ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Давай лучше я съезжу с братом Джошуа, — предложил Джакоб, — правда, мне нечем платить за продукты. Ты вышла замуж за мужчину, от которого тебе нет никакой пользы, — грустно произнес он.

— Это не беда, у меня есть деньги, и пока нам этого хватит, — успокоила его Рэчел. — Ты не должен расстраиваться.

— Мне бы так хотелось помочь тебе хоть чем-нибудь, Рэчел, но я не знаю, что могу для тебя сделать. Лучше все-таки я поеду за продуктами, может, кто-нибудь в том городке узнает меня. — Он с надеждой взглянул на нее.

Рэчел не хотела отпускать его. Она не собиралась рисковать. Кем бы он ни был, Джакоб Кристофер был дарован ей богом, и она сумеет сберечь его, чего бы ей это ни стоило. Она специально решила поехать в этот городишко и купить побольше всего, чтобы им не нужно было появляться в форте Бриджер, следующем пункте их путешествия, где брат Джошуа планировал делать покупки в следующий раз. Форт Бриджер был крупным поселением, и там кто-нибудь запросто мог узнать Джакоба. Лучше не испытывать судьбу лишний раз, хотя в последнее время она все больше сомневалась в том, что он беглый преступник. Его хорошие манеры и правильная речь указывали на то, что перед ней настоящий джентльмен. Но в то же время было заметно, что он не белоручка и не лентяй.

Рэчел пугало, что все чаще у Джакоба появляются новые проблески воспоминаний. Ей бы хотелось, чтобы он никогда не вспоминал, кто он и откуда. Она была уверена, что и без этого сможет сделать его счастливым. А если он все вспомнит, то наверняка вернется в свою прошлую жизнь, навсегда забыв о Рэчел.

— Джакоб, я ценю твое стремление помочь мне, но все-таки лучше поеду я сама. И нам стоит купить все необходимое здесь, пока мы не доехали до форта Бриджер.

— До форта Бриджер? — удивленно переспросил он. — Впереди что, есть военный форт?

— Да, в двух днях пути отсюда. Но, Джакоб, ты должен быть очень осторожен. Мы ведь не знаем, кто избил тебя. Тебе может угрожать опасность. — Рэчел до сих пор просыпалась по ночам от криков Джакоба, которого мучили кошмары. Ему снилось, что за ним кто-то гонится и хочет его убить. Рэчел боялась этих снов больше, чем сам Джакоб, ведь они означали, что и в реальности его жизнь оставалась под угрозой.

— Рэчел, что ты хочешь этим сказать? Тебе известно что-то, чего я не знаю?

— Ничего мне не известно. — Рэчел покачала головой. — Просто я отлично помню, в каком ты был состоянии, когда я нашла тебя. Да на тебе живого места не было. Кто-то же избил тебя, и может, он до сих пор тебя ищет. В общем, я поеду в город сама. Заодно проверю, не разыскивают ли тебя.

— Разыскивают? Ты хочешь сказать, что, может быть, я преступник?

Рэчел взяла его за руку.

— Ничего я не думаю. Но пока мы все точно не выясним, тебе лучше не высовываться. Так мне будет спокойней.

— Я понимаю, что ты права. Я ничего о себе не знаю. Но мне противно прятаться за женскими юбками.

— Я понимаю тебя, но по-другому пока нельзя, — ответила Рэчел, с любовью глядя на него.

Ее взгляд смутил его. Отведя в сторону глаза, Джакоб сказал:

— Я обещаю, что помогу тебе на твоей ферме. Даже если память вернется ко мне, я не оставлю тебя.

Рэчел радостно улыбнулась. Не успев подумать, что делает, он обнял ее и крепко прижал к себе. Она смутилась и оглянулась по сторонам, не видит ли их кто-нибудь. Хоть они и поженились, все вокруг знали, что их брак ненастоящий. С тех пор как Джакоб почувствовал себя лучше, он всегда ночевал на улице, под фургоном, чтобы не стеснять Рэчел.

Джакоб понимал ее страхи. Одна, без мужа, она ни за что не справится с фермой. А он уже достаточно окреп, чтобы уехать прочь отсюда, и ничто не могло задержать его здесь. Кроме чести. Он был обязан этой женщине жизнью и не мог отплатить ей черной неблагодарностью.

— Не волнуйся, Рэчел, — сказал он, крепче прижимая ее к себе. — Ты права, поезжай с братом Джошуа, а я останусь здесь.

14

Кэллахен выругался и что было силы ударил кулаком в дверь. Проклятье! Спенсер запер его в этой чертовой конюшне.

В бессильной ярости Кэллахен огляделся по сторонам. Он был заперт в небольшой комнатушке, которая, скорее всего, предназначалась для конюха. Владелец конюшни, по-видимому, хорошо заботился о своих животных, поэтому в конюшне были прочные стены и крепкие добротные двери. Ни единого шанса сбежать. К тому же Уилл, не доверяя больше замкам, закрыл дверь на тяжелый деревянный засов. Кэллахен мог сколько угодно пытаться высадить дверь, это было бесполезно.

В стене напротив двери Кэллахен обнаружил небольшое оконце, но пролезть в него нечего было и думать, через него не протиснулся бы и ребенок.

В полумраке Кэллахен разглядел в углу железную койку и, опустившись на нее, в отчаянии закрыл лицо руками.

Теперь, после предательства Джози, он не знал, что и думать. Из-за нее он вновь оказался взаперти. Кэллахен выругался. Какого черта он позволил ей сбить себя с толку? Если бы не Джози, он ехал бы сейчас по следу того обоза, в котором якобы был его брат, вместо того чтобы сидеть в этой вонючей дыре.

Почему ему так не везет в жизни, чем он провинился? Сначала он не сумел спасти свою мать и сестру, потом потерял плантацию в Южной Каролине, теперь беда случилась с Беном и с их новым ранчо. Какой-то злой рок висит над ним. Даже Джози, которой он безоговорочно верил, предала его.

Думая о Джози, он снова и снова вспоминал, как она пыталась убедить его, что ничего не знала о засаде. Ее голос звучал так искренне, а глаза светились любовью. Он поклялся себе, что больше не позволит Джози одурачить себя, но сердце подсказывало ему, что она не могла его обмануть. Скорее всего, Уилл выдумал это для других, чтобы ему не пришлось арестовывать ее как сообщницу.

Вдруг внимание Кэллахена привлекли голоса, раздававшиеся снаружи. Он поднялся с койки и, подойдя к окну, выглянул на улицу. У конюшни он увидел своих компаньонов, которые о чем-то оживленно спорили. Кэллахен знал, что большинство из них уверены, что они с Беном украли деньги. Он понимал, что они поверили в это от отчаяния, стремясь найти виновника своих неудач, и не сердился на них. Кому, как не Кэллахену, знать, что отчаяние лишает людей разума. После войны он сам чуть не сошел с ума от горя, когда узнал о том, что случилось с его близкими. Он никому никогда не рассказывал, что ему пришлось тогда пережить, никому, кроме Джози.

Внезапно Кэллахен заметил человека, который быстро бежал к конюшне, неся в руках зажженный факел. Приблизившись, он крикнул:

— Мы повесим этого сукина сына, пока он опять не сбежал!

В толпе фермеров раздались возгласы одобрения, и Кэллахен увидел веревку в руках одного из них. Лицо этого человека было Симсу знакомо, но он точно не был его компаньоном. И тут Кэллахен его вспомнил: это же был Джером, посланник Перримана. Похоже, Перриман не собирался успокаиваться, засадив Кэллахена за решетку, он хотел избавиться от него навсегда. Он послал своего человека, чтобы тот взбудоражил людей. Если Кэллахена повесят, банкир сможет спокойно обвинить его во всех грехах.

Шум в толпе нарастал. Еще немного, и Кэллахену не поздоровится. Он был один на один с озверевшей толпой, готовой разорвать его на части. Отпрянув от окна, Кэллахен прижался к стене. Он понял, что минуты его сочтены. Но он будет драться до последнего, ему терять нечего.

И в этот момент Симc услышал голос Уилла.

— Остановитесь, пока не совершили величайшую глупость! — крикнул шериф.

Кэллахен снова выглянул на улицу и увидел Уилла, стоящего вместе с Джози в толпе фермеров.

— Глупость? Ты называешь это глупостью, Спенсер? — воскликнул мужчина, который держал факел. — Разве мы не имеем права защищать то, что принадлежит нам? Мы никому не позволим обвести нас вокруг пальца.

Ты ведь знаешь, как поступил с нами этот подонок! Приближается зима, и наши семьи сидят без куска хлеба. А скоро мы еще лишимся и крыши над головой. И это все из-за него! — Спорить с этими людьми, пылающими ненавистью, было бесполезно.

33
{"b":"5808","o":1}