A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
64

Орки стали торопливо спускаться вниз по южной грани утеса. Как оказалось, он представляет собой гигантскую гранитную скалу, покрытую коркой льда. Благодаря этому под ногами у Росомах была твердая опора, но оказалось достаточно скользко. Скользя и оступаясь, они с ругательствами спустились вниз, на плато, которое не больше чем на сто пятьдесят футов возвышалось над замерзшей тундрой.

Тут они остановились перевести дыхание. Скала прикрывала их от жестокого северного ветра. Кроме того, грозного ледника отсюда не было видно, и уже одно это было благословением.

Внизу лежала земля, придавленная, казалось, весом надвигающихся льдов. Тут и там серели пятна лишайников. Тянулись тонкие на таком расстоянии — жилки рек. Вдоль горизонта тянулась черная полоса, которая могла — или не могла — оказаться лесом. С уверенностью утверждать было трудно, поскольку глаза слепил солнечный свет.

— Если спустимся вниз, — произнес Страйк, хлопая руками в перчатках, чтобы оживить кровообращение, — то есть надежда найти укрытие.

— Вот именно если, — пробурчал Хаскер. — Я орк, а не горный козел.

И действительно, путь с обрыва вниз оказался вовсе не таким легким, каким казался с высоты. Раз за разом перед ними появлялись обрывы столь резкие, что, казалось, их никогда не преодолеешь.

— Это только мне чудится, — произнесла Коилла, когда они тупо смотрели на очередной барьер, — или вы тоже ощущаете, что за нами кто-то следует?

— Ага, — Джап почесал шею.

Когда спросили у Страйка, он тоже подтвердил, что чувствует нечто подобное.

— Может, это одно из этих чудовищ, — произнесла Коилла, — снежный человек?

— Они всего лишь мифы, — бесстрастно ответил Элфрей. — А остерегаться надо снежных леопардов. У них зубы как кинжалы.

— Спасибо. Я как раз не знала. Некоторое время брели в молчании.

— Я вижу, Джап у нас разведчик хоть куда! — буркнул Хаскер, когда они в очередной раз вернулись к собственным следам.

Тропа была узкая, орки то и дело натыкались друг на друга. Тем не менее Джап ухитрился вжаться в стену обрыва, пропуская остальных, пока не приблизился Хаскер. Выбросив руку, Джап схватил орка за шею.

— Думаешь, у тебя получится лучше, ослиная задница?

Хаскер стряхнул руку Джапа.

— Слепец бы на хромой лошади и то сделал лучше, — оскалился он.

— Будь так любезен.

Теперь отряд повел Хаскер. Опять показалось, что прошла вечность, прежде чем перед ними раскинулась голая земля. Один солдат поскользнулся, и только то, что товарищ схватил его за полу куртки, спасло его от верной смерти. После этого случая шли, держа друг друга за одежду. Солнце не столько садилось, сколько катилось низко над линией горизонта. Брели ли путники весь день или только половину, сказать было трудно. Ясно было лишь одно: надвигается ночь. Плотное облако закрыло собой солнце и сделало долгие сумерки еще более тусклыми. Посыпался мелкий колючий снег.

— Только этого нам не хватало, — пробормотал Джап.

Наконец спустились с обрыва. Хаскер последние несколько футов преодолел в прыжке и всем весом грохнулся оземь. Скоро и остальные оказались рядом с ним. Теперь они топтали снег внизу, держась с подветренной стороны плато и лелея надежду, что оно защитит их от ветра.

— Вы видели? — произнес вдруг Джап. — Свет, вон там? — Он указал на юг, в том направлении, где ледник сужался, принимая форму языка.

— Ничего не вижу, — отозвался Хаскер. — Тебе, наверное, почудилось.

Дворф стал надвигаться на него.

— Мне не почудилось. Свет там был! Страйк шагнул между ними, чтобы предотвратить драку.

— Может, просто отражение солнца? Однако выяснить не помешает. Меня не слишком привлекает идея без крайней необходимости раскидывать лагерь здесь. Выделим на проверку полчаса. С ночевкой надо определиться до захода солнца.

Внезапно на них полетел сверху ледяной блок размером с дом. Орки, спотыкаясь и скользя, ринулись бежать по снегу. Наконец, оказавшись на безопасном расстоянии от глыбы, они остановились. Элфрей, изнуренный более остальных, несколько поотстал.

— Мы в безопасности, — задыхаясь, сказал Хаскер.

— Мы не в безопасности, возразил Джап. — Смотрите!

Они проследили взглядами за его рукой. К ним на полной скорости приближалась стая существ размером со львов. Благодаря белым шкурам, они были едва видны в бледном сумеречном свете.

— К бою! — прокричал Страйк и ринулся к Элфрею. — Снежные леопарды!

Услышав это, Элфрей оглянулся. Одного взгляда на зверей было достаточно, чтобы навести дрожь на любого. Вооруженные саблеобразными клыками, звери уже почти нагнали Росомах.

Страйк крикнул и бешено завертел мечом. Вожак стаи, озадаченный, прыгнул и промахнулся. Кувыркнувшись через голову, он тут же вскочил на лапы.

Не отводя глаз от чудовища, Страйк прокричал:

— Здесь!

На более длинную фразу у него времени не было, поскольку к нему, готовясь наброситься, подбирались уже два леопарда. Остальные ринулись мимо, на остальных Росомах.

Страйк с Элфреем попятились, но одно из животных, на вид более молодое, быстрым скачком перемахнуло им в тыл. Одновременно с этим прыгнул вожак. Отвлеченный первым леопардом, Страйк чуть было не стал жертвой убийственных когтей вожака, но в последний момент успел выставить меч. Кровь хлынула из передней лапы зверя. Со свирепым рычанием животное отступило.

Несколько мгновений леопарды кружили на волосок от клинков.

Тем временем остальные орки, руководимые Коиллой, образовали плотное защитное кольцо. Три леопарда зловеще кружили вокруг. Перед ними щетинилась стена металла, но звери блокировали всякую попытку спасти Страйка и Элфрея.

Вожак двинулся на Элфрея. Острые когти зацепили рукав куртки, и старый орк упал. Но Страйк был уже рядом, и его меч мелькнул, как молния. Острие задело бок животного. Алая полоса окрасила желтовато-белый мех, и снежный леопард тяжелыми скачками отдалился на безопасное расстояние.

Страйк рискнул бросить взгляд в сторону. Остальные Росомахи были слишком далеко, чтобы помочь ему и Элфрею.

— Ты в порядке, старик? — задыхаясь, спросил он.

— Да. Но хватит называть меня стариком! Можешь некоторое время удержать их на расстоянии?

У Страйка не было времени для разговоров. Снежные леопарды раз за разом делали броски, играя с орками в смертельную игру. Страйк знал, что не сможет удерживать их на расстоянии вечно, но не решался отвести взгляд и посмотреть, что делает Элфрей.

Проклиная застывшие пальцы, Элфрей возился в своей медицинской сумке. Наконец, уже в полном отчаянии, он сумел найти большую каменную бутыль. Расплескав ее содержимое на снег, он отстранился как раз во время. С хлопком взметнулись языки синего пламени, чуть не опалив ему брови. Снежные кошки отпрыгнули, ошеломленные и дезориентированные.

— Что это? — спросил Страйк.

Элфрей не отвечал. Он достал бинт, намотал его на меч, а потом окунул в сверкающее пламя. Быстрое движение руки — и в воздухе просвистел огненный шар, закончив полет на спине молодого леопарда. Огонь с шипением стал пожирать сначала мех, а потом и жировой слой под ним.

А вскоре уже все животное пылало. Издав вопль невероятной муки, оно заметалось по равнине, пока не скрылось из вида. Тем временем странное синее пламя стало затихать, пока не погасло совсем.

Вожак осторожно покружил вокруг, а потом прыгнул на присевшего на корточки капрала. Страйк, держа клинок вертикально, метнулся под зверя. И когда тот пролетал над ним, что было силы ударил снизу вверх. Острое лезвие распороло леопарду брюхо. Вонючие кишки низвергнулись на орка. Торопливо протерев глаза рукавом, Страйк увидел, что вожак мешком валится на снег.

Набрав полную грудь воздуха, Страйк закашлялся от накатившей вони. Элфрей, задыхаясь, произнес:

— Спасибо, Страйк.

— Ты можешь повторить прием? Элфрей потряс бутыль. В ней заплескало.

— Пару раз, пожалуй.

Не имея представления, что к отряду трусцой приближается спасение, Коилла скомандовала:

51
{"b":"5661","o":1}