ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я несколько основательнее занялся этим делом, чем вы полагаете,сказал Уэббер холодно. – Хотя лично я не имею никакого отношения к делу о смерти миссис Элмор. Тогда я еще не был начальником следственного отдела.

Если вы вчера утром и не были еще знакомы с Элмором, то за это время, должно быть, немало о нем узнали.

Я подробно рассказал ему все, что слышал, как от мисс Фромсет, так и от Грейсонов.

– Итак, по вашей теории получается, что Лэвери шантажировал доктора? – спросил он, когда я закончил. – И что это как-то связано с его убийством?

– Это не теория. Это не более как версия. Но с моей стороны было бы упущением пройти мимо такой версии. Отношения между Элмором и Лэвери могли зайти далеко и стать опасными, а могли быть просто соседскими и весьма поверхностными. Я же не знаю, может быть, они вообще ни разу ни говорили друг с другом. Но если в деле Элмора все чисто, то почему он так остро настроен против всякого, кто проявляет к нему интерес? Может быть, арест Талли, когда он расследовал это дело, – чистая случайность. Может быть, случайность, что Лэвери застрелили до того, как мне удалось поговорить с ним вторично. Но то, что двое ваших людей сегодня охраняли дом Талли, готовые задержать меня, если я там появлюсь, – это уже не случайность!

– Это я признаю, – сказал Уэббер. – И не считаю этот вопрос исчерпанным.

Желаете предъявить обвинение?

– Жизнь слишком коротка, чтобы имело смысл предъявлять обвинения полиции.

– Тогда забудем об этом, – сказал он, – и приобщим к нашему жизненному опыту. Поскольку, как я установил, вас даже не зарегистрировали в тюремной книге, вы можете в любой момент ехать домой. И будь я на вашем месте, я бы предоставил капитану Уэбберу заниматься делом об убийстве Лэвери, а также связью между этим убийством в делом Элмора.

– Тогда, может быть, и связью между этим убийством и некой женщиной по имени Мюриэль Чесс, которую выудили из озера Маленького фавна?

Он высоко поднял брови.

– Что вы хотите этим сказать?

– Лишь то, что вы, возможно, слышали о ней под другим именем. Если предположить, что вы ее знаете, то тогда под именем Милдред Хэвиленд, медсестры доктора Элмора. Это Милдред в известную вам ночь уложила в постель миссис Элмор, а позднее – ту нашли мертвой в гараже. И если в этой внезапной смерти было что-то нечисто, то медсестра должна была бы знать об этом. А потом ее либо подкупили, либо припугнули, и она уехала из города.

Уэббер взял две спички и сломал их. Его маленькие серьезные глаза были неотрывно устремлены на мое лицо. Он ничего не сказал.

– И это тот пункт, – продолжал я, – где мы действительно сталкиваемся с причинной связью, единственной, которую я во всей картине вижу четко.

Милдред Хэвиленд встретила в Риверсайде в одном кафе человека по имени Билл Чесс. У нее были веские причины выйти за него замуж и поселиться в горах, у озера Маленького фавна. Однако это озеро – владение человека, чья жена имела интимные отношения с Лэвери, который, со своей стороны, нашел труп Флоренс Элмор. Одно это уже можно назвать совпадением, причем не случайным. Может быть, оно и случайное, но в этом есть зацепка. А все остальное лишь отсюда исходит.

Уэббер встал и подошел к холодильнику. Он дважды заполнил бумажный стаканчик водой и выпил обе порции. Потом задумчиво смял стаканчик в руке, скрутил из него шарик и бросил в металлическую корзинку для мусора. Подошел к окну и посмотрел на бухту. В порту горели огни... Он медленно вернулся, сел за стол и провел рукой по лицу. Было ясно, что он принимает какое-то решение. Он медленно произнес:

– И все-таки я не могу понять, какой смысл связывать все это со старой историей полуторагодичной давности.

– Что ж, я согласен, – сказал я. – Большое спасибо, что вы уделили мне столько времени. – Я встал, собираясь уйти.

– Подождите минутку, – сказал Уэббер. – Если уж мы вынуждены в связи с этим вернуться к делу Элмора, то давайте вытащим его на белый свет и внимательно рассмотрим.

– Самое время это сделать, – ответил я и снова уселся.

Глава 28

Уэббер спросил:

– Чего вы хотели добиться от Талли, когда сегодня вечером направились в его дом?

– Он нашел какой-то след, касавшийся смерти Флоренс Элмор. Ее родители наняли его, чтобы он расследовал это дело, но он так никому и не сообщил, в чем заключалась найденная им улика.

– И вы думали, что он расскажет вам? – с иронией спросил Уэббер.

– Во всяком случае я хотел сделать попытку.

– А может быть, вы заинтересовались этим только потому, что Дегамо грубо вел себя с вами и вы надеялись с ним рассчитаться?

– Возможно, это тоже сыграло известную роль.

– Этот Талли – жалкий маленький шантажист, – сказал Уэббер презрительно. – И не только в данной истории. Чтобы от него избавиться, был хорош любой способ. Но я вам скажу, чем он располагал: у него была туфля, которую он украл с ноги мертвой миссис Элмор.

– Туфля?

Он слегка улыбнулся.

– Да, туфля, бальная туфля. Ее позднее нашли у него в доме, где он ее спрятал. Зеленая бальная туфелька, с каблуком, украшенным несколькими маленькими камушками. Изготовлена одним сапожником из Голливуда, который делает туфли для театральных постановок и так далее. Теперь вы можете спросить, что жее в этой туфле было важного?

– Что же в этой туфле было важного, капитан?

– У нее было две пары таких туфель, совершенно одинаковых, заказанных одновременно. Это – не редкость, так часто делают. На случай, если одна раньше сносится, либо какой-нибудь невежа наступит своей даме на ногу. – Он сделал паузу и рассмеялся. – Но эта, вторая пара, так никогда и не была в носке.

– Мне кажется, что я догадываюсь, в чем было дело, – сказал я.

Уэббер откинулся и побарабанил пальцами по подлокотнику.

Он ждал.

– Дорога от боковой двери дома до гаража – бетонная, – сказал я. – Бетон шероховатый. Представим себе, что она этот путь не прошла, а ее пронесли. И предположим, тот, кто ее нес, надел ей наскоро пару туфель... может быть, он случайно взял одну неношеную!

– Ну и что?

– Дальше. Предположим, Талли это заметил. Тогда он снял неношенную туфлю и увидел в этом доказательство, что Флоренс Элмор была убита!

Уэббер кивнул.

– Это было бы уликой, если бы он оставил туфлю на ноге и полиция это обнаружила бы. Но то, что он взял туфлю себе, только и доказывает, что этот Талли – вонючая крыса.

– А пробу на окись углерода делали?

Уэббер положил руки на крышку стола и разглядывал их.

– Да, – сказал он. – И, разумеется, окись углерода нашли в легких. Так что полицейский офицер этим и ограничился. Не было никаких признаков насильственных действий! Он был убежден, что доктор Элмор не убивал свою жену. Может быть, это и было ошибкой. Я придерживаюсь той точки зрения, что расследование было проведено чересчур поверхностно.

– А кому было поручено расследование?

– Я думаю, вы и сами знаете ответ на этот вопрос.

– А когда прибыла полиция, никто не обратил внимания на отсутствие одной туфельки?

– Когда прибыла полиция, обе туфельки были на месте. Вы не должны забывать, что доктор Элмор тем временем вернулся домой, так как Лэвери его разыскал по телефону. Причем сделал это раньше, чем вызвал полицию. Все, что нам известно о недостающей туфле, рассказал Талли. А он мог украсть неношеную туфлю и из дома. Дверь-то оставалась открытой! Прислуга спала. Это вполне на него похоже. Он парень ловкий. Правда, он мог не знать расположения комнат в доме и так далее.

Мы смотрели друг на друга и думали.

– С другой стороны, возможно, – произнес капитан медленно, – что эта медсестра была сообщницей Талли и они вместе разработали план, как шантажировать доктора. Это не исключено. Есть даже некоторые соображения, которые говорят об этом.

Неожиданно он спросил:

– А какие у вас основания утверждать, что утонувшая в озере женщина и есть эта медсестра?

34
{"b":"5717","o":1}