ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рэчел в испуге смотрела на него.

— Ты все вспомнил? — спросила она, моля бога, чтобы это было не так.

— Нет, просто в памяти стали всплывать какие-то обрывочные воспоминания.

В этот момент щенок, разбуженный голосами, выполз из своего угла и, радостно виляя хвостом, подскочил к Рэчел…

— Отправляйся на свое место, Моисей! — прикрикнул на него Джакоб, обрадовавшись возможности прервать тягостный для него разговор.

— Почему ты зовешь его Моисеем? — удивилась Рэчел.

— Этот щенок нашел сегодня верный путь, как когда-то Моисей, ведущий свой народ через пустыню. Я думаю, он заслужил это имя.

Рэчел рассмеялась, а затем обняла Джакоба и уже серьезно спросила:

— Что бы ни было с нами дальше, я хочу, чтобы сегодня ночью ты стал моим настоящим мужем.

— Рэчел, я страстно этого хочу, я мечтаю об этом.

Но что, если однажды мы узнаем, кто я, и правда тебе не понравится?

В ответ Рэчел лишь вздохнула. Она и так уже знала правду о том, кто он, но не это пугало ее. Она боялась, что в любой момент его могут арестовать, ведь объявления о розыске наверняка расклеены повсюду. Сегодняшняя ночь вполне могла оказаться их последней ночью вместе, и она не собиралась терять то немногое, что у них было.

Она потянулась к Джакобу, обняла его за шею и привлекла к себе. Когда он нежно поцеловал ее губы, ей показалось, что по жилам заструился жидкий огонь. Джакоб прижался к ней, и Рэчел ощутила всю силу его желания. Он покрывал ее кожу мягкими поцелуями, спускаясь все ниже. Когда он коснулся губами ее груди, Рэчел застонала. Ничего подобного она не испытывала никогда в жизни.

— Ты восхитительна, Рэчел, — шептал прерывающимся голосом Джакоб. — Я умираю от желания.

Рэчел уже была замужем и прекрасно знала, что такое супружеская близость, но ни разу за годы своего брака она не испытывала и доли той страсти, что охватила ее теперь в объятиях Джакоба. Ее бывший муж обычно скатывался с нее после нескольких конвульсивных движений и тут же засыпал. Теперь все было по-другому.

Джакоб двигался медленно, с удивительной нежностью. Когда же он останавливался, покрывая ее тело поцелуями, она начинала сама нетерпеливо двигаться ему навстречу, не в силах больше выносить эту сладкую пытку. Она и подумать раньше не могла, что можно так желать мужчину и что близость с ним может быть так волнующе прекрасна.

— Джакоб, пожалуйста, я хочу… — начала она, но не смогла больше говорить, потому что по ее телу вдруг разлилась волна жаркого блаженства, накрывшая ее с головой. Выгнувшись ему навстречу, Рэчел не смогла сдержать крик наслаждения. В ответ Джакоб издал приглушенный стон. Она почувствовала, как его тело напряглось и он достиг пика страсти почти одновременно с ней.

Потом они долго лежали молча, не разжимая объятий.

— Я несколько лет была замужем, но даже не догадывалась, что ощущает женщина, когда ее любит мужчина. Ничего подобного я в жизни не испытывала, — прошептала Рэчел, с любовью глядя на своего мужа.

— Я рад это слышать. И думаю, что смогу сегодня ночью удивить тебя чем-нибудь еще. Вот только схожу распрягу лошадей, им ведь нужно отдохнуть. — Джакоб ласково погладил Рэчел по лицу и поднялся, чтобы выйти из фургона.

Щенок, который высунулся вслед за ним, тут же вернулся назад весь промокший. Дождь начался снова, и Рэчел с тревогой подумала, как же они продолжат свой путь, если все дороги раскиснут. Но она скоро забыла о своих тревогах, думая о том, что только что произошло между ними.

Когда Джакоб вернулся, он был насквозь мокрый, вода лила с него ручьями.

— Да ты совсем замерз! — воскликнула Рэчел, ласково глядя на него. — Теперь моя очередь тебя согреть. Иди скорее ко мне.

Когда забрезжил рассвет, Рэчел и Джакоб сидели бок о бок и кормили друг друга консервированными персиками из банки, которую купила Рэчел. Время от времени Джакоб ловил руку своей жены и слизывал с ее пальцев сладкий сок. Когда Рэчел смотрела на него, ее глаза лучились счастьем. Никогда в жизни ей не было так хорошо, и она молилась про себя, чтобы их счастье продлилось как можно дольше.

Наконец они улеглись спать, так и не открыв друг другу своих секретов. Рэчел не решилась рассказать Джакобу об объявлении, а он, в свою очередь, побоялся рассказать ей о своих воспоминаниях.

Как только рассвело, Уилл поспешил в гостиницу, чтобы проведать Джози. Подойдя к гостинице, он увидел Элли, торопливо сбегавшую с крыльца.

— Привет, Элли, — окликнул он ее. — Куда торопишься в такую рань?

— В салун. — Увидев его недоумение, она поспешила все объяснить: — Ты только не подумай, что собираюсь вернуться к старому. Просто одна девушка обещала перешить для Джози бальное платье.

— Прости меня, Элли. — Он разозлился на себя за то, что позволил ей заметить свое удивление. Ее наверняка обидели его подозрения, пускай и невысказанные. — Я совсем не думал ни о чем таком.

— Неправда, — грустно возразила Элли. — Это было написано у тебя на лице.

— А как дела у Джози? — поспешил шериф сменить тему.

— У нее все в порядке. Она еще спит.

— Тогда я, пожалуй, провожу тебя, если позволишь.

— Это ни к чему. Не стоит, чтобы тебя видели со мной, — ответила Элли и повернулась, чтобы идти дальше.

— Постой! — воскликнул Уилл, поймав ее за руку. — Не говори глупостей и не делай поспешных выводов. Просто, если тебе нужны деньги, я мог бы тебе помочь.

Элли слишком часто приходилось слышать что-то подобное, и, когда Уилл это сказал, она резко обернулась, с упреком глядя на него.

— Ты что, хочешь меня купить? Как ты можешь, Уилл!

— Конечно, нет. Я же говорю, что ты торопишься с выводами. Ничего подобного у меня и в мыслях не было. Поверь, я отношусь к тебе совсем по-другому. — Уилл вдруг растерялся, не зная, что сказать дальше. На секунду замявшись, он продолжил: — Я сам себя не понимаю. С тех пор как мы поговорили с тобой тогда вечером, я смотрю на тебя другими глазами. Я мечтаю о том, чтобы быть с тобой, но я не собирался тебя покупать, поверь мне.

И, прижав Элли к себе, он нежно ее поцеловал. Не веря, что сбываются ее самые, сокровенные мечты, Элли неловко обняла его, отвечая на его поцелуй.

Наконец она немного отстранилась и, смущенно глядя на него, спросила:

— Мужчины, с которыми я встречалась, предпочитали не тратить время на поцелуи. И я совсем не умею целоваться. Я сделала что-нибудь не так?

— Элли, успокойся, все просто замечательно.

— Вот и отлично, — улыбнулась девушка, — а теперь мне нужно идти, а то Джози так и останется без бального платья. Кстати, я и себе надеюсь что-нибудь подобрать. Мне тоже очень хочется туда пойти.

— Я был бы очень рад, если бы ты пришла туда. Мы с тобой уже немного попрактиковались в поцелуях, а там мы могли бы попрактиковаться в танцах. Я знаю, что ты прекрасно танцуешь. Ты могла бы по учить меня, правда, тебе придется немало повозиться. По-моему, проще выучить танцевать медведя.

— Ничего, я думаю, мы справимся, — со смехом ответила Элли, увлекая Уилла за собой.

…Джози совсем не хотелось спускаться к обеду, но мама и дедушка настояли на своем, и теперь вся семья собралась за столом, ожидая, когда им подадут суп.

— Когда же ты наконец собираешься выполнить обещание, данное фермерам? — спросил Дэн, обращаясь к Джози.

— Честно говоря, я надеялась, что ты договоришься с ними сам. Тебе они скорее поверят, — ответила Джози.

— Я думаю, что так действительно будет разумней, — сказал Дэн, кивая головой. — Но что-то это на тебя не похоже. Обычно ты хочешь все делать сама. Что с тобой случилось, ты чем-то расстроена? — И он с волнением взглянул на дочь.

Мистер Синклер тоже пристально посмотрел на внучку.

— Похоже, твои мысли где-то очень далеко. Что тебя тревожит, детка, расскажи нам. Давай разберемся все вместе.

В ответ Джози только печально покачала головой.

— Я кажется догадываюсь, в чем дело, дочка. Ты ведь расстраиваешься из-за Кэллахена, я права? — мягко спросила доктор Энни.

45
{"b":"5808","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Законы большой прибыли
Песнь Кваркозверя
Огонь в твоём сердце
Девочки
Всегда кто-то платит
Неудержимая. Моя жизнь
Почему Беларусь не Прибалтика
Целуй меня в ответ