ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ещё одна трудность, когда имеешь дело с людьми, готовыми продаваться за деньги, заключается в том, что они прямо-таки не могут остановиться, демонстрируя собственную гениальность. Впрочем, в данном случае это было не так уж и далеко от действительности, и потому Ямата заставил себя внимательно выслушать подробные рассуждения программиста. К тому ж, этого требовали и правила хорошего тона.

— У вас все в порядке со своей дальнейшей судьбой?

Серлз молча кивнул. Он тут же вылетает в Майами, затем пересаживается на самолёт и направляется в Антигуа через Доминиканскую республику и Гренаду, причём всякий раз на билете будут фигурировать разные имена, а сами билеты оплачиваются разными кредитными карточками. У него в кармане уже лежал новый паспорт, и он становился другим человеком.

На этом острове его ждала вилла, условия покупки которой были заранее оговорены. На все уйдёт целый день, но в конце концов он окажется там и больше никогда не будет покидать своего имения.

Что касается Яматы, он не знал и не собирался узнавать, что дальше произойдёт с Серлзом. Если бы подобное происходило в кино, он принял бы меры по устранению программиста, однако это опасно. Всегда оставалась вероятность того, что в гнезде находилось не одно яйцо, а несколько, верно? Да, конечно, у него нет гарантий. К тому же следует выполнять данное слово, ведь это вопрос чести. В конце концов все, что он предпринимал, являлось делом чести.

— Следующая треть обещанной суммы будет переведена на ваше имя утром. После получения приступайте к осуществлению нашего плана. — Тупой ронин, подумал Ямата, но даже среди них встречаются по-своему честные люди.

* * *

— Почтенные члены палаты, — произнёс спикер палаты представителей Конгресса после того, как Эл Трент закончил свою заключительную речь, — вы сможете выразить отношение к законопроекту с помощью электронной системы голосования.

В наушниках шум голосов сменился классической музыкой — в данном случае это был «Итальянский концерт» Баха. У каждого члена палаты представителей имелась пластиковая карточка, и голосование в общем-то весьма напоминало пользование автоматическим банкоматом. Несложное компьютерное устройство подсчитывало голоса, и итог появлялся на телевизионных экранах во всём мире. Для принятия закона требовалось двести восемнадцать голосов. Эта цифра была достигнута меньше чем через десять минут. Затем последовал дополнительный всплеск голосов «за», которые принадлежали конгрессменам, принимавшим участие в заседаниях различных комитетов, — они поспешили проголосовать и вернулись к прежним занятиям.

На протяжении всего голосования Эл Трент оставался на трибуне, дружески беседуя с членом руководства оппозиционной партии, своим приятелем Сэмом Феллоузом. Просто поразительно, какими схожими были их точки зрения по многим вопросам, думали оба. Трудно представить себе людей, больше отличающихся друг от друга — этот либерал из новой Англии с гомосексуальными наклонностями, которых он не скрывал, и мормон-консерватор из Аризоны.

— Это станет хорошим уроком для жёлтых ублюдков, — заметил Эл.

— Ты здорово сумел провести законопроект через палату представителей, — согласился с ним Сэм. Оба конгрессмена думали о том, каков будет характер долгосрочного воздействия принятого закона на проблемы занятости в их избирательных округах.

Далеко не столь довольными были сотрудники японского посольства, передавшие результаты голосования в своё Министерство иностранных дел в тот момент, когда музыка стихла и спикер палаты объявил: «Закон о реформе торговли, HR-12313, принят».

Теперь законопроект поступит для одобрения в Сенат, сообщили японские дипломаты, но это всего лишь формальность. Против него решатся голосовать лишь те, у кого до переизбрания оставалось много времени. Министр иностранных дел узнал о результатах от своих подчинённых примерно в девять утра по токийскому времени и проинформировал премьер-министра Когу. Тот уже подготовил прошение об отставке на имя императора. Другой сокрушался бы по поводу краха своих надежд, но не он. Оглядываясь в прошлое, Кога понимал, что мог оказывать более значительное влияние на политическую жизнь страны, находясь в оппозиции, чем занимая высшую правительственную должность. Глядя в окно на аккуратно подстриженную лужайку и восходящее утреннее солнце, он понял, что жизнь за пределами дворца будет, в конце концов, куда приятнее.

Пусть все это расхлёбывает теперь Гото, подумал он.

* * *

— Ты знаешь, японцы производят удивительно высококачественную аппаратуру, которой мы пользуемся в Уилморе, — заметила за ужином Кэти Райан. Теперь уже можно было комментировать наполовину принятый закон.

— Вот как?

— Например, лазерные установки для удаления катаракты. Они купили американскую компанию, у которой был патент на это изобретение. Кроме того, японские инженеры постоянно совершенствуют свою аппаратуру. Практически каждый месяц они приезжают и работают над программами, рассчитанными на расширение возможностей своих компьютеров.

— А где находится компания?

— Где-то в Калифорнии.

— Значит, аппаратура производится американцами, Кэти.

— Но ведь не все же детали, — напомнила ему жена.

— Понимаешь, закон разрешает делать исключения для уникальных деталей, которые…

— Значит, это правительство устанавливает правила торговли?

— Да, — согласился Джек. — Послушай, ты сама говорила что их врачи…

— Я вовсе не утверждала, что они плохие специалисты, просто им следует более творчески подходить к методам лечения. Понимаешь, — добавила она, — таким же должен быть и подход правительства.

— Я сказал президенту, что принятие закона о реформе торговли не такая уж блестящая идея. Он ответил, что закон будет действовать в полном объёме только в течение нескольких месяцев.

— Поверю этому, лишь когда увижу собственными глазами.

13. Ветры и приливы

— Никогда не видел ничего подобного.

— Но ваша страна изготавливала их тысячами, — возразил руководитель отдела по связям с общественностью.

— Это верно, — согласился Клерк, — однако на заводы никого не пускали, даже советских журналистов.

Чавез вёл съёмку и занимался этим весьма убедительно, без улыбки заметил Джон Кларк. Динг шмыгал между рабочими в белых комбинезонах и защитных шлемах, поворачивался, наклонялся, садился на пол, то и дело поднося к лицу свой «Никон», меняя кассеты каждые несколько минут, и уже заснял на сотнях кадров процесс сборки ракет-носителей. Это были ракеты СС-19, в этом можно было не сомневаться. Кларк знал спецификации ракет и видел в Лэнгли достаточно фотографий, чтобы опознать их с первого взгляда, и даже сумел сразу обратить внимание на некоторые изменения в конструкции. Русские ракеты были обычно окрашены в зелёный цвет. Все, созданное в Советском Союзе для военных целей, носило маскировочную окраску, даже ракеты в транспортных контейнерах, установленные в бетонных пусковых шахтах, походили на гороховый суп, в цвет которого русские так любили красить свои танки. Но не эти ракеты. Краска означает дополнительный вес, и потому нет никакого смысла тратить лишнее топливо, чтобы разгонять несколько килограммов краски до орбитальной скорости. Корпуса этих ракет сверкали ярким блеском стали. Фитинги и разъёмы казались намного совершеннее, чем Кларк ожидал бы увидеть на советском ракетном заводе.

— Вы внесли модификации в первоначальную конструкцию?

— Совершенно верно. — Руководитель отдела по связям с общественностью улыбнулся. — Основная конструкция ракеты превосходна. Она произвела большое впечатление на наших инженеров, но у нас иные стандарты и более качественные материалы. Вы очень наблюдательны, мистер Клерк. Не так давно здесь был американский инженер из НАСА, и он тоже обратил на это внимание. — Японец сделал короткую паузу, вглядываясь в лицо «журналиста». — Между прочим, разве Клерк — русская фамилия?

75
{"b":"640","o":1}