A
A
1
2
3
...
42
43
44
...
54

Увидев случившееся, Джакоб, не теряя ни минуты, взобрался в свою повозку и, выхватив поводья из рук перепуганного Эла, крикнул ему:

— Слезай скорее и беги к своим родителям! Я поеду на поиски Рэчел.

Тревога сдавила сердце Джакоба, и он поминутно подгонял лошадей, которые и так уже бежали из последних сил. Джакоб свернул с дороги и направил лошадей в ту сторону, где мгновение назад скрылась из виду его жена. Дождь все не утихал, небо как будто разверзлось, и на землю обрушивались потоки воды. Джакоб не видел ничего на расстоянии вытянутой руки. Если жеребец сбросил его жену, то Джакоб мог не заметить ее, проехав всего в двух шагах. Но страх за жену гнал его вперед, и он продолжал бессмысленно колесить по прерии.

И вдруг в памяти отчетливо возникли картины прошлого. Когда-то он уже мчался по прерии, а сзади слышались звуки погони. Как наяву, он вдруг услышал голос брата, приказывавший ему скакать вперед во весь опор. И он поскакал вперед, а его брат остался, и еще какое-то время сзади до него доносились звуки выстрелов, а потом воцарилась тишина. Джакоб вспомнил, что тогда не было дождя, стоял сухой жаркий день, и он мчался вперед, не разбирая дороги, по потрескавшейся от жары земле. Он вспомнил, как его лошадь споткнулась и он, слетев с нее, лежал какое-то время на земле, оглушенный ударом, пока наконец не вспомнил о сумке с деньгами, которую доверил ему брат. С трудом приподнявшись и оглядевшись по сторонам, Джакоб обнаружил сумку неподалеку от себя и, подобрав ее, спрятал деньги за грудой камней. Едва он успел это сделать, как из-за холма показалась группа всадников. Подъехав к Джакобу, эти люди окружили его, и один из них закричал:

— Куда ты дел деньги?

— Я не знаю, о каких деньгах вы говорите, — ответил он.

Тогда один из них, высокий худощавый мужчина, спешился и со всей силы ударил его ногой в живот. Задохнувшись от боли, Джакоб согнулся пополам. Через мгновение на него посыпались новые удары. Последнее, что он услышал, теряя сознание, был чей-то возглас:

— Да вот же сумка! Этот негодяй спрятал ее за камнями.

Джакоб тряхнул головой, отгоняя ни к месту вернувшиеся воспоминания. Он так мечтал, что однажды к нему вернется память, но сейчас это его не интересовало. Беспокойство за Рэчел не давало ему думать ни о чем другом.

Почти час он безостановочно кружил по прерии в поисках своей жены, выкрикивая ее имя. Уже совсем стемнело, и дальнейшие поиски становились бессмысленными. Джакоб решил остановиться и попытаться развести огонь, чтобы хоть немного согреться и просушить мокрую насквозь одежду.

Он напряженно вглядывался в темноту, пытаясь определить, где находится. Прислушавшись, различил вдалеке шум воды. Значит, в поисках Рэчел он доехал до Зеленой речки. Недолго думая, Джакоб направился в ту сторону, откуда доносился шум. Дождь к этому времени почти совсем прекратился, но отыскать сухие дрова после такого потопа будет непросто, а на берегу должны быть заросли ивняка, и там наверняка можно набрать хворосту, чтобы разжечь костер.

Внезапно внимание Джакоба привлек странный звук, не то стон, не то плач. Джакоб не понял, откуда он доносился, и, оглядываясь по сторонам, он в отчаянии закричал в темноту:

— Рэчел! Рэчел! Где ты?

Звук повторился, и Джакоб понял, что это скулила собака. Он бросился к тому месту, откуда раздавался вой, как вдруг из темноты к нему выбежал щенок, тот самый, которого подобрала Рэчел. Подбежав к Джакобу, щенок вцепился зубами ему в брюки и стал нетерпеливо тянуть его за собой. В сердце Джакоба вспыхнула надежда, он знал, что с тех пор, как Рэчел привезла этого щенка, он неотступно следовал за ней по пятам. Может, он и сейчас отыскал свою хозяйку и зовет к ней на помощь.

— Ну что, приятель, ты знаешь, где Рэчел? Отведи меня к ней, — сказал Джакоб, наклоняясь к щенку, чтобы его погладить.

Словно поняв его слова, пес бросился обратно в ту сторону, откуда только что прибежал. Джакоб поспешил следом, боясь потерять его из виду.

Молитвы Джакоба наконец были услышаны, и из-за облаков показалась луна, осветившая все вокруг тусклым желтоватым светом.

Щенок метнулся в заросли ивняка, и Джакоб, не разбирая дороги, кинулся за ним, прикрывая лицо от острых веток. Выскочив на небольшую полянку, щенок остановился и оглянулся назад, нетерпеливо дожидаясь мужчину. Здесь, на этой полянке, Джакоб с ужасом увидел распростертое тело Рэчел. Она лежала совсем неподвижно, и у него от страха подкосились ноги.

Опустившись рядом с ней на колени, Джакоб дрожащей рукой попытался нащупать пульс у нее на шее.

— Рэчел, дорогая, девочка моя, ты меня слышишь? — позвал он, понимая, что не получит ответа. Она была без сознания, но он ощутил слабое биение пульса и на миг закрыл глаза. Она жива. Это главное. Она вся вымокла и замерзла, но он о ней позаботится.

Аккуратно ощупав все ее тело, Джакоб убедился, что кости целы. Бережно подняв Рэчел с земли, он понес ее через кусты к тому месту, где оставил фургон. Забравшись в повозку, он первым делом снял с Рэчел мокрую одежду и растер ее тело сухим полотенцем, надеясь согреть. Это не помогло, она по-прежнему оставалась холодной, как лед. Тогда, отбросив всякие сомнения, он разделся сам и лег рядом с ней, прижав ее к себе, чтобы согреть ее своим теплом.

И тут он услышал, как скулит щенок, который остался снаружи. Выглянув из фургона, Джакоб позвал его:

— Давай, малыш, залезай сюда. Ты тоже весь мокрый, и тебе не мешает погреться. — Он помог щенку взобраться в фургон, а потом вернулся к Рэчел, обеспокоенный тем, что она до сих пор не пришла в себя.

…Ветер с Зеленой речки дул в сторону Шарпсбурга, и к вечеру над городом сгустились свинцовые тучи. Испугавшись надвигающейся бури, люди попрятались по домам, улицы городка быстро опустели.

Джози Миллер торопливо шла по пустынной улице, с опаской оглядываясь назад. От самого салуна за ней по пятам шел какой-то незнакомец и, похоже, не собирался отставать. Это преследование не на шутку встревожило Джози, и она уже пожалела, что не осталась в салуне, чтобы дождаться Элли.

У девицы, с которой ее познакомила Элли, и впрямь оказалось множество нарядов. Нашлись даже такие, которые вполне могли бы сойти для бала Перримана, но вся беда была в том, что эта девушка оказалась совсем худенькой, и ее платья трещали на Джози по швам. Элли, которая неплохо управлялась с иголкой, уверила Джози, что сумеет как-нибудь это уладить. А когда выяснилось, что в шитье Джози ни чего не смыслит, Элли посоветовала ей отправиться в гостиницу и подождать там. И вот теперь она оказалась на темной улице совсем одна, и за ней следом шел какой-то подозрительный субъект.

Ускорив шаг, Джози направилась к магазину, надеясь, что там незнакомец не сумеет причинить ей вреда. Но ее преследователь разгадал ее намерение и, в два прыжка настигнув ее, зажал ей рот и затащил в узкий проулок за магазином. В темноте Джози не смогла разглядеть его лица. Он так крепко держал ее. что она не могла даже пошевелиться, не то что достать пистолет, спрятанный в кармане платья.

— Послушай меня, — угрожающе просипел незнакомец, — если ты хочешь, чтобы Кэллахен остался в живых, забудь об этом деле и возвращайся домой. Мы уже убрали его брата и, если ты нас вынудишь, уберем и его. Ты все поняла?

Джози извивалась изо всех сил, пытаясь освободиться от его железной хватки, и, наконец изловчившись, ударила его каблуком по колену.

— Ах ты, дрянь! — крикнул он и с силой отшвырнул ее от себя. Не удержавшись на ногах, Джози упала на землю, сильно ударившись головой о стену.

Когда она смогла наконец подняться, незнакомца уже и след простыл. Джози постояла немного, опираясь на стену, чтобы прийти в себя, а потом поспешила в конюшню, чтобы рассказать обо всем Кэллахену. Он предупреждал об опасности ее, а на самом деле ему нужно беспокоиться о себе. Перриману не нужна Джози, ему нужен Кэллахен.

Подойдя к конюшне, Джози услышала оттуда голос матери, которая разговаривала с Кэллахеном. Дверь была открыта, и в конюшне горел свет. В дверном проеме она увидела силуэт Уилла, который стоял с пистолетом в руке, облокотившись о косяк.

43
{"b":"5808","o":1}