ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Возглавлять дружину — вовсе не то же самое, что руководить армией или править королевством. Большинство тех, кто это делает, — злобные лгуны, вроде Дженнесты, Адпар, Кимбола Хоброу… Я не хочу походить на них.

— Ты и не будешь походить на них. Ты будешь бороться с ними.

— Древние народы не должны конфликтовать друг с другом. Мы должны бороться с людьми, все вместе. По крайней мере с Уни — точно должны.

— Вот именно. А для этого древние народы должны объединиться.

— Что же, пусть объединением займется кто-нибудь другой. Я всего лишь простой солдат. — Страйк посмотрел на линии надвигающихся ледников и на неестественное сияние сумрачного неба.

Как будто подслушав его мысли, упали несколько холодных снежинок. Дракон оглушительно всхрапнул.

— Люди безумны, безрассудны, они несут с собой бессмысленное разрушение. Они пожирают магию. Но они не единственные уничтожают Марас-Дантию. Другие расы…

— Знаю. Ты не заставишь меня изменить мои намерения, так что даже и не пытайся.

— Как хочешь… Хотя может сложиться и так, что выбора у тебя не будет.

Оставив эту реплику без внимания, Страйк сменил тему:

— Раз уж речь зашла о людях… Тебе знакомо имя Серафим?

Судя по лицу шоколадки, странный человек не был ей знаком.

— Я знаю кое-кого из людей, но ни одного с таким именем.

— Вчера вечером ты, кроме меня, никого сюда больше не привозила?

— Нет. С какой стати? Ты имеешь в виду человека?

Частично подозревая, что появление рассказчика историй было какой-то иллюзией, Страйк отступил.

— Наверное, я… наверное, мне приснилось. Забудем об этом.

Глозеллан с любопытством посмотрела на него. Снежные буруны закрутились плотнее. Через несколько секунд она сказала:

— Ходят слухи, у тебя есть вещь, необходимая Дженнесте.

Прежде чем решить, можно ли ей доверять, Страйк взвесил все за и против. В конце концов, она спасла ему жизнь!..

— Это не одна вещь, — он полез в поясной мешок.

На ладони у него оказались три звезды. Глозеллан рассматривала странные предметы.

— Я не знаю, что это такое и для чего они нужны, признался Страйк. — Знаю только, что их зовут инструментами. А моя дружина называет их звездами.

— Так это инструменты? В самом деле?

Страйк кивнул. Впервые в жизни он стал свидетелем того, как хозяйка драконов выражает что-то вроде благоговения. Когда имеешь дело с шоколадками, это немалое достижение.

— Так ты слышала о них? — спросил он. Она совладала с порывом чувств:

— Легенда об инструментах известна моему народу.

— Что ты знаешь о них?

— По правде сказать, немного. Я знаю, что их должно быть пять и что они очень древние. Есть одна история, в которой их связывают с моей расой. У нас есть знаменитый предок, Прилленда. Хотя о нем известно тоже не слишком много. Он был… чем-то вроде пророка-философа, и говорят, одна из этих штук вдохновила его на пророчества.

— Пророчества? Какие?

— Если это были предсказания, то они давным-давно утеряны. Известно лишь, что они как-то связаны с Последними Днями, временем, когда боги решат свернуть этот мир и сыграть в другую игру.

— У нас, орков, есть похожий миф.

— Так или иначе, каким образом инструмент к нему попал и куда делся потом, неизвестно. Некоторые утверждают, впоследствии Прилленда из-за него умер. Я всегда считала, что это только сказка, которую рассказывают ошалевшие от пыльцы феи. — Глозеллан посмотрела на звезды. — Но у тебя их три. Ты уверен, что они подлинные?

— Уверен. — Страйк спрятал звезды.

— Я не лучше тебя представляю, на что они способны, Страйк. Ясно только, что их обладатель приобретает могущество. Об этом во всех историях говорится более чем ясно.

После своего последнего сна (если это был сон!) Страйк решил, что пресловутое могущество превышает все, что способен вообразить орк. Но он не стал говорить об этом шоколадке. Не упомянул и о «пении» звезд.

— Теперь понятно, почему Дженнеста так за ними охотится, — сказала Глозеллан. — Даже если они не магические, то все равно обладают могуществом, как тотемы. С их помощью она надеется восстановить свой подорванный авторитет. А если бы ты использовал их при организации оппозиции…

— Хватит! — По тону Страйка было ясно, что продолжение не приветствуется. — Что ты намерена делать теперь?

— Еще не решила. Хорошо бы вернуться домой, подумать, поколдовать. Но мы, шоколадки, — обитатели юга, а, как тебе известно, на юге людей больше, чем где-либо. Из-за этого мы и рассеялись по миру, уже давно. Так что, наверное, отправлюсь в цитадель драконов. Буду держаться высот. — Повернувшись, Глозеллан любовно похлопала своего зверя по шее.

Дракон, который к этому времени задремал и приспустил веки, принял ласку равнодушно.

— Шоколадки и драконы всегда неплохо друг друга понимали. Драконы — единственная раса, которой мы доверяем, и они, похоже, относятся к нам так же. Мы воспринимаем друг друга как друзей по несчастью.

Страйк понял, что Глозеллан стала такой же отверженной, как и Росомахи, и испытал прилив сочувствия.

— Ты будешь продолжать сопротивление королеве? — спросила шоколадка.

— Если возникнет такая необходимость… Но я не собираюсь делать ничего свыше необходимого. Моя задача состоит в том, чтобы Росомахи остались живы.

— У богов могут быть другие планы.

Он рассмеялся. В смехе этом слышалась легкая горечь.

— Как бы то ни было, надо заниматься неотложными делами. Я должен вернуться к Росомахам.

— Тогда надо отправляться, пока погода не испортилась. Я тебя отвезу.

4

Она ехала в черной колеснице, украшенной серебряными и золотыми мистическими символами. Ее везла пара траурно-черных коней; на кожаной сбруе — колючие выступы в форме пирамид; чехлы на ногах топорщатся острыми железными набалдашниками. В колесах сверкали наточенные лезвия.

За спиной Дженнесты маршировала десятитысячная армия из орков, дворфов и большого числа людей, стоящих за дело Поли. Орда ощетинилась штандартами и копьями. Покачивались крытые белой парусиной повозки. Фланги прикрывали кавалерийские полки.

Они обогнули Таклакамир, гигантское внутреннее море, и пересекли большую часть Великих Равнин, держась подальше от Дрогана на юге и Бевиса на севере. Вскоре она приведет их к берегам Норантеллиа и Скаррокскому полуострову. И там, в болотистом царстве наяд, где совсем недавно еще правила Адпар, ее сестра, которую она убила с помощью колдовства, Дженнеста загонит Росомах в угол и захватит свой приз.

Она знала, что Росомахи там. По крайней мере, они там были. Она узнала это во время телепатического взрыва, сопровождавшего смерть Адпар.

Хозяйку драконов Глозеллан королева заслала вперед. Вместе с тремя своими драконами та должна была разведать обстановку. Прибыли подкрепления, армия Дженнесты увеличилась до невероятных размеров. Из Кейнбэрроу двигались элитные оркские дружины. Все складывалось как нельзя лучше. Действия на случай непредвиденных обстоятельств продуманы. Сейчас она, как никогда, близка к мести и дальнейшему наступлению. Возглавляемая ею армия — наглядное свидетельство ее авторитета и власти.

И все же Дженнеста не была довольна.

Причина недовольства ехала рядом с колесницей. Генерал Мерсадион, главнокомандующий, делал все как нельзя лучше. Однако необходимость служить такой требовательной госпоже вымотала его. На лбу генерала появились морщины, которых раньше не было, глаза у Мерсадиона запали. Если бы у мужчин-орков были волосы, то они бы начали седеть.

Дженнеста изводила его.

— Дави предателей при первом же появлении. Неверность — зараза, которая, если ее не выжечь каленым железом, распространяется очень быстро.

— При всем моем уважении, мэм, мне кажется, вы преувеличиваете проблему, — осмелился предположить генерал, но, спохватившись, поспешил добавить: — Большинство сохраняют верность.

8
{"b":"5661","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пустошь
Осада Макиндо
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
Дети Эдема
Искупление вины
Что скрывают красные маки
Просто гениально! Что великие компании делают не как все