ЛитМир - Электронная Библиотека

И в этот миг корабль тяжело накренился.

Магнитное поле, которое до сих пор спасало электронного монстра, невероятным образом направило топор к цели. Лезвие перерубило бронированный кабель — почти перерубило. Он извивался, как живой, разбрасывая снопы фиолетовых искр. И тут Мэри Хэлс, вооруженная найденным где-то топориком, всхлипывая и ругаясь, обрубила его, а Соня ударила по «глазам» твари тяжелым гаечным ключом.

Навигатор был мертв.

Он был мертв необратимо. Нанесенные повреждения превосходили возможности встроенной системы самовосстановления — по крайней мере, Мэри Хэлс в этом не сомневалась.

Через минуту Граймс сумел забросить трос на борт «Железного воина». Экипаж сухогруза закрепил буксирный конец на якорной цепи. Медленно, медленно, но верно «Соня Виннек» уводила искалеченный корабль от алчных черных клыков рифа Девлина. Его грозный каменный гребень торчал над волнами, словно хищная тварь все еще не могла поверить, что добыча, которая была всего в полумиле, уходит.

Навигатор был мертв. Его резервные источники энергии были уничтожены или повреждены еще больше, чем сама машина. Заодно досталось и корабельному оборудованию. Гирокомпас и автопилот больше не работали. Но на корабле оставались обычный компас и ручное управление. Лоран и радар сгорели, техники пытались вернуть к жизни инерциальный навигатор и эхолот. Даже лаг Черникиффа пришел в негодность.

Но Граймс не унывал. У него оставались секстант, хронометр, эферимида и записи — великие земные мореплаватели прошлого огибали планету, имея в своем распоряжении гораздо меньше. На худой конец — Граймс допускал, что способен допустить ошибку — всегда можно связаться с «Железным воином» и запросить нужные данные. Но коммодор почему-то не думал, что необходимость в этом возникнет.

Тем не менее, Граймс не пожалел усилий, чтобы убедить капитана «Воина» вывести из строя свой Навигатор Перселла. Когда переговоры закончились, коммодор прошел в пристройку позади рубки, где Вилкокс и его подчиненные под руководством Мэри Хэлс отвинчивали крепеж и отсоединяли еще не перерезанные кабеля. В «ларчике» еще могла оставаться искра жизни, а значит, у него оставался шанс на самовосстановление.

Счастливый, он наблюдал за тем, как старпом и трое мускулистых матросов поднимают шарообразное тело и выносят его на палубу.

— И что теперь с ним делать, сэр? — спросил помощник.

— Проверьте насколько этот предмет способен держаться на поверхности воды, — ответил Граймс и прошел к контррельсу мостика. Он проследил, как они сбрасывают прибор за борт, а потом Навигатор исчез в толще воды.

По прибытии в Лонгхэйвен, куда был успешно отбуксирован сухогруз, Граймс сложил полномочия и отправился в сопровождении Сони обратно на Стип Айленд. Забираясь в гондолу пассажирского дирижабля, они переглядывались. Оба чувствовали себя не лучшим образом — на прощальной вечеринке, которую устроили экипажи «Сони Виннек» и «Железного воина», они немного переусердствовали со спиртным.

— Они просто обязаны обрадоваться, если встретятся с нами еще раз, — заметила Соня, комментируя один из ее этапов.

Граймс чувствовал себя совершенно разбитым и постаревшим на пятнадцать лет. Несмотря на это, он настоял на встрече с капитаном дирижабля и лично удостоверился в том, что летательный аппарат не снабжен Навигатором Перселла. Затем супруги отправились в свою каюту и рухнули в койки.

Хотя официально на Стип Айленд не было аэропорта, но посреди острова торчала причальная мачта, так что пересадок не потребовалось. Когда дирижабль зацепился за ее вершину и стюард объявил об окончании перелета, Граймс и Соня чувствовали себя гораздо лучше и успели внести последние художественные штрихи в свой отчет.

Начальник Портов капитан Торнтон принял их с прежним радушием. Однако история с Навигатором явно подпортила ему настроение. Они сидели в Наблюдательном пункте Начальника Портов. В течение несколько минут Торнтон не произносил ни слова и внимательно слушал.

Когда они закончили, он нехорошо усмехнулся.

— Замечательно, — сказал он. — Думаю, это произведет впечатление даже на Совет Мастер-Инспекторов. Я издам приказ, согласно которому эти чертовы ларчики будут выведены из строя на каждом корабле, где их успели установить. И ни на одном акварианском судне — ни на одном! — ни одного Навигатора больше не установят. А потом мы примем меры к тому, чтобы отправить эти приборы туда, откуда их привезли.

Граймс выразил свое удивление. Он привык к тому, что его рекомендации в конце концов принимались, но обычно это предварялось долгими прениями.

Торнтон рассмеялся:

— Джон, ты доказал то, о чем я твердил месяцами. Но никто не слушал меня. Я ведь только лишь старый — и старомодный — морской волк. Но Вы, сэр, видный морской историк, который связал прошлое и будущее… Ты — Мастер Астронавтики, ты коммодор Космического флота Конфедерации Миров Приграничья… Они будут слушать тебя открыв рот и побегут на задних лапках исполнять твои приказы. Тебя, но не меня.

— Кого им стоило бы послушать, так это Соню, — отозвался Граймс. — Она космолетчик и офицер разведтодела, да к тому же еще и женщина. Это она связала концы с концами.

— Но ведь все было настолько очевидно, — заметила Соня не без легкого самодовольства. — Две верфи — причем, единственные верфи, у которых есть лицензия на установку Навигатора Перселла: Верфь Варли и Кэррингтонская Государственная Верфь. Два…клана? Да, два клана: Сестры Варли и Сестры Кэррингтон, которые терпеть друг друга не могут. Не могу сказать, что они разумны. Но что-то вроде интеллекта у них есть. Плюс эта самая ненависть к чужим и обостренный инстинкт самосохранения. Думаю, электронные гении с Электры именно на это и рассчитывали. Подозреваю, они добились даже большего… но с этим я разберусь попозже. Как бы то ни было, если у Сестрички Кэрингтон появится возможность без особого риска для себя нанести ущерб Сестричке Варли, то она это сделает. И наоборот. Вот в чем причина всех этих столкновений и мелких происшествий во время швартовки. И конечно, снова и снова, инстинкт самосохранения срабатывал ко всеобщему благу…

Она с нежностью улыбнулась супругу.

— Я помню по меньшей мере одну ошибку при швартовке. Но, тем не менее, непонятно каким образом все обошлось…

— Но что за всем этим кроется? — спросил Начальник Портов. — Вы — офицер разведки. Как Вы считаете, было ли это чьим-то злым умыслом?

— Я не знаю, Том. Для того чтобы выяснить это, мне следовало бы провести расследование на Электре. Но я сомневаюсь, что электрианцы позволят мне сделать это. Но есть одна мысль… Что если электрианцы хотят сделать Аквариус абсолютно зависимым от них?

— Может быть… — задумчиво протянул Торнтон. — Может быть…

Он поднялся, подошел к стеллажу, достал книгу и открыл ее. Это была принадлежащая перу Граймса «Времена Перемен». Начальник Портов полистал книгу, отыскивая нужное место, и выразительно прочитал:

«Таким образом, появилось поколение навигаторов, менее всего похожих на моряков, но достаточно компетентных техников, чьими рабочими инструментами стали гаечные ключи и вольтметры, а не секстаны и хронометры. Ни о ком из них никогда не скажут: „Каждый волос — карболка, каждый ноготь — свайка, каждая капля крови — из чистейшего Стокгольмского дегтя“. Они в той же мере рабы своих приборов, что и хозяева. И все они во власти предохранителей…

Торнтон захлопнул книгу.

— Здесь такого никогда не будет, — объявил он.

— Превосходное заключение, — шутливо заметила Соня, но лицо ее оставалось серьезным.

— Здесь такого никогда не будет, — повторил Граймс.

9
{"b":"5681","o":1}