ЛитМир - Электронная Библиотека

Глянув сквозь большие окна, откуда открывался тот же самый вид, что и из ее спальни, девушка спросила:

– Где я? Кажется, все так спрашивают, когда просыпаются.

– Некоторые еще маму зовут. – Святой встал, улыбнулся и вытащил сигарету. – Это Сент-Джордж-хилл, хотя и трудно поверить, что сюда можно от Пиккадилли доехать за полчаса. Я привез вас сюда потому, что нет другого места, где можно совершенно забыть о Лондоне и тем не менее быстро добраться туда, если возникает необходимость. Правда, я пользуюсь этим домом и для других целей. Между прочим, в газете есть новости, которые могут удовлетворить ваше чувство юмора.

Святой передал ей сложенную газету с отчеркнутым нужным местом. Это была коротенькая заметка о том, что детективы Скотланд-Ярда задержали в Барньярд-клубе мужчину и молодую женщину "для допроса".

– Конечно, та часть, где вмешался я, опоздала в этот выпуск, – заметил Святой. – Но я не думаю, что широкая публика еще что-нибудь узнает об этом – по крайней мере сейчас. Если и есть что-то в истории Англии, что Клод Юстас Тил хотел бы скрыть от прессы, так это наша маленькая вчерашняя проделка. Но даже если эта история и просочится в печать – не смертельно: вам только надо представить Нордстену своего брата, а потом вы умываете руки. Если он потом начнет задавать вопросы, Тим тут ни при чем. Правильно, Попрыгунчик?

– Правильно, босс, – энергично закивал тот, – я ничего ни о чем не знаю.

– А как же Джарвинг? – поинтересовалась девушке.

– А Джарвинг в кутузке, – возразил Святой. – Если даже его первым нашел не полицейский, что в тот час было весьма вероятно, то без полицейского наручники не снять. Так что все в порядке.

Аннет закончила завтрак, выпила кофе и закурила предложенную ей сигарету.

– Возьмите себя в руки, детка, – сказал Саймон, – ведь вам скоро начинать.

Сначала она испугалась, ибо поняла, что, как только она покинет этот дом, она вновь превратится в беглянку, хотя в этом дышащем спокойствием месте появление полицейского было маловероятным. Аннет вновь ощутила взгляд синих глаз и улыбнулась.

– Хорошо, Дон Кихот, что надо делать?

– Ваша задача проста. Вам только нужно дойти до Хок-Лодж и представить Попрыгунчика как своего брата. Не думаю, что вас тоже пригласят в дом, поэтому буду ждать за углом, чтобы отвезти вас назад. Остальное – дело Попрыгунчика; то есть если он сумеет вовремя выхватить оружие.

Посмотрев на Униаца, она увидела, как тот молниеносно выхватил пистолет, и она уже смотрела в его дуло.

– Ну что, успею или нет? – возмущенно вопросил Попрыгунчик.

– Я думаю, успеете, – с серьезностью ответила девушка.

– А стрелять можно? – спросил Попрыгунчик, обнажив в улыбке все свои золотые коронки. – Спорим, что вы никогда не видели, как одним выстрелом разбивают сразу две подброшенные тарелки!

– Да видела она, видела, – поспешно сказал Святой, убирая тарелку из-под руки Попрыгунчика. – А теперь убери, ради Бога, пистолет и послушай меня. Ты понял, что тебя зовут Тим Викери?

– Конечно. Меня зовут Тим Викери.

– Ты художник.

– Кто, я? – запротестовал Попрыгунчик. – Вы же знаете, босс, что рисовать я не умею.

– Тебе уметь и не надо, – терпеливо объяснил Святой. – Это просто твоя профессия. Ты воспитывался в Америке, отсюда и акцент, но родился ты в Англии. А месяцев пятнадцать назад...

– Босс, – взмолился Попрыгунчик, – почему я не могу быть бутлегером? Самым знаменитым? Да с таким изумрудом, который вы мне вчера подарили, я бы точно сошел за такого.

– Говорят тебе, что ты художник, – глубоко вздохнув, неумолимо ответил Святой. – В этой истории никаких бутлегеров нет. Итак, месяцев пятнадцать назад тебя арестовали как фальшивомонетчика...

– Босс, – спросил Попрыгунчик, стараясь успеть за ходом мысли Святого, – а чего это вы там толковали насчет художника?

Святой вздохнул и поднялся. Некоторое время он ходил по комнате, покуривая и глядя себе под ноги.

– К чертям собачьим! – воскликнул он. – Тимом Викери буду я!

– Но вы же меня так назвали! – возразил Попрыгунчик.

– А теперь это мое имя, – сказал Святой. – Тебе оно не подходит. – Он глянул на девушку. – Я собирался задействовать Попрыгунчика, поскольку думал, что основную часть работы придется делать извне, но теперь я в этом не уверен. Разницы большой я не вижу, но сейчас понимаю, что изнутри Попрыгунчик действовать не сможет. Вы готовы? Я хочу вам кое-что показать, да и позвонить мне надо.

Саймон провел девушку в примыкавший к гостиной кабинет. Сняв трубку, он набрал лондонский номер, и через несколько секунд его соединили.

– Привет, Пэт, – сказал он. – Я так и думал, что ты уже вернулась. Хорошо провела время? Отлично. Я в Уэйбридже. Послушай, а ты не можешь сейчас приехать? Ну, пока тебя не было, мне на голову свалилась одна мамзель в беде... А сейчас мне надо ехать... Остаются только Попрыгунчик и Гораций, так что тебе придется сыграть роль надзирательницы... Молодец... Нет, ничего такого... Но Клод Юстас, наверное, в скором времени наведается. Хорошо... Ну, тогда несчастная дамочка тебе все и расскажет... Пока, дорогая. До скорого...

Повесив трубку, Святой с улыбкой обернулся.

– Скоро вы познакомитесь с Патрицией Холм, – сказал он. – Это само по себе большая честь. Когда она приедет, расскажите ей все с самого начала и вплоть до того момента, как я принял имя вашего брата. Вы меня поняли? Если что-нибудь случится – по воле Божьей или старшего инспектора Тила, – Пэт сможет вам помочь с этим лучше, чем кто-либо еще.

– Я поняла, – кивнула девушка.

– Иначе я и не оставил бы вас одну. – Саймон подошел к шкафу. – Теперь еще вот что. Если все же что-либо случится, а Пэт здесь не окажется, Гораций вам поможет уйти вот сюда.

Весь шкаф, как дверь, поворачивался на хорошо смазанных петлях, а за ним открывался проход.

– Это не проход, – объяснил Саймон, закрыв необычную дверь. – Это пространство между стен. Я сам его соорудил. Но обе стены капитальные, так что простукиванием это убежище не обнаружишь. Там имеется вентиляция, стоит кресло и есть журналы, но там лучше не курить. Работает эта штука так: надо вытащить вот этот ящик до щелчка, потом потянуть на себя вторую полку...

Он показал Аннет, как обращаться с различными запорами его собственной конструкции.

– Теперь еще одно, – продолжил Саймон. – Вы должны позвонить мне, или пусть позвонит Пэт и представится вашим именем. Говорите так, как если бы вы разговаривали с Тимом, потому что кто-то может прослушивать телефон. Но очень внимательно слушайте, что буду говорить я. Если мне что-либо понадобится, я сумею дать вам знать.

Попрыгунчик, который покусывал кончик сигары и наблюдал за происходящим с отсутствующим видом, вдруг откашлялся и высказал вопрос, мучивший его еще с завтрака.

– Босс, – спросил он, – а чего странного в моем акценте?

– Да ничего, – ответил Святой. – Просто он напоминает мне дребезжание ночного горшка, пытающегося докричаться до своей подруги ночной вазы. – Он положил руку на плечо девушки. – Если вы готовы, то двинемся прямо сейчас.

По окаймленной деревьями и кустами дороге они спустились с холма. В зарослях щебетали птицы, в воздухе висела легкая дымка, и день обещал быть прекрасным. Вокруг царило спокойствие, и от этого приключение Аннет казалось ей еще более необычайным.

– Зачем вы все это делаете? – все же спросила она, и Святой в ответ рассмеялся.

– Вы ведь слышали, что я преступник, правда? А преступники живут за счет информации. Я понимаю, что ее пока маловато, но когда такой человек, как Ивар Нордстен, из кожи лезет вон, чтобы познакомиться с побывавшим в тюрьме фальшивомонетчиком, я начинаю проявлять любопытство. Тут есть еще одно обстоятельство: если я представлю Тилу солидные доказательства о действительно важном деле, то он, может быть, не будет так расстраиваться, что потерял вас.

Четверть часа спустя они дошли до ворот Хок-Лодж. Поднявшись по широкой, засыпанной гравием дороге, за поворотом они внезапно увидели большой, в старинном стиле, дом, окна которого выходили на террасы сада и видневшиеся в дымке холмы.

21
{"b":"5803","o":1}