ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ещё одним интересным выводом из работ Крушинского было то, что, чем выше уровень рассудочной деятельности, тем больше риск получить невротическую реакцию, сходную с неврозами у людей. Самые распространённые формы подобных реакций: фобии — страх перед условиями эксперимента и как следствие отказ от решения задачи; двигательное возбуждение , переходящее, наоборот, в запредельное торможение.

По Крушинскому, оказалось, что самые сообразительные животные более других склонны к невротическим реакциям. И об этом следует помнить, ставя перед собакой ту или иную задачу.

И при элементарной рассудочной деятельности, и при инсайте — «озарении» — возникает эффект мгновенного решения сложной задачи, с которой животное встретилось впервые. Решение основано на обобщении предыдущего опыта и использовании имевшихся навыков в нестандартной комбинации.

Разница между элементарной рассудочной деятельностью и инсайтом, вероятно, заключается в том, что в первом случае ситуация возникает однократно, животные решают её однократно и у них не вырабатывается условного рефлекса, а при втором условный рефлекс вырабатывается с первого раза и при возможном повторении ситуации сохраняется.

Граница между инсайт-обучением и элементарной рассудочной деятельностью очень тонка, и современные авторы предпочитают относить оба эти явления к так называемому когнитивному поведению.

А теперь несколько примеров из личной практики. Моя самая первая ризенушка научилась открывать двери, дёргая их за ручки. Бабушка готовила на кухне пироги, оттуда так аппетитно пахло, а дверь, как назло, открывалась не наружу (такие двери собаки легко открывают мордой, а потом — плечом и лапой)… Собака несколько секунд «размышляла», чтобы такое предпринять, и вдруг схватила ручку зубами и потянула на себя. Ура! Дверь открылась. И ризенуха рванулась на кухню выклянчивать пирог. С тех пор она легко справлялась с любыми дверями. Однако ручки у дверей в квартире были пластмассовые, и собака, будучи натурой страстной, их мгновенно пооткусывала. Пришлось заменить ручки на металлические. Вероятно, это был пример инсайта — мгновенного «озарения». Однако эта же собака правильно сделала выборку вещи (речь шла о чужом запахе, а не о запахе хозяина), а потом и выборку человека, придя на занятие по розыскной службе, с первого раза. Позже её как будто «вырубило». Одно занятие она вообще отказывалась работать, на втором-третьем пошло закрепление навыка. Это уже было похоже на рассудочную деятельность: при первом предъявлении задачи собака решила её правильно, но условного рефлекса не образовалось. Он образовался, когда задача стала повторяться.

Вообще задачи на элементарную рассудочную деятельность решают собаки, работающие без человека. Например, охотничьи. У охотников есть для борзых такой термин — «мастерство» — умение собаки предугадывать все увёртки зайца. Когда борзая «мастерит», она самым настоящим образом экстраполирует. С неординарными ситуациями, для которых навыков, полученных в результате дрессировки, может не хватить, сталкиваются пастушьи собаки (собрать стадо, разбить его на определённые группы, найти и вернуть отставших животных), собаки на свободном окарауливании, розыскные собаки.

Глава 6. КАК НАСЛЕДУЕТСЯ ПОВЕДЕНИЕ?

Веками шёл отбор собак не только по внешним признакам, соответствующим какому-либо использованию, но и по поведенческим реакциям. Человек ценил в своём четвероногом друге охотничьи и сторожевые качества, преданность одному хозяину

При современной практике разведения вопрос о взаимосвязи экстерьера (определённые размеры, телосложение, окрас) и поведения все ещё носит спорный характер. С одной стороны, прослеживается явная закономерность типа конституции с типом нервной системы (а сильный или слабый тип нервной системы, безусловно, передаётся по наследству!). Но с другой стороны, далеко не каждый чемпион обладает хорошими рабочими качествами.

Рассмотрим историю изучения агрессии, т.е. активной оборонительной реакции, как её называли ещё двадцать лет назад. Под этим термином подразумевали возможность проявлять агрессию к особям своего вида и человеку. (На самом деле к оборонительному поведению относятся два типа: активный — бегство — и пассивный — замирание на месте.)

В 60-х годах XX в. Л. В. Крушинский провёл исследования на восточноевропейских овчарках и эрдельтерьерах и выделил три качественно отличные друг от друга группы:

— собаки без агрессии: на постороннего человека не лают и не пытаются его укусить;

— собаки, лающие на постороннего человека, но не пытающиеся его укусить;

— собаки, которые не только лают, но способны укусить человека.

Тест проводился на необученных собаках. Результаты были следующие: реакция 2-го и 3-го типов наблюдалась у 52 % овчарок и 23 % эрдельтерьеров, причём у вторых преобладала реакция 2-го типа. Подобная реакция появляется у щенков в возрасте 4—6 месяцев, и именно с этого возраста, если она важна для дальнейшей работы, её следует развивать.

При этом следует помнить, что отсутствие агрессии может быть обусловлено несколькими причинами:

— имеет наследственный характер и, хотя собаки обладают сильным типом нервной системы, агрессивность у них полностью отсутствует;

— носит характер инфантильной осторожности, т.е. щенячья трусость остаётся на всю жизнь в результате индивидуальных особенностей развития;

— обусловлена слабым типом нервной системы и проявляется в виде страха при сверхсильных раздражителях — громе, взрыве, выстреле;

— появляется в результате невротических срывов и ошибок, допущенных при дрессировке;

— является следствием физиологического срыва, вызванного болезнью: сверхсильный раздражитель накладывается на болезненное состояние. Пример. Сука с токсикозом, развившимся на фоне беременности, начинает бояться громких звуков, если период её дискомфорта совпадает с празднованием Нового года, сплошными взрывами петард, фейерверков и т. п.

Известно, что оборонительное поведение животных зависит от уровня возбудимости нервной системы: чем выше возбудимость, тем выше проявление оборонительной реакции в той или иной форме. А возбудимость — это генетически обусловленное свойство нервной системы.

Яркой иллюстрацией к проблеме наследования агрессии являются волчье-собачьи гибриды. Волки, как все дикие псовые, не проявляют агрессии к человеку, за исключением отдельных случаев. Популярные в середине XX в. байки о том, что пошла, мол, сельская учительница через лесок и остались от неё либо туфельки, либо валенки, смотря по сезону, не имели под собой практически никакого основания. Гибриды волка и собаки (а очень многие породы собак пытались «улучшать», приливая к ним кровь волков; недаром митохондриальная ДНК волчьего обнаруживается у многих старых европейских пород собак — овчарок, пуделей) наследуют от волков пассивную и активную форму оборонительного поведения (т. е. убегание или замирание), а от собак — повышенную возбудимость нервной системы. При этой комбинации происходит усиление страха перед человеком и любыми новыми раздражителями, хотя звери сохраняют нормальное, как у волков, охотничье поведение и агрессию к тем животным, которые служат им добычей.

Иногда такой же неудачей оканчиваются попытки скрестить между собой далёкие друг от друга породы или плохо сочетающиеся линии внутри одной породы: в первом поколении выщепляются животные со слабой нервной системой.

В конце XX в. российским кинологом К.Т. Сулимовым проводились скрещивания собак и шакалов. Предполагалось, что гибриды будут иметь лучшее, чем у собак, чутьё и их потомков можно будет использовать на таможне для поисков наркотиков. В естественных условиях собаки и шакалы не скрещиваются. Для удачного межвидового «брака» приходилось подкладывать новорождённых шакалят собакам, а щенков — самкам шакала — метод кроссфостеров. Вырастая, щенки «полагали», что они — шакалы, а шакалята «считали себя» собаками. Схема скрещивания была таковой: сука собаки + самец шакала и самка шакала + кобель собаки. Их потомки скрещивались между собой.

6
{"b":"5812","o":1}