ЛитМир - Электронная Библиотека

– Два...

Стоит Роджеру попытаться? Конечно, в него влепят пулю. Но может, дать шанс Святому достать пистолет? Но ведь Мариус тоже готов выхватить оружие...

– Три!

Роджер Конвей выпустил из рук пистолет точно так же, как несколько минут назад это сделал Гардинг, и так же, как Гардинг, он испытывал чувство горького унижения.

– Толкни его ко мне ногой!

Конвей повиновался; Гардинг подобрал его и развел руки, в каждой по пистолету, держа под прицелом всех людей в комнате.

– Гордость Британской секретной службы! – пробормотал Святой, и мягкость его голоса лишь подчеркнула жгучее презрение.

– Перемирие окончено, – сурово сказал Гардинг. – Вы на моем месте поступили бы так же. Давайте сюда эти бумаги!

Святой осторожно опустил Нормана Кента, и тот прислонился, полустоя-полусидя, к высокой спинке кушетки. Саймон напрягся, готовясь получить последний и самый тяжелый удар.

Вдруг на него упала тень, он оглянулся и увидел, что число присутствующих увеличилось на одного человека.

В проеме окна стоял высокий, в сером костюме мужчина с военной выправкой. Стоял совершенно свободно и спокойно... Глупо, конечно, считать, что человек может выделяться среди других людей благодаря какой-то тайне воспитания, но этот человек не мог быть иным, нежели был...

– Мариус! – обратился он.

И Мариус повернулся.

– Ваше Высочество, назад! Ради Бога...

Это предупреждение он выпалил на незнакомом языке, но человек в сером ответил по-английски:

– Опасности нет. Я пришел узнать, почему вы задержались, превысив отпущенное вам время.

Он спокойно вошел в комнату, лишь брови его слегка приподнялись, когда он бросил беспечный взор на Гардинга с двумя пистолетами в руках.

И тут Святой услышал звук за дверью в холл, которая оставалась все еще открытой.

Немыслимым прыжком он подскочил к двери и захлопнул ее. Затем одним титаническим усилием повалил поперек тяжелый книжный шкаф, стоявший у стены. Через мгновение к шкафу присоединился стол. Тогда Саймон Темплер, тяжело дыша, привалился спиной к баррикаде, вызывающе вскинул голову и сказал:

– Так вы еще один «человек власти»[9], Ваше Высочество!

Принц провел по усам пальцем с прекрасным маникюром.

– Я дал Мариусу определенное время, чтобы передать мое предложение. Когда это время истекло, я предположил, что вы нарушили перемирие и захватили его, поэтому приказал моим людям ворваться в дом. Повезло, они захватили в плен леди...

Саймон побледнел...

– Я сказал «повезло», потому что она была вооружена и могла кого-нибудь убить или, по крайней мере, поднять тревогу, если бы не застали ее врасплох. Так или иначе, но ей вреда не причинили. Я упомянул об этом, чтобы вы поняли: вторжение не столь уж непродуманно, как вы полагаете. Вы – Саймон Темплер?

– Да.

Принц протянул руку:

– Знаю, что обязан вам жизнью, хотел познакомиться с вами, но не предполагал, что наша встреча произойдет при столь неблагоприятных обстоятельствах. Тем не менее Мариус должен был вам передать: я не забыл, чем вам обязан.

Святой не сдвинулся с места.

– Я спас вашу жизнь, принц Рудольф, – произнес он голосом, в котором слышался свист хлыста, – потому что лично против вас я ничего не имел. Но сейчас я кое-что против вас имею и, возможно, лишу жизни, прежде чем этот день кончится.

Принц деликатно пожал плечами.

– По крайней мере, – заметил он, – вы могли бы попросить вашего друга убрать оружие, пока мы обсуждаем эту проблему. Оно меня нервирует.

Капитан Джералд Гардинг поудобнее прислонился к стене и направил на принца одно из своих нервирующих орудий.

– Я не друг Темплера, а сотрудник Британской секретной службы, посланный сюда, чтобы захватить Варгана. Я не успел спасти его, но, похоже, приехал достаточно своевременно, чтобы спасти не менее ценное. Вы опоздали, Ваше Высочество!

Глава 19

Как Саймон Темплер отправился к своей леди, а Норман Кент откликнулся на трубный призыв

На мгновение воцарилась полная тишина, а потом Мариус начал быстро говорить что-то на своем родном языке.

Принц слушал, его глаза сужались. Но кроме этого ни в выражении лица, ни в позе ничто не изменилось. Этот человек обладал уникальной способностью владеть эмоциями.

Саймон не пытался прервать Мариуса, подробно пересказывающего события. Кто-то ведь должен объяснить ситуацию, а поскольку Мариус взял на себя эту задачу, пусть. Пауза даст столь необходимую передышку. Святой расслабился, прислонившись к баррикаде, достал портсигар и начал постукивать кончиком сигареты по его крышке.

Принц повернулся к нему и заговорил елейным, мягким голосом:

– Начинаю понимать. Этот человек взял вас в плен, но вы пришли к соглашению, что в действиях против меня вы объединитесь. Правильно?

– Каким умом обладает Ваше Высочество! – пробормотал Святой.

– И он нарушил перемирие, не предупредив вас.

– Боюсь, что так. Думаю, его обуяло что-то вроде биржевой лихорадки, когда он увидел эти бумаги. Так или иначе, он забыл дух Итона.

– И вы можете на него повлиять?

– Никак.

– Но бумаги у вашего друга? – Принц указал на Нормана Кента.

– А его друг в моих руках, – весело сказал Гардинг. – Так что же будем делать?

В этот момент он стоял отдельно от всех, контролируя ситуацию, и они все смотрели на него. Он был молод, этот мальчик, но храбр! И Святой понял: Гардинг не мог не нарушить уговор, в то время как человек постарше заколебался бы.

И вдруг Гардинг перестал быть в центре внимания, потому что в следующий момент все внимание привлек к себе Норман Кент, сделав жест рукой со словами:

– Я хотел бы кое-что сказать по этому поводу. – Его голос всегда был размеренным и низким. Сейчас он был тише обычного, но каждый слог звучал как горн. – Бумаги у меня, а я в руках капитана Гардинга. Это верно. Но одну вещь вы все упустили.

– Что же?

Спросил это принц, но ответил Норман Кент всем. Он взглянул в окно на солнечный свет, деревья, зеленую траву, живую изгородь, у которой, словно кровавые раны, краснели клумбы георгин, и все увидели, что он улыбается. А потом он ответил:

– Ничего нельзя выиграть, ничем не жертвуя! – просто сказал он и взглянул на Святого. – Саймон, верь мне. С тех" пор как мы вместе, я, не задавая вопросов, выполнял все твои приказания. Мы, естественно, шли за тобой потому, что ты лидер по природе, и кое-чему мы у тебя научились. Я знаю, как ты обошел Мариуса вчера на Брук-стрит, – совершив то единственное, чего не должен был делать. И я знаю, как Роджер поступил точно так же и помог нам справиться с Тилом, – совершив то единственное, чего он не должен был делать. Сейчас моя очередь. Думаю, сегодня я очень умный. Знаю, как надо поступить. По-своему. Потому что сейчас и здесь я могу сделать то, чего никто не может. Ты следишь за ходом моей мысли?

И темные глаза Нормана, горевшие странным фанатическим огнем, встретились с чистыми светло-голубыми глазами Святого. На секунду воцарилось молчание... Потом...

– Продолжай, – сказал Святой.

Норман Кент улыбнулся:

– Это просто. Вы все понимаете ситуацию, не так ли?.. Вы, принц, и вы, Мариус, заложники у нас; но у вас в заложниках дама, которая всем нам очень дорога. Само по себе это походит на тупик, даже если бы здесь не находился капитан Гардинг со своими пистолетами.

– Вы великолепно все изложили, – сказал принц.

– С другой стороны, капитан Гардинг, который в данный момент контролирует ситуацию, тоже попал в переплет. В нашей трехсторонней схватке – он самая слабая сторона. Да, он захватил нашего друга в заложники и надеется, что это ему поможет. Лично я в этом очень сомневаюсь. С дамой, о которой шла речь, он никогда не встречался, она для него лишь имя, а он должен исполнять свой долг. Более "того, он уже показал нам пример того, как его чувство долга превалирует над всеми другими побуждениями. Поэтому мы в крайне затруднительном положении. Как англичане, мы обязаны принять его сторону в борьбе против вас. Как просто люди, мы скорее умрем, чем подвергнем опасности даму, которая в ваших руках. Уже эти два мотива очень осложняют ситуацию, но существуют еще и третий. Как друзья Святого, у которого есть свои идеалы, мы объединились, чтобы осуществить то, что вы и капитан Гардинг хотели бы любой ценой предотвратить.

вернуться

9

«Человек власти» – в Италии: член мафии.

40
{"b":"5804","o":1}