ЛитМир - Электронная Библиотека

А также тонны всевозможной документации. Несомненно, эти бумаги могли содержать ценную информацию, но Соня была единственной из членов экипажа «Звездного Первопроходца», кто мог прочитать их. Поэтому, в сопровождении Граймса и двух младших офицеров, она ходила из комнаты в комнату, среди набросанных в кучи бумаг, просматривала их и копировала то, что считала важным на микропленку. Время от времени она переводила для своих помощников.

— Кажется, это ведомость зарплат дворцового штата…— говорила она, разглядывая какой-то замызганный листок. — Не меньше сорока поваров, и еще около пятидесяти поварят, и такой… Пробователь еды… Пробователь вина… И в конце списка, наиболее высоко оплачиваемый из всех, палач. Он получал вдвое больше, чем экзекутор…— она передала листок мичману, который выполнял обязанности как фотографа, и подняла следующий. — Хм. Интересно. Это список оплаты Королевской гвардии. Кардонар — по нашему полковник — получает меньше, чем Третий повар…

— Так что вполне возможно, что это был Полковничий переворот, — ответил Граймс и посмотрел на свои часы, переведенные на местное время. — Полночь. Пора сделать перерыв. Меня от этой вони уже мутит.

— Я поддерживаю, сэр, — согласился один из мичманов.

— Хорошо, — чуть подумав, ответила Соня. — Думаю, что все сливки мы уже сняли.

— Сливки общества? — с усмешкой переспросил Граймс.

Они прошли по извилистым переходам, через туннели, скорее проплавленные, чем пробитые в скале, и выбрались на поверхность. Плато заливал яркий свет прожекторов, установленных людьми Фаррелла. Катер в очередной раз отправился на орбиту, и на острове оставалась лишь часть королевской свиты. Придворные сбились в кучу, укрываясь от ветра за аппаратной кабинкой, и пытались согреться. Король, как язвительно заметил Граймс, отсутствовал; очевидно, он не из тех капитанов, которые покидают последними тонущий корабль. Его Величество был рад передать командование в руки Фаррелла.

Коммандер неторопливо подошел к Граймсу и Соне.

— Как дела, коммандер Веррилл? — спросил он.

— Вполне неплохо, — ответила она, — Мы собрали достаточно доказательств коррупции, которая цвела здесь пышным цветом.

— Цвела и благоухала, — согласился Граймс. — Господи, как хорошо подышать чистым воздухом… Надеюсь, кондиционеры у вас работают, коммандер?

— Не так хорошо, как хотелось бы, коммодор. Но я решил отправить большую часть пассажиров в глубокую заморозку, так что мы это переживем.

Он взглянул в небо.

— С этим разберутся раньше, чем мы вернемся. Возможно, Вам будет интересно взглянуть на местные морские суда, сэр. Те, на которых эта компания прибыла на остров. У пирса стоит шесть штук. Довольно необычные штуки…

— Несомненно, — сказал Граймс.

Фаррелл проводил коммодора к краю плато. Лестничный пролет, огражденный со стороны моря перилами, спускался по обрыву — прямо в крошечную бухту, где можно было увидеть короткий пирс. Вдоль него, кое-как пришвартованные, борт к борту стояли шесть крупных лодок. Свет от прожекторов, укрепленных на вершине скалы, проникал сюда, и при желании можно было рассмотреть все детали еще во время спуска.

— Да, на это стоит посмотреть поближе, — сказал Граймс, — Паровые, судя по трубам. На таких только в лужах плавать… Хороши только в спокойной воде, но не в открытом море…

Он зашагал вниз по лестнице, гремя металлическими ступенями.

— Хорошо бы поплавать на одном из них — просто чтобы посмотреть, как ими управлять…

— Без вопросов, — засмеялся Фаррелл.

— Я знаю, — ответил Граймс. Он передразнил Соню:— «Все твои чертовы лодки!»

Они миновали лестничный пролет и спустились на бетонную площадку, пересекли ее и подошли к самому пирсу. Внезапно Граймс остановился.

— Смотри!

— Куда? — спросила Соня.

— Вот тот корабль с красной трубой…Видишь дым? Они стравливают пар…

Фаррелл, как и Соня, держал лазерный пистолет наготове. Граймс вытащил из кобуры «минетти». Они осторожно шли вдоль пирса, стараясь не шуметь. И тут из туннеля у подножия скалы толпой повалили эскулианцы. Их широкие босые ступни позволяли двигаться совершенно беззвучно. Волна вонючих волосатых тел мгновенно накрыла отважных исследователей, не оставив ни малейшего шанса использовать оружие. Они и пикнуть не успели.

Граймс медленно приходил в себя. Что-то твердое ударило его за правым ухом, и теперь голова раскалывалась от боли. Он понял, что сидит, прислонившись к чему-то твердому. К стенке? Нет, к переборке. Он чувствовал, как под ним поскрипывает и качается палуба, голова моталась в такт качке, где-то с шумом вращалось гребное колесо. Граймс попытался ощупать шишку на голове, но обнаружил, что руки связаны, как и лодыжки.

— Все твои чертовы лодки, — послышался знакомый голос.

Он открыл глаза, повернул голову и увидел Соню. Она сидела рядом с ним, тоже связанная. При свете мерцающей масляной лампы ее лицо выглядело бледным и измученным.

— Добро пожаловать на борт, коммодор! — язвительно проговорила она.

Чуть дальше сидел Фаррелл — разумеется, спутанный по рукам и ногам. Это не мешало ему говорить сурово:

— Сейчас нет времени для шуток, коммандер Веррилл.

— У нас бездна времени, Джимми— нежно пропела Соня.

— Что…что случилось? — спросил Граймс.

— Мы влипли, вот что. Кажется это банда роялистов — в кавычках или без кавычек — изменила решение. Они решили испытать судьбу и попытаться договориться с мятежниками, вместо того чтобы отправляться на чужую незнакомую планету…

— Лучше черт, которого ты знаешь…— проговорил коммодор.

— Именно так.

— Но мы-то здесь при чем?

— Они сцапали нас, чтобы помешать им улизнуть, — терпеливо растолковал Фаррелл.

— Здесь что-то еще, Джеймс, — возразила Соня. — В соседнем отсеке есть радиотелефон или что-то в этом роде. Думаю, на аккумуляторах. Не в том дело. Наши друзья договорились о свидании с патрульным кораблем мятежников. Они дали понять, что собираются купить свою свободу, свои жизни. А цена этого…

— Мы, — закончил Граймс. — Какова нынче рыночная стоимость коммандера ФИКС, Фаррелл? Я не сомневаюсь, что мятежники захотят выглядеть профессионалами в этой сделке.

— А за Вас Конфедерация сколько выложит? Двести лазерных пушек, в полном комплекте и с инструкцией? — поинтересовался коммандер Фаррелл.

— Заткнитесь! — рявкнула Соня.

В каюте снова наступила тишина, которую нарушал лишь скрип шпангоутов, слабое ворчание двигателя и лязг гребного колеса. Потом, за тонкой перегородкой, послышалась скороговорка. Из непрерывного потока слогов, которые казались бессмысленными, то и дело всплывали знакомые слова: «вас понял», «прием» и прочее, что можно услышать во время сеанса радиосвязи.

— Насколько я могу понять, это конец беседы, — прошептала Соня. — Патрульное судно обнаружило нашу лохань. Нам приказали ложиться в дрейф и ждать абордажную команду…

Пока она говорила, двигатели заглохли, и гребное колесо понемногу остановилось.

Снова стало тихо. Граймс прислушался, ожидая уловить знакомый звук механизмов колесного парохода, но тщетно. Какой-то механический шум доносился сверху, потом прекратился. Граймс уже собрался заговорить, когда на палубе раздался грохот. И снова, и снова… Потом несколько голосов возбужденно затараторили, раздались крики… почти человеческие.

Внезапно дверь в каюту распахнулась. Вошли два эсквелианца. Шерсть одного из них была измазана темной кровью, не слишком похожей на его собственную. Они схватили Граймса и грубо потащили на палубу, при этом он больно зацепился коленом о высокий порог. Бросив его на палубу, они вернулись за Соней, затем за Фарреллом.

Граймс лежал и глядел в небо. Смеркалось, уже появились редкие слабые звезды. Как только глаза привыкли к темноте, Граймс увидел очертания огромного мешковатого баллона дирижабля, под которым висела жесткая гондола. Он едва успел приглядеться получше, когда веревка врезалась в тело, и ручная лебедка, жалобно поскрипывая, подняла его в воздух.

7
{"b":"5665","o":1}