A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
54

Джером понимающе кивнул.

Кэллахен в гневе мерил шагами тесную комнатушку, в которой его заперли. Он никогда не ощущал себя таким беспомощным, даже в канзасской тюрьме. Тогда ему, по крайней мере, нечего было терять, теперь же на карту поставлена жизнь Бена, их ранчо и, к его глубокому сожалению, судьба Джози. Всю прошлую ночь, которую он провел без сна, он вспоминал то время, что они с Джози провели наедине у него на ранчо. Вместо того чтобы думать о том, как спасти Бена и спастись самому, он вспоминал, как целовал ее, касался ее обнаженного тела. Стоило ему закрыть глаза, и он видел перед собой ее лицо, ее губы, готовые к поцелую. Эти видения сводили его с ума, заставляя сгорать от желания.

Но он с горечью понимал, что их связывает лишь физическое влечение, а на самом деле они остаются друг для друга чужими людьми. Джози не желает его понять, делает все наперекор, его слова ничего для нее не значат.

То, что она сделала для него прошлой ночью, больно задело его гордость и самолюбие. Да, конечно, она хотела спасти ему жизнь, но он-то предпочел бы, чтобы его повесили, чем пережить этот стыд. Любимая женщина платит за его жизнь, фактически покупает его!

Кто дал ей право обещать фермерам деньги, которые были у них украдены? Это была его проблема, он был в ответе за все, что случилось, и он сам должен найти выход. Он чувствовал себя униженным, гордость его была уязвлена. Если бы он мог выбраться отсюда, он показал бы ей, на что способен.

Его размышления были прерваны тихим стуком в дверь.

— Я бы с удовольствием впустил вас, но, к сожалению, я здесь заперт, — с сарказмом произнес Кэллахен.

— Мистер Кэллахен, простите, что беспокою вас.

Я — дед Джози Миллер, мистер Синклер, я хотел бы с вами поговорить.

— Что ж, я готов, если вас не смущает, что нам придется перекрикиваться через дверь, — ответил Кэллахен.

— Ничего страшного, ведь другого выхода у нас нет. Мистер Кэллахен, Джози утверждает, что вы невиновны, и я склонен ей верить. Я могу вам чем-нибудь помочь?

Услышав этот странный вопрос, Кэллахен только усмехнулся.

— Ну если бы вы могли помочь мне выбраться отсюда, это было бы очень кстати, — ответил он.

Синклер с сомнением покачал головой:

— Даже если бы у меня был топор, я не справился бы с этой дверью. Но, может, вам нужно еще что-нибудь? Я очень бы хотел помочь своей внучке… и вам тоже. Кстати, мистер Кэллахен, похоже, она к вам неравнодушна. Позвольте узнать, как вы к ней относитесь?

— А вот это уже мое личное дело, я не обязан перед вами отчитываться. — Кэллахен не на шутку рассердился.

— Простите, я не хотел вас обидеть, — извинился старик, отметив для себя, что, судя по всему, этот Кэллахен без ума от его внучки, иначе не реагировал бы так яростно.

— Позовите лучше Джози. Скажите ей, что я хочу с ней поговорить прямо сейчас, — попросил старика Кэллахен. Он надеялся убедить ее отказаться от безумной идеи вернуть деньги его компаньонам.

Боюсь, это невозможно, — ответил Синклер. — Сейчас она очень занята. Никогда раньше не замечал, чтобы ее интересовали подобные вещи, но ей срочно понадобилось кое-что купить.

— Что, интересно? — удивился Кэллахен. — Надеюсь, не стадо коров?

— Нет, она отправилась на поиски наряда для бала, хотя я сильно сомневаюсь, что она сможет найти что-нибудь подходящее в этом городишке.

— А когда будет бал? — спросил Кэллахен. Значит, Джози действительно решила отправиться на праздник к Перриману. Она решила отправиться в логово его заклятого врага. Кэллахен уже ни капли не сомневался, что во всех его бедах был виноват Перриман. Кэллахен не знал, что задумала Джози, но она говорила что-то о драгоценностях. Это может быть чертовски опасно. Ей придется быть очень осторожной.

Если Джози действительно поможет фермерам расплатиться с долгами, она помешает планам Перримана. Он потеряет на этом уйму денег, и ему это вряд ли понравится. К тому же, если Джози удастся напасть на след драгоценностей, она сумеет доказать причастность Перримана к этому делу. По всему выходило, что Джози слишком мешает банкиру, а Кэллахену уже довелось убедиться, что Перриман не остановится ни перед чем, добиваясь своего.

— Мистер Синклер, — обратился Кэллахен к старику, — раз уж вы пришли, то выслушайте меня. Джози грозит опасность, она сама не понимает, в какую игру ввязывается.

Молодой человек, объясните мне, про какую опасность вы говорите? — сразу встревожился Синклер.

— Это долго объяснять. Просто помешайте ей выплатить долги по закладным, не давайте ей денег.

— Может, мне лучше поговорить с шерифом?

— Проклятье! Это ничего не даст, шериф не сможет остановить Перримана. Просто объясните Джози, что ей лучше держаться подальше от этого дела, иначе она может попасть в крупную передрягу. — Кэллахен с отчаянием понимал, что никто не сможет переубедить упрямицу Джози, если она что-нибудь вобьет себе в голову. Боже, как ему хотелось очутиться на свободе, чтобы защитить ее!

— Не забывайте, Кэллахен, что у Джози есть я и ее отец, чтобы о ней позаботиться.

Кэллахен в отчаянии подумал, что старик просто не понимает, с кем Джози предстоит иметь дело. Ну что они смогут сделать против вооруженных людей Перримана?

— Пожалуйста, мистер Синклер, позовите сюда шерифа и Дэна Миллера. И пусть Джози тоже придет. Мне нужно срочно с ними поговорить.

— Хорошо, Кэллахен, я постараюсь привести их как можно скорее, — ответил Синклер и поспешил в сторону гостиницы.

Нетерпеливо расхаживая по своей комнатушке, Кэллахен размышлял о сложившейся ситуации. Он молил бога, чтобы Уилл Спенсер и отец Джози наконец осознали, какая опасность грозит Джози, и не позволили ей наделать глупостей. Но он отлично понимал, что шериф не согласится освободить его, а без помощи Кэллахена им не вывести Перримана на чистую воду.

Кэллахен в отчаянии бросился на свою койку. Прошла уже, казалось, целая вечность с тех пор, как старик Синклер отправился за Джози и шерифом, но до сих пор никто из них не появлялся.

Джози с грустью смотрела на платье, одиноко висевшее на вешалке в самом крупном магазине Шарпсбурга.

— Что же мне делать, Элли? — с отчаянием в голосе спросила Джози. — Это самый большой магазин. В других мы и этого не найдем. Глупо было надеяться отыскать в этом городишке бальное платье.

— Да уж, это платье никуда не годится. В нем тебя и на порог не пустят. — Но, увидев, что Джози едва не плачет, Элли попыталась ее успокоить: — Не расстраивайся ты так. Мы обязательно что-нибудь придумаем.

— Да что мы придумаем? Какая же я дура, что не догадалась захватить с собой побольше одежды.

— Когда ты уезжала из дома, ты меньше всего думала о том, что тебе придется ехать на бал.

Вспомнив обстоятельства, при которых они покинули Ларами, Джози не могла не согласиться со своей подругой. И вообще, с тех пор, как в ее доме появился Кэллахен, все ее мысли были заняты только им и его проблемами. Ни о чем другом она и не вспоминала.

— Надо же такому случиться! Джози Миллер влюбилась в преступника, — произнесла Элли, с улыбкой глядя на подругу.

— И все-таки, что же мне делать, Элли?

— С Кэллахеном? По-моему, все просто. Докажи его невиновность и выходи за него замуж, — рассмеялась Элли.

— Я спрашиваю тебя о платье, а не о Кэллахене, — возмутилась Джози. — К тому же Кэллахена не очень-то интересует женитьба.

— Это он тебе так сказал? — спросила Элли. — Что-то мне с трудом в это верится. Кстати, насчет платья. Я кое-что вспомнила. У меня есть знакомая в местном салуне. Она занимается тем же, чем и я когда-то. Так вот, она просто помешана на тряпках. Она тратит на одежду все, что зарабатывает. Я уверена, мы сможем найти у нее что-нибудь подходящее.

— Тогда идем скорее! — воскликнула Джози, схватив Элли за руку. — Нам нельзя терять ни минуты.

— Тебе лучше подождать меня в гостинице, — мягко возразила Элли. — Тебе не пристало появляться в подобных местах. Я схожу сама.

41
{"b":"5808","o":1}