись веером. Крим на левом фланге, затем Йоми, в середине и немного впереди Булеан, затем она и Итаналон и, наконец, Бодэ на правом фланге. Так они и летели над ледниками и снежными вершинами. Вот и крепость. Она выглядела очень похоже на то, как ее нарисовала Бодэ, только больше.

В этот момент Сэм чувствовала какую-то нереальность. Все, что она пережила там, в стране телевидения, автомобилей, рок-н-ролла и прогулок по магазинам, и здесь, в Акахларе, почему-то казалось похожим на один долгий кошмарный сон.

Все заставляло ее идти сейчас сюда, чтобы попытаться устранить причину страданий миллионов. Но почему-то, даже когда они приблизились, она чувствовала себя странно далекой.

Внезапно как раз перед ними раздался страшный грохот и рев, и они тотчас остановились. Сэм знала, что подходит, чувствовала, как оно шло, и единственная среди них не боялась его. Она крикнула остальным, чтобы они сомкнулись в кольцо и не расходились.

Огромный центральный вихрь Ветра Перемен вырвался из земли впереди них – ужасная серо-белая воронка, вытягивающаяся от внешнего периметра «тарелки» вверх, все выше, пока не достигла туч. В воздухе загрохотало, и воронка внезапно потемнела, молнии начали прорезать холодное небо, прокатился гром.

Казалось, Сэм тотчас поняла, что делать. То, что было кошмаром для других, для нее было источником силы, энергии.

– Итаналон! Дай мне вести, подходите как можно ближе к нам! – крикнула она сквозь ветер и снежную бурю, которую раздул великий белый вихрь перед ними. – Булеан! В середине вихря безопасно, помнишь? Ты говорил мне это! Они удерживают его вокруг себя, питаются им, используют его силу!

– Это так, – отозвался маг, – но теперь нет способа войти в него физически! Он победил нас!

– Черта с два! – бросила Сэм в ответ. – Посмотри, волны от Ветра Перемен деформируют даже горы! Но они не касаются нас, Потому что я не позволяю им! Теперь, если у всех у вас хватит духа, давайте войдем туда и дадим им пинка!

– Что? Как? – спросила Йоми, и ее голос звучал еще испуганнее, чем у остальных.

– Прямо сквозь эту чертову трубу! Вы просили меня доверять вам, вы заставили меня проделать весь этот путь, – теперь вы доверьтесь мне и моим рукам, или все это было зря! Идем!

Для Булеана, стоило ему принять решение продолжать, это внезапно приобрело чрезвычайный академический интерес. "Конечно! Конечно! Вот так и он делает это! Протаскивает один большой ветер вверх через преисполни и удерживает его прямо под Акахларом магнитным отражателем. Держит его там, формируя, спуская "пар", так сказать, выпуская маленькие, случайные Ветры Перемен по всем направлениям. Это место – не Гренландия, не Исландия! Канада, северо-западные территории, ей-богу! Этот чертов северный магнитный полюс!" Ветер Перемен не притягивался к этому месту, оно отталкивало его, отклоняя к югу. "Угол внутренней плоскости должен быть… да, да. Теперь понятно! Теперь я понимаю, как он это делает! Чертов ублюдок! Какой великий ум я помог уничтожить…"

Они подошли к вихрю – крохотные песчинки в бурлящих воздушных массах вокруг них, – и когда они проходили, все, кроме Сэм и Итаналон, зажмурились, хотя они никогда не признались бы в этом друг другу, стиснули зубы и ждали конца.

Внезапно наступила мертвая тишина и спокойствие.

– Мы прошли, – изумленно выдохнула Итаналон. – Мы внутри вихря!

Они опустились на вершине, похожей на тарелку, чувствуя себя муравьями на бетонной плите, соскользнули с седел и огляделись. Магическому зрению выступающий в центре купол казался живым: он выпускал щупальца голубовато-белой магической энергии, они росли, соприкасались с краями вихря и сливались с ним.

Булеан опустился на колени, вытащил маленький перочинный ножик и поскоблил немного по "тарелке".

– Манданское золото, – сообщил он спутникам. – Это место не просто покрыто тонким слоем мандана, оно все – мандан, по крайней мере снаружи. Защищать повстанческие войска, ах я осел! Он забирал те плащи, что повстанцы и бандиты покупали или воровали, и переплавлял их!

– Да, золото и вихрь защищают их ото всех, кроме меня, – заметила Сэм. – Э… не хочется напоминать, но, хотя мы здесь в безопасности, как, черт возьми, мы войдем внутрь? Вихрь плотно охватывает стенки, и внизу там всякие летающие обломки. Я могу уберечь спины, но я не могу отклонить ту дрянь. И, кажется, здесь наверху нет входа.

Йоми все еще была в ужасе оттого, что оказалась внутри вихря, который не могла контролировать, но она овладела собой. К тому же ей сильно хотелось, черт возьми, убраться отсюда.

– Ветер Перемен защищает от колдовства, – сказала она немного нетвердо, – а манданское золото – от Ветра Перемен. Но манданское золото – не защита от колдовства. – Она выбрала место, направила на него длинный искривленный палец, и луч чисто белой магической энергии вырвался из него и ударил в поверхность "тарелки". Аккуратно луч начал прожигать им путь.

вернуться

2

Двойники (нем.) 

57
{"b":"5660","o":1}