ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вот, наконец, раздался зуммер офисного интеркома. Дама подняла глаза и, повысив голос ровно настолько, чтобы он был слышен из-за перестукивания спиц, сообщила:

— Полковник примет вас.

— Спасибо, — поблагодарил я.

Она никак не отреагировала. Я встал и прошел через приемную.

Консул оказался маленьким, толстым, розовым и лысым. Глазам тоже полагалось быть розовыми, но они, на удивление, были светло-голубыми, и стекла очков увеличивали их до невероятных размеров. Консул холодно смотрел на меня.

— Да, любезный?

— Моя фамилия Петерсен, — сообщил я ему.

— Я в курсе, любезный, — его пухлые пальцы перебирали бумаги на столе. — Вы дезертир. С трансгалактического клипера «Молния».

— Не дезертир, сэр. Я опоздал на корабль.

— Вы опоздали на корабль. Точно. Вы — дезертир.

— С точки зрения закона, под дезертирством подразумевается случай, когда космолетчик покидает корабль со своими документами.

— Да вы знаток права, любезный. Предупреждаю: я не выношу всяких юридических уловок.

— Я не дезертир, — повторил я. — И считаю важным выяснить мой правовой статус.

Он фыркнул:

— Никакого статуса, любезный, кроме сплошной головной боли. Я должен проследить, чтобы вы получали питание и имели крышу над головой, пока появится подходящий корабль. — Консул постепенно выходил из себя: — Да, корабль… Через три недели здесь будет «Дельта Эридана», она пойдет к Земле через Карибию, планету Ван Димена и Атлантию… — он самодовольно ухмыльнулся. — А вы уверены, что хотите вернуться на Землю?

— Разве у меня есть альтернативы?

— По крайней мере, одна точно есть, любезный. Миры Приграничья, например, жаждут заполучить сертифицированных офицеров, даже тех, кто замарал свое честное имя. Через месяц отправляется «Эпсилон Гончих Псов», он вылетит к дальним рубежам — к Ультимо, Туле, Фарэвэй и Лорну…

— «Божественная Бухара, — процитировал я, — счастливый Самарканд и города дальнего северо-востока».

— Что? — поперхнулся консул. — Что?

— «Хассен», — ответил я. — Флекер, Джеймс Элрой.

— Не понимаю, о чем это вы, — ворчливо произнес он.

— Не обращайте внимания. Я просто обеспокоен более серьезными вещами. Где, к примеру, я буду спать? И чем питаться?

— Я полагаю, что вы оказались не совсем уж за чертой бедности, — пустил крокодилью слезу консул.

— Но это и вправду так, — сказал я то, что было не совсем правдой. — Настоящий Потерпевший Бедствие Земной Космолетчик, вот кто я такой. Мне вовсе не кажется, что Империя разорится, если оплатит несколько моих счетов. Я-то достаточно выплатил ей в виде налогов.

Он нашел какую-то бумагу в самом низу огромной кучи:

— Вы вписаны в число проживающих в общежитии космолетчиков, Порт Таубер. Полагаю, ваши документы тоже там.

— А как я туда доберусь? — спросил я. — Пешком все-таки далековато.

Консул посмотрел на меня как на гадкое насекомое, выкопал в куче мусора кусочек бумаги и, нацарапав что-то на нем, протянул мне вместе с двадцатью пятью центами.

— Вот вам на проезд метрополитеном до космопорта, любезный. Подпишитесь, пожалуйста.

Когда я попросил ручку, его раздражение достигло критического уровня. Но моя, как я полагал, находилась вместе с документами в Порт Таубере. Я подписал.

— Так подумайте, любезный, насчет миров Приграничья, — консул повторил уже звучавшее сегодня предложение.

Меня посетила внезапная идея:

— А вы что, и их консул по совместительству?

— Я их агент, — подтвердил он.

— Да, а как с деньгами на расходы? — этот вопрос показался мне довольно существенным.

— С деньгами на расходы? Но в Общежитии вы получите комнату и еду. И, конечно, у них есть прачечная самообслуживания.

— Ну, хорошо, а выпивка и сигареты?

— А не кажется ли вам, любезный, что пора распрощаться с такими роскошными привычками?..

— Может быть, но все же…

Консул порылся еще в одной куче бумаг, извлек документ псевдоофициального вида и стал поигрывать им в воздухе, словно карточным козырем:

— Если решите подписать этот контракт, любезный, получите аванс в счет жалованья.

Я посмотрел на листок тяжелой глянцевой бумаги, украшенный сверху крылатым колесом. Пробежал глазами самое основное. Контракт. Если я подпишу, то поступлю в распоряжение приграничников на три стандартных галактических года. Мне это не нравилось. Не хотелось себя предавать. Однако интересно, как я буду себя чувствовать, когда выкурю последнюю сигарету и истрачу последний доллар на те маленькие радости, ради которых только и стоит жить? Но, возможно, ситуация не настолько безвыходная?

— Мой статус Земного Космолетчика, Потерпевшего Бедствие… — спросил я. — Не препятствует ли он найму на работу на этой планете?

— Нет, — ответил он не сразу. — Хотя Каринтия больше не член Федерации, земляне обладают здесь всеми гражданскими правами. — Консул оживился: — Но о каком найме может идти речь? Вы же обучены только одной специальности. А неквалифицированный труд на Каринтии — это очень тяжелая ручная работа. Проведя большую часть жизни в невесомости, вы не сможете выдержать физического труда. — Он бросил на меня быстрый взгляд: — Так что лучше подпишите.

— Я подумаю…

И, смахнув со стола двадцать пять центов, — были они подарком от Земной Империи или от правительства Приграничья? — я покинул офис.

В метро, чтобы подольше растянуть свой небольшой запас сигарет, я выбрал вагон для некурящих. Добравшись до Порт Таубера, прыгнул на движущуюся дорожку, идущую в административный отсек. Там без труда нашел офис службы грузоперевозок.

Диспетчер выглядел как большинство работников, чье существование зависит от космической торговли и которые относятся к космолетчикам, особенно опоздавшим на свой корабль, как к грязи под ногами. Он хмуро посмотрел на меня и потребовал удостоверение личности. К счастью, я всегда ношу с собой Карточку члена Гильдии. Взглянув на нее, диспетчер швырнул мне пару отпечатанных листов. Я пробежал их глазами:

Клипер «Молния»

порт Таубер

23.10.03 (по галакт. календ.)

Личные документы Джона Петерсена,

в прошлом второго помощника капитана,

сданные на хранение

суперинтенданту Правительственной службы грузоперевозок

в порту Таубер:

Один чемодан, содержащий:

Рубашки форменные 4 шт.

Шорты форменные 4 шт.

Сандалии форменные 1 пара

Куртки форменные 2 шт.

Брюки форменные 2 пары

Туфли форменные 2 пары

Пиджаки форменные, грязные 1 шт.

Один дипломат, содержащий:

Сертификат компетенции «Мастер-астронавт» — 1 шт.

— Я не могу ждать тут целый день, — пролаял диспетчер.

— Все в порядке. Где мое оружие?

— Здесь. За стойкой. Пройдите и заберите его.

— Далеко отсюда до общежития?

— Нет. На другой стороне поля.

Я выглянул в окно, пытаясь обнаружить указанное здание на другой стороне широченной полосы железобетона.

— Если сейчас же не уйдете, то придется вам топать туда окружным путем. Через полчаса ожидается Лунный паром.

Я посмотрел на свой тяжелый багаж и вздохнул.

— Обратитесь к грузчикам, они одолжат вам тележку, — угрюмо посоветовал он.

И я обратился к грузчикам. Старший грузчик не только предложил тележку, он отнесся ко мне с симпатией, что было довольно редким на этой планете явлением. И настоял на том, чтобы проводить меня через летное поле, помогая катить тележку.

— Они сейчас очень строги, парень, вообще все очень строги. В прежние времена космолетчику полагалось самому быть «с перцем». Я и сам бывший космолетчик — сержант в Службе наблюдения флота. Помню, как маленький Джимми Карстейрс — сейчас-то он командор Карстейрс — опоздал на корабль. Он был тогда всего лишь младшим лейтенантом. Это было на Карибии. Мы отправились в увольнение и внезапно получили срочный приказ подавить мятеж на «Альфе Дракона». Джимми прекрасно слышал сирену — ее слышали все на этой чертовой планете, — но он был занят. А когда освободился, было уже поздно. Старушка «Дискавери» взмывала к звездам, как летучая мышь. Но Джимми не беспокоился. У его девушки была подруга, а у той — дружок-миллионер с яхтой, на которой обзор был лучше, чем у нас в нашей Службе наблюдения. Джимми воспользовался этой яхтой и, когда «Дискавери» подошла к «Альфе Дракона», Джимми уже был там, в скафандре, пытаясь проникнуть на корабль. Экипаж был в шоке. Потом не знали, судить его или награждать.

4
{"b":"5684","o":1}