ЛитМир - Электронная Библиотека

У Мэри был сын. Марк Олдер. Он уже восемь лет управлял верфью Лейкмана.

«Нет, — сказала себе Рейчел. — Это не Марк. Он еще более странный, чем его мать».

Примерно через шесть месяцев после смерти ее родителей Марк начал просить Рейчел встречаться с ним. Потребовался почти год вежливых отказов, чтобы Марк понял, что она им не интересуется.

Марк Олдер был маменьким сынком, все еще — в тридцать три года — живущим вместе с матерью и даже зимой разъезжавшим на старом ржавом велосипеде. Он был на два класса старше Рейчел и, еще учась в школе, работал у Тэда маляром.

Нет, это не могли быть следы Марка. Кроме того, ему никогда не нравился Тэд — он всегда считал, что Тэду следовало жениться на его матери вместо того, чтобы волочиться за ней.

«Может быть… может быть, здесь была Уиллоу».

Рейчел еще раз при свете фонаря осмотрела женские следы. Это были отпечатки туфелек на высоком каблуке.

Уиллоу носила туфли на высоком каблуке. И она знала о туннелях. Но она ненавидела Саб-Роуз.

Однако достаточно ли она ненавидела его для того, чтобы не воровать его сокровища?

Нет, только не Уиллоу. Кроме того, она была слишком сосредоточена на юридическом колледже и своей новой карьере.

Рейчел села на нижнюю гранитную ступеньку и рассеянно помассировала колено. «Подумай, кто еще?»

Как насчет рабочих, строивших Саб-Роуз? Рейчел вспомнила, как обсуждала с отцом свои опасения насчет того, что они будут знать о секретных ходах, поскольку строили их. Фрэнк Фостер считал, что решил эту проблему — или по крайней мере свел ее к минимуму, — привезя бригаду каменщиков из Гватемалы.

Но они могли кому-нибудь рассказать.

Внезапно Рейчел напряглась при одной мысли. Рауль Вегас. Как насчет дилера, упомянутого в письме ее отца, человека, который занимался скупкой краденого? Могли он знать о туннелях?

Мог, если имел дело непосредственно с Тэдом.

Рейчел направила луч фонарика вниз на проход, ведущий кскалам, и испытала внезапную дрожь во всем теле. Она мало что знала о преступниках — это была область Уиллоу, — но сомневалась в том, чтобы они были приятными людьми.

Могли Рауль Вегас тайком воровать в Саб-Роуз последние три года?

Рейчел отогнала эту мысль, считая, вернее, надеясь, что находящийся в международном розыске контрабандист не мог орудовать здесь. И тем более быть где-то поблизости.

Кроме того, это все равно не объясняло наличие маленьких следов.

Да, черт возьми, чем больше она думала об этом, тем больше убеждалась, что о проходах могли знать многие люди.

Рейчел грустно усмехнулась. В то время как она изо всех сил старалась скрыть свой «большой секрет» от Ки, все, кому не лень, регулярно пользовались этими туннелями.

Возможно, когда она покидала Саб-Роуз, ей следовало просто оставить одну из панелей открытой. Ки нашел бы проходы и тоже обнаружил следы, и тогда бы знал, что кто-то другой, помимо его соседки, свободно ходит по дому.

Что-то ударило ей в спину. Рейчел вскочила и обернулась, выставив перед собой фонарь как оружие. Но это был всего лишь Микки, стоявший перед ней на лестнице, виляя хвостом. Его глаза светились как серебряные звезды.

Рейчел успокоила сильно бьющееся сердце и сделала глубокий вдох.

— Эй, ты напугал меня, — шепотом пожурила она его. — Нужно было предупредить девушку, правда? В следующий раз издай какой-нибудь звук.

Не обращая внимания на ее испуг, Микки повернулся и затрусил вверх по ступенькам. Рейчел медленно последовала за ним щадя свою ногу.

И опять она потеряла его из виду. Она продолжала взбираться, пройдя несколько пересекающихся туннелей на втором этаже, и наконец достигла панели, которая вела в Гобеленовую комнату.

— Иди сюда, Микки, — тихо свистнула она. — Пойдем, мальчик, пора возвращаться в реальный мир.

Она продолжала звать, но потом сдалась и медленно нажала на панель. В комнату со зловещим стоном хлынул поток теплого воздуха.

Она полностью отодвинула панель, и Микки прошмыгнул за ее спиной, задев ее хвостом.

— Прекрати! — прошипела Рейчел, выходя из туннеля и освещая комнату лучом фонарика. — Из-за тебя нас пой…

Слова застряли у нее в горле, когда луч света упал на пару ног в кожаных сандалиях, переплетенных на щиколотках. Они принадлежали скрытому в тени, но, несомненно, мужскому телу, сидящему на стуле в дальнем углу комнаты.

Глава 10

Микки сел перед стулом, вздымая хвостом облако пыли, сверкающее в узком луче ее фонаря. Рейчел выключила фонарь, уронила голову и вздохнула. Черт возьми, ей определенно нужно прекратить тщетные попытки найти потайную комнату.

Наконец Рейчел расправила плечи и при слабом свете луны постаралась рассмотреть находящегося в комнате человека.

— Я не воровка, — прошептала она. — Я никогда ничего не брала из Саб-Роуз.

Тень поднялась. А затем медленно направилась к ней. Рейчел отступила назад.

— Я не воровка.

Человек остановился в нескольких шагах от нее. Лунный свет скользил по его телу, высвечивая широко расставленные ноги, но оставляя верхнюю часть туловища в тени. Она не видела его рук, но полагала, что они скрещены на груди, как он обычно делал, размышляя о чем-нибудь.

— Я не воровка, — повторила она еще раз на случай, если он не расслышал.

— Я знаю, — раздался тихий ответ из темноты. Она сделала шаг вперед.

— Вы знаете?

Он приблизился к ней.

— Но вы любите заходить на чужую территорию.

— Я не захожу. Я здесь гостья.

Он подошел еще ближе; теперь лунный свет освещал и его скрещенные руки.

— Гостья, стоящая посреди запертой комнаты. Это было правдой.

— Я искала вас, — солгала она, глядя ему прямо в лицо и притворяясь, что видит его.

— И зачем я вам?

— Чтобы сказать, что я не воровка.

— И это не могло подождать до утра?

— Я не могла спать, когда вы и все остальные думают, что это я крала вещи из Саб-Роуз.

— Они так не думают, Рейчел. Они… — он наконец убрал руки с груди, словно в знак примирения, — они, также как и я, очарованы вами.

Очарован! Он очарован!

Это здорово, правда? Неужели она настолько очаровала его, что он начал ей верить?

— В фойе я этого не заметила.

Он подошел еще ближе, так близко, что она чувствовала жар его тела. И его запах. И, о Господи, она могла практически ощущать его вкус!

— Вы быстро ушли и не слышали, о чем мы говорили, — произнес он шепотом, от которого все ее тело начало трепетать.

У Рейчел опять возникла проблема близости. Ее ладони чесались, и ей было трудно сдержаться и не дотронуться до него.

— Вы помните, что я сказал вам, после того как вы меня поцеловали? — спросил он, становясь за ее спиной и осторожно перекидывая ее косу через плечо.

— Я… — Рейчел проглотила слюну и начала снова: — Я не пом… что вы сказали? — хрипло пробормотала она, стараясь разглядеть его лицо в темноте. Но не смогла и опустила глаза, зачарованно наблюдая за тем, как он ловко расстегнул заколку на ее волосах, положил ее в карман и медленно накрутил на пальцы кончик косы.

— Я сказал вам, что в следующий раз, когда мы достигнем некой черты, я пойду до конца.

— И мы… мы достигли этой черты?

Медленно и так нежно, что Рейчел почувствовала покалывание во всем теле до кончиков пальцев ног, Ки начал расплетать ее косу.

— Мы уже перешли ее, Рейчел. Она напряглась в ожидании.

Волосы рассыпалась по плечам, и его рука двинулась выше.

Ей сделалось трудно дышать.

И когда его пальцы наконец добрались до изгиба ее шеи, он сжал ее затылок, наклонился и приблизил свои губы к ее губам — не целуя, даже не касаясь их, — просто достаточно близко, для того чтобы каждый нерв в ее теле ожил в предвкушении поцелуя.

— Либо ударьте меня фонарем, Рейчел, либо поцелуйте меня.

Фонарь со стуком упал на пол.

Рейчел рванулась к нему, обвила руками его за шею и поцеловала так пылко, что даже мертвец не смог бы остаться равнодушным.

28
{"b":"5798","o":1}