ЛитМир - Электронная Библиотека

Рэймонд Чандлер

Блюзы Бэй-Сити

1

Самоубийство Золушки

Кажется, это все случилось в пятницу, так как из кафе «Мэншен Хауз», расположенного рядом с моей конторой, несло рыбой, как это бывает только в рыбный день. За исключением этого благоухания, ничто не омрачало прекрасный теплый весенний день. Я пробездельничал всю неделю. Когда зазвонил телефон, я сидел, задрав ноги на стол, и грел пятки в лучах теплого солнышка. Почесал затылок и зевнул вместо ответа.

– Как не стыдно, Джонни Далмас! – раздался укоризненный голос. – Я все слышу. Знаком с делом Остриэна?

Звонил Фиалка Макги, отличный парень, детектив из отдела по расследованию убийств конторы шерифа. Единственной его дурной привычкой было, что он постоянно сплавлял мне дела, в которых шишек я зарабатывал немало, а денег обычно хватало лишь на подержанный корсет.

– Нет.

– Это в Бэй-Сити[1]. Говорят, в этом городишке выбрали нового пройдоху-мэра. Ходят сплетни, что игорный синдикат выложил тридцать штук на выборы своего человека. Но в Бэй-Сити живет шериф. Поэтому мы стараемся вести себя хорошо, чтобы не причинить боль его ранимой душе.

Я опять зевнул.

– Я уже слышал это! – пролаял Макги. – Если тебе не интересно, я просто не стану вмешиваться. Но парень говорит, что у него есть немного бабок.

– Какой парень?

– Мэтсон. Это он нашел труп.

– Какой труп?

– Ты что, ничего не знаешь об остриэнском деле?

– Я ведь тебе уже сказал, что не знаю.

– Ты еще ничего не сказал – только зевал и спрашивал: «Какой?» До сих пор мы не вмешивались. Но сейчас, когда он в Лос-Анджелесе и ему угрожают, можно заняться этим дельцем.

– Кто угрожает Мэтсону?

– Если бы он знал, то ему не нужно было бы нанимать ищейку. Кстати, Мэтсон тоже занимался сыскным делом, пока они его не выперли. Сейчас парень зарылся и не высовывается, опасаясь ребят с пушками.

– Ладно, приезжай, – сказал я. – У меня рука устала держать трубку.

– Я на службе.

– Я как раз собирался спуститься в аптеку и купить кварту шотландского виски.

– О'кей. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как я постучу в дверь, – пообещал Макги.

* * *

Действительно, не прошло и получаса, как в дверь постучал этот здоровяк с приятной физиономией, серебристой сединой, ямочкой на подбородке и маленьким ротиком, созданным для того, чтобы целовать детей. Макги явился в хорошо отглаженном синем костюме, с лосиным зубом на золотой цепочке и в начищенных туфлях с квадратными носками.

Он очень аккуратно пристроился на краешке стула, как обычно садятся толстые люди, открутил пробку с бутылки и осторожно понюхал божественный напиток, как часто делают в барах. Успокоившись, Макги плеснул в стакан изрядную порцию виски, погонял ее по рту и обшарил контору глазами.

– Не удивительно, что ты сидишь без работы, – торжественно объявил он. – Сейчас для того, чтобы заманить клиента, нужен приличный фасад.

– Пощади меня! – взмолился я. – Лучше расскажи о Мэтсоне и деле Остриэна.

Макги прикончил первую порцию виски и налил вторую, но не такую большую. Он молча наблюдал за моими манипуляциями с сигаретой.

– Жена доктора Остриэна, – наконец начал Фиалка Макги, – отравилась угарным газом. Доктор Остриэн из Бэй-Сити все ночи напролет мотается по окрестностям, чтобы спасти голливудское отребье от ломки. Так что блондинка была предоставлена сама себе. В ту ночь она гуляла в клубе Вэнса Конрида. Знаешь эту забегаловку?

– Угу. Бывший плавательный клуб с самым лучшим пляжем и самыми лучшими женскими ножками в Голливуде переделали в игорный дом. Она забавлялась там рулеткой?

– Если бы в нашем округе существовали игорные заведения, – ответил Макги, – то я бы ответил, что девчонка там играла в рулетку. Поговаривают, что она заигрывала и с Конридом. Эта любительница острых ощущений, естественно, проигрывала. В ту ночь она спустила все и закатила страшный скандал. Конрид отвел ее в свой кабинет и позвонил в городскую поликлинику, чтобы за ней приехал муж. Когда док...

– Только не заливай с таким видом, будто есть свидетели. Ведь в игорном бизнесе, если он, конечно, у нас существует, никто никогда ничего не видит.

– У моей жены есть братишка, – с жалостью посмотрел на меня Фиалка Макги, – который работает в местном «горчичнике». Никакого расследования не проводили. Когда док примчался в берлогу Конрида, ему пришлось, чтобы успокоить, уколоть жену. Остриэн не смог сам отвезти ее домой, так как ему нужно было мчаться в Брентвуд Хайте по срочному вызову. Поэтому Вэнс Конрид отправил миссис Остриэн в своей машине, а доктор позвонил медсестре и попросил ее присмотреть за женой. Служанка тоже завалилась спать. Все это произошло примерно в полночь или чуть позже.

Да, так вот, около двух часов ночи этот Гарри Мэтсон проезжал мимо дома доктора Остриэна. Гарри руководил сторожевой службой и в ту ночь решил совершить обход. Парень услышал шум мотора в темном гараже и решил проверить, в чем дело. На полу гаража, рядом с выхлопной трубой работающего автомобиля он нашел блондиночку в одной тоненькой пижаме и ночных шлепанцах с уже почерневшими от сажи волосами.

Макги отхлебнул виски и еще раз оглядел мою контору. Из окна уже исчезло солнце, и в комнате начало темнеть.

– Ну и что, по-твоему, сделал этот остолоп? – спросил Фиалка, вытирая тубы шелковым платком. – Он решил, что девчонка мертва. Может, так оно и было, но при отравлениях газом никогда не бывает полной уверенности, что это конец, особенно сейчас, когда спасают даже безнадежных...

– Ради бога! – не выдержал я. – Что сделал Мэтсон?

– Он не стал тревожить фараонов, – строго ответил полицейский. – Мэтсон выключил мотор и уехал домой – он живет в нескольких кварталах от доктора. Затем, опомнившись, парень позвонил Остриэну, и они встретились в гараже. Доктор Остриэн сказал, что его жена мертва, и послал Мэтсона в дом позвонить шефу полиции. Через некоторое время прискакал шеф с парой шавок, а ещё чуть позже приехали ребята из похоронного бюро, управляющий которым в ту неделю исполнял обязанности заместителя коронера[2]. Какой-то тип из лаборатории произвел анализ крови и объявил, что в ней полно угарного газа. Коронер разрешил кремировать тело, и дело закрыли.

– Ну и в чем загвоздка?

Фиалка Макги прикончил второй стакан и стал подумывать о третьем. Но сначала он решил закурить сигарету марки, которой у меня нет. Слегка огорченному детективу пришлось закурить свою.

– Я простой коп, – он спокойно смотрел на меня через клубы дыма, – и поэтому я не знаю. Только слышал, что у Мэтсона забрали лицензию, выгнали из городка и хорошенько припугнули.

– Пусть катятся ко всем чертям! Со мной такие фокусы не проходят! – заявил я. – Правда, в последний раз, когда я вломился в одну похожую деревню, отделался проломленным черепом. Как связаться с Мэтсоном?

– Я дам ему твой телефон, и он позвонит.

– Ты хорошо его знаешь?

– Достаточно хорошо, чтобы можно было назвать тебя. Конечно, если что-нибудь выплывет, мне придется...

– Конечно, конечно, – прервал я. – Я буду держать тебя в курсе. «Бурбон» или хлебная водка?

– Иди к черту! – ответил Макги. – Будто не знаешь, что я пью только шотландское виски.

– Как выглядит Мэтсон?

– Среднего сложения, рост – пять футов семь дюймов, вес – сто семьдесят фунтов, волосы пепельного цвета.

Фиалка допил виски и ушел.

В течение следующего часа я выкурил немало сигарет, и в горле у меня пересохло. Начало темнеть, а телефон продолжал молчать. Я включил свет, вымыл руки, выпил немного виски и спрятал бутылку. Наступило время ужина.

Я надел шляпу и вышел. В коридоре встретил мальчишку-посыльного из «Грин Физерс», изучающего номера на дверях. Он искал мою контору. Я расписался в получении маленького, неправильной формы свертка, завернутого в полупрозрачную желтую бумагу, которой пользуются в прачечных. Перерезав бечевку, выложил на стол еще один сверток и конверт с запиской и ключом.

вернуться

1

Бэй-Сити – Санта-Моника, один из пригородов Лос-Анджелеса, где некоторое время жил Р. Чандлер.

вернуться

2

Коронер – в некоторых странах специальный судья, выясняющий причины смерти, происшедшей при подозрительных обстоятельствах.

1
{"b":"5692","o":1}