ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Далмас кивнул:

– А вы не помните, в какой ломбард его заложили? А может, у вас осталась квитанция?

– Нет. Но это было где-то на Мэйн. Там на каждом шагу ломбард. А квитанции у меня нет.

– Этого я и боялся, – сказал Далмас.

Он прошелся по комнате и остановился около столика. На нем стояла фотография в серебряной рамке. Он внимательно осмотрел ее, повернул и снова поставил на столик.

– Плохие дела с этим пистолетом, Хелен. Сегодня пополудни из него пришили одну шишку. Серийный номер на стволе спилен. Если ты его заложила, то его мог купить убийца, но профессионал не стал бы спиливать номер только на стволе. Он знает, что внутри есть еще один. Значит, пистолет купил не убийца... а тот, кого убили, не стал бы покупать оружие в ломбарде.

Блондинка медленно встала. На ее щеках расцвели алые пятн,а. Дышала она тяжело, со свистом.

– Ты меня, шпик паршивый, не пугай, – сквозь зубы проговорила она. – Я не позволю впутать меня в какое-нибудь грязное дело... И кроме того, у меня есть друзья, которые смогут мне помочь. Лучше сматывайся отсюда.

Детектив через плечо бросил взгляд на фотографию.

– И как это Джонни Сутро позволяет вам на виду держать свою фотографию. Можно ведь подумать, что он изменяет жене.

Блондинка пересекла комнату и с треском забросила фотографию в ящик.

– Ты пьян, шпик поганый! Это никакой не Сутро. И давай собирайся и сваливай отсюда. Далмас рассмеялся:

– Я тебя видел вечером у Сутро. Ты была такой пьяной, что ничего не помнишь.

Девушка сделала такое движение, будто хотела выйти из комнаты. В это мгновение из коридора вошел какой-то человек. Он остановился у порога и закрыл дверь, держа правую руку в кармане пальто. Он был смуглый, приземистый, широкоплечий, с орлиным носом и острым подбородком.

Далмас спокойно посмотрел на него и произнес:

– О, советник Сутро! Добрый вечер. Мужчина посмотрел на блондинку, минуя взглядом Далмаса, будто его не было в комнате.

– Говорит, что он шпик, – сказала та дрожащим голосом. – Все спрашивает о каком-то пистолете, который у меня будто бы когда-то был. Может, ты его вышвырнешь?

– Значит, говоришь, шпик? – рявкнул Сутро.

Он прошел рядом с детективом, не глядя на него. Блондинка отступила перед ним, пока наконец не упала в кресло. Кожа у нее на лице стала землисто-серой, в глазах метался страх. Сутро некоторое время смотрел на нее, после чего повернулся и вытащил из кармана небольшой пистолет. Он держал его свободно, направив стволом вниз.

– У меня мало времени, – сказал он.

– А я как раз собирался уходить, – ответил Далмас, подвигаясь в сторону выхода.

– Сначала рассказывай! – приказал советник.

– Ну, конечно, – не спеша, свободным шагом детектив подошел к двери и распахнул ее настежь. Пистолет в руке Сутро подскочил.

– Кончайте этот цирк, – фыркнул Далмас. – Вы же не будете здесь стрелять, и сами об этом отлично знаете.

Двое мужчин мерили друг друга взглядом. Наконец Сутро спрятал пистолет в карман и облизнул узкие губы.

– У миссис Дальтон когда-то был пистолет, из которого недавно убит человек, – объяснил Далмас. – Но она давно уже от него избавилась. Это все, что я хотел знать.

Сутро кивнул. У него было странное выражение глаз.

– Миссис Дальтон приятельница моей жены и я бы не хотел, чтобы ее обижали, – холодно констатировал он.

– Ну, конечно, вы не хотите. Но легально действующий детектив имеет право задавать обоснованные вопросы. Я сюда не врывался.

Сутро измерил его взглядом с головы до ног.

– Ладно, все в порядке, но отцепись от моих друзей. Здесь танцуют под ту музыку, какую заказываю я, и смотри, чтобы больше мне не попадался.

Далмас кивнул. Он тихо вышел в коридор, минуту постоял, прислушиваясь, но из квартиры не слышно было ни звука. Он пожал плечами и пошел к выходу. В конце коридора он спустился по трем ступенькам в маленький холл и вышел из здания. Вдоль всего тротуара стояли припаркованные машины. Далмас направился к огонькам ожидавшего его такси.

Джо стоял на тротуаре рядом со своей каретой. Он курил и поглядывал на противоположную сторону улицы, где большой черный кабриолет стоял, повернутый левым боком к тротуару. Увидев Далмаса, он бросил сигарету и подошел к нему.

– Слушай, шеф, – сказал он быстро, – я присмотрелся к этому парню в «кадиллаке»...

Над дверью кабриолета вспыхнуло бледное пламя. Эхо выстрелов отдалось от стен зданий. Джо бросился на Далмаса в ту минуту, когда «кадиллак» рванулся с места. Детектив прыгнул в сторону, освобождаясь от объятий Джо, присел и попытался вытащить оружие. Но было поздно. Кабриолет с визгом тормозов исчез за поворотом, а Джо сполз с Далмаса, перевернулся и упал навзничь на тротуар. Шаря руками по асфальту, он издал глубокий, хриплый стон.

Снова завизжали тормоза. Далмас вскочил, сунул руку под мышку, но увидел, что это тормозит маленький автомобиль Денни.

Далмас наклонился над другом. В свете уличного фонаря на пиджаке Джо видна была проступившая кровь. Глаза его открывались и закрывались, как у раненой птицы.

– Не имеет смысла гнаться за ними. Слишком быстрый у них экипаж.

– Беги к телефону и звони в «скорую», – велел Далмас. – Его нафаршировали пулями. А потом прилепись к этой блондинке.

Великан прыгнул за руль своей машины и скоро скрылся за утлом. Где-то открылось окно. Кто-то витиевато выругался. Несколько автомобилей притормозило.

– Спокойно, старичок, – шептал Далмас, наклонившись над другом. – Только спокойно.

7

Лейтенанта из Отдела убийства звали Вайнкассел. У него были редкие светлые волосы, холодные бесцветные глаза и огромный нос. Он сидел на вращающемся кресле, поставив ноги на выдвинутый ящик стола. В комнате воняло пылью и окурками.

Могучего телосложения полицейский по имени Лонерген стоял у открытого окна и хмуро смотрел на улицу.

Вайнкассел жевал спичку и рассматривал Далмаса, сидящего по другую сторону стола.

– Может быть, ты нам что-нибудь скажешь, – буркнул он, – Таксист до сих пор без сознания. Тебе пока везло в этом городе, и ты ведь не хочешь похоронить себя, лишившись работы?

– Он упрямый, – вмешался Лонерген, не поворачиваясь. – Ничего не скажет.

– Лучше помолчи, Лонни, – глухо посоветовал ему Вайнкассел.

Далмас с бледной усмешкой потер ладонью поверхность стола.

– А что я еще могу сказать? Было темно, и я не видел того, кто стрелял. Он сидел в открытом «кадиллаке», без света. Я ведь это уже говорил вам, лейтенант.

– Так не пойдет, – возразил носатый. – Что-то здесь не так. Наверняка ты кого-нибудь подозреваешь. Пуля-то ведь была предназначена тебе.

– Почему мне? Попали в таксиста, а не в меня. Таксисты вечно крутятся среди разных людишек. Может, он с кем-нибудь связался?

– С такими, как ты, – снова вмешался Лонерген. Он по-прежнему смотрел в окно.

Вайнкассел исподлобья посмотрел в спину своего подчиненного.

– Это машина стояла там уже тогда, когда ты был в доме, – терпеливо объяснял он. – Таксист ждал на улице. Если хотели хлопнуть его, то им не нужно было ждать, пока ты выйдешь.

Далмас развел руками:

– Вы думаете, я знаю, кто это сделал?

– Не совсем. Но думаем, что ты мог бы подбросить нам парочку имен для проверки. Кого ты навещал в этом доме?

Далмас ответил не сразу. Лонерген отвернулся от окна и присел на край стола. Он сидел, дымя сигаретой с циничной усмешкой на плоском лице.

– Ну говори, мальчик, – сказал он весело.

Далмас откинулся на стуле и сунул руки в карманы. Он задумчиво смотрел на лейтенанта, игнорируя второго полицейского, будто его вообще не существовало.

– Я занимался делом моего клиента, – наконец сказал он. – Вы не можете заставить меня рассказывать.

Вайнкассел пожал плечами, холодно поглядев на него. Он вынул изо рта жеваную спичку, осмотрел ее и выбросил.

– Отсюда можно сделать вывод, что твои дела связаны со стрельбой, – хмуро констатировал он. – И значит, тебе придется заговорить. Я понятно говорю?

5
{"b":"5694","o":1}