A
A
1
2
3
...
59
60
61
...
66

– Они знают, дорогая, – заверила ее Итаналон. – Они просто считают, что мы не стоим их внимания, а мы собираемся им доказать, что они ошибаются. Давайте!

Щит наращивал скорость, пока мерцание не превратилось в тоненькие полоски света, висящие в пустоте над полом. Лучи раскаленной докрасна энергии вырвались из всех троих, сходясь в одной точке, где начала образовываться черная полоска, расширяясь все больше и больше.

Трое колдунов прервали концентрацию, вышли, нырнув под черную полоску, и встали напротив троицы. На этот раз не было ни лишних слов, ни оскорблений – ничего. Сражение завязалось немедленно, заполнив Собой почти четверть зала. Крим едва успел убраться в сторону, а Сэм пошла поверху на противоположную сторону, подальше от них, пытаясь сосредоточиться. Бодэ подобралась к ней.

– Ну, Сузама, как, по-твоему, справимся мы?

– А черт его знает. По крайней мере им пришлось временно оторваться от своего глобуса. Господи, Бодэ! Ведь это значит…

В это мгновение стены Зала войны, казалось, рухнули с ревом, сбивая их с ног, так что они кубарем покатились вниз. На полпути Сэм сумела задержаться, повернулась и увидела, что ни стен, ни, вероятно, всего здания больше не существует.

Вихрь вокруг них сжимался!

Сэм сконцентрировалась и начала отталкивать его назад. "Нет! Ничего у тебя не получится, дрянь! – подумала она со злостью. – Я побила тебя однажды, побью и еще раз!"

На противоположной стороне, где происходила битва колдунов, защитники стояли спиной к глобусу, а Йоми, Итаналон и Булеан – спиной к Вихрю. Стратегия сторонников Клиттихорна не оставляла сомнений: прижать противника к Вихрю или просто удержать на месте, сжимая Вихрь, и их поглотит сила, которой они не смогут сопротивляться, которую не смогут изменить, которой не смогут не подчиниться.

Будь все проклято, это не должно случиться! "Чувствуй бурю, стань бурей, управляй чертовой бурей!" – приказала себе Сэм.

Теперь она была внутри бури, как ее сердце, но была не одна: Сэм чувствовала присутствие другой, единственной другой в этом ее владении. Она осмелилась быть там, куда даже Клиттихорн не посмел бы вторгнуться.

"На этот раз тебе не победить! – насмехалась над ней Принцесса Бурь. – В прошлый раз я была далеко от бури. Теперь ты далеко, а буря здесь, вокруг меня, и я могу раздавить твоих друзей!"

Потрясенная Сэм поняла, что они, даже Принцесса Бурь, по-прежнему думают, что здесь, на месте событий, не она, а Чарли!

Сэм взглянула туда, где сражались колдуны. По-прежнему трое на трое. Клиттихорн, оказывается, сидел в сторонке, возился с чем-то, но не вступал в бой, рассчитывая, что Вихрь прикончит его врагов. Что это у него? А, портативный компьютер! Прикидывает, мерзавец, как и что делать, пока они не смогут снова заняться разрушением мира!

"Однажды начав, он не остановится, пока не доведет дело до конца", – возникли в ее мозгу слова. Он не прекратил это, значит, теперь, бог мой, Ветры по-прежнему буйствовали, только необузданные!

Однако сначала самое главное. Она сосредоточилась на том, от чего не отвлекался ее двойник – на войне волшебников.

Йоми была в нескольких дюймах от медленно надвигающейся стены Вихря. На мгновение Сэм удивилась, почему Принцесса Бурь просто не сожмет его разом, но быстро поняла, что его можно вести только медленно, чтобы удерживать контроль и не задевать своих людей. Сначала самое главное. Принцесса Бурь была права.

Сэм протянула руку к стене бури и извлекла кусок. Он показался ей похожим на ириску, и она мысленно образовала из него кулак и пустила к другой стороне сжимающегося круга, как раз по сообщникам Клиттихорна.

Принцесса Бурь увидела его и попыталась задержать, но это было настолько неожиданно, что она лишь слегка отклонила кусок Ветра Перемен, так что он пролетел прямо через середину, где сражались психические «я» колдунов. Раздались крики, кто-то был задет, но невозможно было понять, кто или сколько.

"Черт побери! – мысленно крикнула Сэм Принцессе Бурь. – Останови это! Это безумие! Безумие! Они не убивали ни твою мать, ни твоих людей. Ты, глупая маленькая дрянь! Клиттихорн облапошил тебя, как облапошил всех других! Не можешь же ты не видеть, что он заставляет тебя уничтожать собственный народ для того, чтобы самому стать богом!"

"Заткнись, шлюха! Захватчица! Думаешь, я глупая? Я Принцесса, дочь бога и Королевы Бурь, моей матери. А ты только отражение, искаженная, уродливая тень моей собственной божественности! Я одна помазана богами и моей матерью, которая теперь Богиня над всеми нами, править Акахларом, который я переделываю, потому что мне это нравится! Что мне теперь даже Клиттихорн? Мне нужно только полностью сомкнуть Вихрь, и тогда здесь буду только я, никого другого!"

"Господи! Что за сумасшедшая дура!" – подумала Сэм. И все же что-то было в том, что она сказала. Если Клиттихорн был так гениален, как же он упустил из виду, что она уничтожит и его под конец. Мог ли он остановить ее? Если не…

Черт с этим. Где эта сумасшедшая принцесса? Вон, по-прежнему на полу, может, футах в десяти от Клиттихорна. И… кто-то еще? Кто? Кажется, битва там закончилась. Кто это, черт возьми?

Клиттихорн отвернулся от компьютера, встал и посмотрел прямо на Булеана. Зеленый колдун казался ужасно старым и истощенным, его прежде темные волосы и борода совсем побелели, но и Клиттихорн был не в лучшем виде.

– Привет, Рой, – мягко сказал Булеан. – Еще чуть-чуть, и ты бы добился своего.

– Ну, доктор Ланг, я бы не хотел, чтобы обернулось по-другому. Если уж мы должны были встретиться, – ответил человечек в малиновом. – Меня устраивает, что под конец ты оказался здесь.

Булеан посмотрел вверх на вращающийся глобус.

– Впечатляющее приспособление, Рой, но благодаря мне только четверть средин пропала. Твоих трех колдунов нет, и даже я в данную минуту не могу отличить, какая Принцесса Бурь кто.

Клиттихорн фыркнул.

– Ты слаб, доктор Ланг, слишком много энергии ушло из тебя. Все, чего ты добился, это убийства около ста миллионов людей вместо их превращения во что-нибудь другое. Я не хотел убивать их, но ты вынудил меня. Я расправлюсь с жалкой развалиной, в которую ты превратился, затем достигну Первого Ранга и привнесу логику и порядок в этот хаос, как приказывает моя судьба.

– Что ты имеешь в виду, говоря про убийство?

– Видишь те красные точки, там, на глобусе? Каждая обозначает бомбу, причем научно разработаны ее размещение, география и количество килотонн для полного искоренения всякой жизни в пределах каждой из средин. Таймеры были запущены в тот момент, когда мы привели в действие всю систему. Только те бомбы, которые нам удалось накрыть более милосердным способом – Ветрами Перемен, – были изменены вместе с землей и людьми и больше не существуют. Остальные – они начнут взрываться теперь. Сигнал дан, был дан в момент, когда я вынужден был остановить продвижение Ветра. Ты не поверишь, как долго я планировал это, предусматривая каждую случайность, даже эту. Мне все равно, которая из девок кто. Любая подойдет. Булеан побледнел.

– Рой, ты сошел с ума? Это я обесчестил тебя. Я признаю это. Возможно, через несколько минут я расплачусь сполна. Не думаю, что я это заслужил, но по крайней мере я могу понять, что ты считаешь это справедливым. Но ты говоришь о геноциде, Рой! Бог мой, ты обесчестил бы своих собственных родителей? Взгляни на себя, Рой! Я вижу лицо красных кхмеров, убивающих, вырезающих собственный народ. Как можешь ты уподобляться им, Рой? Как можешь ты помогать тем, кто убил твою семью и так надолго поработил тебя, одержать окончательную победу?

– Жалкое морализирование, – огрызнулся Клиттихорн. – Человека, которого ты знал, больше нет! Я занял его место! Я в человеческом облике стал воплощением Шивы, Разрушителя Вселенных! То, что сделано здесь, – ничто по сравнению с тем, что я сделаю просто ради забавы! А девчонка, неужели ты не узнаешь в ней по ее власти над такой энергией Деру, богиню смерти? А в твоей девчонке ее другой аспект, Кали? Скоро мы соединимся, мы двое, в Пляске, Возвещающей Конец Мира, и отвратим наш земной вид, выполнив наш долг, и получим снова наше законное место по левую руку Извары Брахмана, чтобы быть свидетелями вневременного пересоздания мира! Ты видишь все лишь слепыми глазами и высокомерным невежеством уроженца запада! Ты, кто так осквернил и развратил бедных камбоджийцев, что я должен был послать детищ тьмы уничтожить их, чтобы очистить от запада и его зла! Идем! Совершим нашу маленькую пляску, развратитель душ, чтобы я мог продолжить и совершить свою!

60
{"b":"5660","o":1}