1
2
3
...
10
11
12
...
47

– Послушайте-ка, вы думаете, что я за такие гроши работать буду? – спросил он.

Достопочтенный Лео вновь набрал воздуха, и торг продолжался. Вряд ли нужно описывать его в деталях. Торг шел долго, и со стороны парламентариев звучали длиннейшие закругленные фразы, которые то и дело касались любого другого предмета, кроме обсуждаемого, и почти убаюкали Святого. Но воля и решимость Саймона Темплера могли выдержать даже пустословное красноречие Фарвилла: спешить ему было некуда, и он развлекался этим. Попрыгунчик Униац, совсем неспособный оценить такие простые удовольствия жизни, даже задремал. В конце концов было достигнуто соглашение о гонораре в две тысячи, фунтов, и Святой палил себе пятый бокал хереса.

– Ладно, ребята, – сказал он. – Того человека мы достанем.

– Конечно, достанем, – подтвердил проснувшийся Униац.

Йорклэнд поерзал на стуле, зачем-то застегнул и расстегнул пиджак и поднялся.

– Хорошо, – затарахтел он. – Решено. Рад, что все устроилось. Должен возвращаться в город. Уже опаздываю. Важные встречи. Рассчитывайте на мою долю, Фарвилл.

– Естественно, – кивнул достопочтенный Лео, – естественно. Можете надеяться, что я утрясу все детали.

Он пододвинул к себе графин и незаметно, но решительно заткнул его пробкой.

– Я полагаю, мы должны выразить благодарность мистеру Униацу за наше... э-э-э... знакомство.

Саймон бесстрастно рассматривал его, наслаждаясь второй по счету сигарой.

– Вы, парень, не только это должны.

– Я считал, что... э-э-э... гонорар будет выплачен по завершении... э-э-э... предприятия.

– Вторая половина, – любезно согласился Саймон. – А первая половина будет выплачена сейчас. Раньше я уже имел дело с политиканами. Вы привыкли давать столько обещаний, что и сами не можете их упомнить.

– Точно, – с энтузиазмом встрял Попрыгунчик. – В нашей фирме такое правило: заказываешь – плати.

Фарвилл неохотно извлек бумажник. Он был набит банкнотами, и это свидетельствовало о том, что подобное требование было заранее предусмотрено. Лео медленно отсчитал деньги, а Йорклэнд уныло наблюдал за ним.

– Так, – вздохнул он. – Все. Сегодня вечером пришлю вам чек, Фарвилл. Благодарю. Должен ехать. Прошу извинить. До свидания.

Он профессионально вяло пожал всем руки и вышел; вскоре послышался шум отъехавшей машины.

Святой про себя улыбнулся и сгреб деньги. Пересчитав их и разделив на две равные части, он отдал одну Попрыгунчику, а вторую сунул в карман. Пятьсот фунтов для Святого были небольшой суммой, но при некоторых обстоятельствах он с таким же удовольствием брал пять фунтов, как и пять тысяч. Сама по себе сумма роли не играла: гораздо важнее был способ, которым она получена; а в данном случае, несомненно, этот способ доставил ему величайшее наслаждение, и даже номинальная сумма уже была наградой за испытанное удовольствие. Но все же Святой не полностью достиг тех целей, которые он поставил перед собой, отправляясь на эту встречу. С утра он ломал голову еще над одной загадкой, и сейчас решил постараться осторожненько и ненавязчиво ее разгадать.

– Считайте, Лео, что дело сделано, – сказал он.

– Точно, – опять ввернул верный Попрыгунчик. – Считайте, что тот парень уже мертв и похоронен.

– Отлично... э-э-э... отлично, – откликнулся Фарвилл.

Ему уже почти удалось убрать графин, но Саймон все же дотянулся до него. Фарвилл поморщился и отвел взгляд.

– Неплохое питье, Лео, – отметил Святой, осушив к вновь быстро наполнив бокал. Он стряхнул пепел прямо на ковер и задрал ногу на полированный столик с полным пренебрежением к чувствам хозяина. Это точно соответствовало характеру выдуманного Кровавого Пита и одновременно удовлетворяло никогда не дремлющее желание Саймона пошалить. – Так насчет этого Темплера. А если мне действительно придется его прикончить?

– Прикончить? – недоуменно спросил Лео. – Ах да. Вы имеете в виду, что вам придется его убить?

В его глазах появилось выражение, характерное для политика, который чует, что его пытаются заставить сделать определенное и недвусмысленное заявление.

– Ну, естественно, предполагается, что за себя вы сумеете постоять.

– А-а, ерунда, – презрительно протянул Святой. – Я не это имею в виду. Я имею в виду, что, положим, я его прикончу, но тогда как узнаешь, где та книга? Ведь она и к фараонам попасть может.

Фарвиллу, наконец, удалось отобрать графин и поставить его в шкаф, который он запер с рассеянным и задумчивым видом. Потом он обернулся и сцепил руки за спиной.

– С нашей точки зрения, проблема может быть упрощена, – ответил он.

Святой вертел в пальцах сигару. Вопрос, поставивший в тупик Попрыгунчика, сейчас был задан человеку, который мог дать более толковый ответ, но лицо Святого не выказывало никакого нетерпения, и он односложно спросил:

– Как?

– У Святого есть... э-э-э... сообщник, – глядя в потолок, ответил Фарвилл. – Молодая женщина. Как мы понимаем, она пользуется его доверием во всех... э-э-э... делах. Можно, следовательно, предположить, что она знает о местонахождении упомянутого тома. Если Святой будет... э-э-э... устранен, следовательно, – хладнокровно продолжил Фарвилл, – дальше нам придется иметь дело с более... э-э-э... уступчивым человеком.

С сигары Святого упал пепел и оставил серый след на его пиджаке; но взгляд его не дрогнул.

– Понятно, – ответил он.

Простота этого вывода подействовала на Святого как сильнейший, почти нокаутирующий удар. Он не мог понять, как с самого начала упустил это, ведь именно такой вывод жесток и непоколебимо логичен. Святой был крепким орешком: все знали и признавали это. И все козыри были у него на руках. Но его можно "э-э-э... устранить", и тогда эти козыри перейдут в руки одинокой девушки. Тогда, конечно, проблема сильно упрощалась. Она просто сводилась к элементарному варианту старой игры, мрачные перспективы которой все еще могли испугать его. Как это он сразу не сообразил! В прихожей висела его шляпа с дыркой от пули, и это говорило о том, что его противники не были ни глупыми, ни сумасшедшими: даже не обладая сатанинской хитростью, они ухватились за очевидный факт, который сам он своими деревянными мозгами учесть не сумел.

– Прекрасная идея, – тихо сказал Святой. – Значит, когда уберем Темплера, начнем охоту за его девчонкой?

– Э-э-э... да, – согласился Фарвилл, глядя в дальний угол с таким видом, будто вовсе и не он ответил на вопрос. – Если это окажется необходимым... э-э-э... да.

– Точно, – пропел вошедший в роль Попрыгунчик. – Займемся девчонкой.

Взглядом Святой заставил его замолчать. Он заговорил еще тише, но Фарвилл не обратил на это внимания.

– А кто додумался до этого?

– Это было совместное решение, – уклончиво ответил достопочтенный Лео. – В такой кризисной ситуации, когда так много поставлено на карту, сентиментальность недопустима. Такое предложение было одобрено единогласно. Как я понимаю, в этом направлении уже была предпринята одна неудачная попытка. Возможно, мне следовало объяснить, что есть еще один член нашей... э-э-э... коалиции, который, к сожалению, не смог присутствовать при нашем обсуждении. Но я ожидаю его прибытия с минуты на минуту, поскольку он очень хочет познакомиться с вами. Этот джентльмен уже самостоятельно проделал большую работу для достижения... э-э-э... желаемой цели.

– Кто это? – Святой чуть опустил веки.

Фарвилл совсем уже собрался что-то сказать, но в этот момент через ставни сверкнули фары и послышался шум подъехавшей машины. В холле раздались шаги и голоса, дверь библиотеки открылась, и на пороге возник дворецкий достопочтенного Лео.

– Лорд Айвелдон, – объявил он.

Глава 8

Сигара Саймона Темплера погасла, он положил ее в пепельницу и вытащил свой портсигар. Следует отметить, что в тот решительный момент он и глазом не моргнул.

– Очень рад видеть вас, Айвелдон! – воскликнул Лео. – К сожалению, Йорклэнд не смог задержаться. Однако вы не опоздали и можете познакомиться с нашими новыми... э-э-э... агентами. Мистер Оркони...

11
{"b":"5803","o":1}