ЛитМир - Электронная Библиотека

Провисает сеточка! Ха, в ней как раз почти четыре метра, не слишком тонкий намек, мог бы и раньше догадаться. По четыре-пять таких препятствий на каждую полосу.

Я открыл глаза и обнаружил рядом только Тони с опущенным долу взглядом. Я ободряюще улыбнулся. Он посмотрел на меня с надеждой:

– Ты придумал?!

– Тс-с! Где все?

– Пошли следить за лидерами, смотреть, кто где теряет время. Ну, как ты сказал.

– Ясно. Иди собери ребят. Встречаемся у палатки, а я пошел искать Бовеса. Только тихо! Понял?

– Понял! – просиял Тони.

Я пошел к нашему куратору и договорился с ним, что мы сегодня тренируемся на татами прямо сейчас, до обеда, а когда все остальные пойдут тренироваться, вернемся на полосу препятствий.

– А мне-то посмотреть можно? – спросил заинтригованный сержант.

– А вы болеете за нас? – поинтересовался я.

– Конечно. Другие мои команды – мальки, у них отдельные соревнования.

– Тогда можно. Но только вам. И еще нам понадобится шест. Никто не пользуется, может, их там нет?

– Будет, – веско сказал Бовес.

Глава 11

Ребята уже ждали меня около палатки.

– Немедленно переодевайтесь в кимоно! – велел я. – Мы идем на кемпо. Даже если Ловере, Дронеро, бог и дьявол против. Потому что Бовес «за».

– Что ты придумал?! – спросил Алекс.

– Покажу вечером. Чтобы никто не видел. И чтобы никто… Тони, ты понял? Никто… даже не знал, что мы не филоним кемпо, а тренируемся на полосе. Ясно?

Ребята кивнули.

– Тогда бегом, – скомандовал я.

Через десять минут мы вернулись на татами, с которого полтора часа назад так бесславно отступили. Всё, больше никакой болтовни. Я молчал как рыба всю тренировку. Ребята делали зверские рожи и грозились утопить меня в море или еще что-нибудь такое нехорошее сделать.

Перед обедом я отвел Тони в сторонку и спросил, прыгал ли он когда-нибудь с шестом через рвы. Тони сказал, что да, прыгал. И неплохо получалось. Он хотел уже возразить, что тащить ради этого шест не стоит, но я посмотрел на него угрожающе: помолчи.

Стрельба нас сегодня не занимала. Все дрожали от нетерпения, и это сказывалось на результатах. Даже Лео пару раз попал в девятку, чего с ним не случалось уже… Да никогда не случалось.

Доведя ребят до точки кипения, я предложил им явиться на полосу россыпью, чтобы никто, не дай бог, не заинтересовался, почему это мы дружно идем не в ту сторону.

На поле я даже просканировал окрестности: кроме нас и сержанта Бовеса – никого. Отдав ему на сохранение наладонник (пригодился сканер), я наконец раскрыл друзьям свою тайну.

– Делаем так: впереди, как и раньше, бежит Роберто, почти все полосы начинаются со стенки, и мы через них перебираемся, как всегда. Отличие: Алекс бежит с шестом, перебирается сам, сбоку. Для определенности пусть будет слева. И, Алекс, ты не принимаешь участия в перебрасывании Тони, даже если оказался в нужное время в нужном месте. Твоя работа – шест. По правилам, мы должны донести его до конца, ясно?

– Ясно. А зачем?

– Во-первых, перед рвом ты его оставляешь для Тони, еще лучше, если передаешь, а когда он перепрыгивает, забираешь и несешь дальше.

– Э-ээ, но тогда мне придется ждать.

– Ну и что? Ты бегаешь быстрее всех. Догонишь. А во-вторых, и это самое главное. Колючка.

– Ну?! – По-моему, это был всеобщий вопль.

– Гвидо проползает первым, он у нас настоящая ящерка. Алекс протягивает шест под колючкой. Гвидо его берет, и они приподнимают проволоку и ждут, пока мы, такие большие и толстые, проползем. И Гвидо придерживает шест, пока ползет Алекс, это немного неудобно, но лучше я не придумал. И тогда, после колючки, шест несет Гвидо, пока Алекс его не догоняет. И, Гвидо, ты в этом случае тоже не помогаешь Тони перелезть через стенку. Не твоя забота. М-м-м, даже так, ты ему вообще никогда не помогаешь, во избежание путаницы. Стенки делаем так: Роберто первым перебирается на ту сторону, Лео подбрасывает мне наверх Тони и Гвидо, я наверху ловлю и сбрасываю их Роберто. Потом я помогаю забраться Лео.

Моя идея понравилась.

– После последней колючки и стенки усталый Алекс отдает шест мне. Ползаю я плохо. Поэтому все время меняться не получится. Ясно? Тогда пошли потренируемся немного.

– А если стенка вскоре после колючки, – спросил Алекс, – а следующее препятствие – ров?

– А такое где-нибудь есть?

– Седьмая полоса, – ответил Лео.

– М-м-м, тогда сделаем так. Шест мне Алекс отдает в промежутке между Тони и Гвидо или перед ними, если есть такая возможность. Я его прислоняю к стенке с другой стороны, опять же слева. Мы всё время будем так делать. А на седьмой полосе, если она попадется, в этом месте шест понесет Роберто, который будет ловить Тони, но не Гвидо. И мы сейчас пойдем тренироваться именно туда.

– Брр, что-то ты сказал такое странное, – заметил Алекс.

– Да, – подтвердил Лео. – Роберто же должен быть первым у стенки. А ползем мы так: Гвидо, Роберто, ты, я, Тони, Алекс.

– Э-э-э, да, я запутался. Ладно, давайте пойдем, попробуем и разберемся.

Я действительно сказал о седьмой полосе что-то не то, тем не менее мы разобрались, и уже второй прогон дал нам пятьдесят пять секунд выигрыша. Почти гарантированная победа, в худшем случае – стопроцентное попадание в тройку.

– Почему ты не придумал этого неделю назад? – спросил задыхающийся Алекс, постоянная смена темпа обходилась ему недешево.

– Не было необходимости. Я это соревнование уже проиграл, мысленно.

– Хорошо, что не придумал, – возразил Роберто, – сейчас бы уже все знали – и пользовались. И тогда мы без шансов. У нас ниже средняя скорость бега.

Мы поотрабатывали всякие передачи шеста, поползали под проволокой, пока мне не понравился результат:

– Неплохо. Давайте пройдем еще одну полосу – и все. Чтобы завтра были бодрые и свежие. Все запомнили, как надо делать?

– Ага. Не бином Ньютона, – заметил Гвидо.

– А что сложного в биноме Ньютона? – удивился я.

– Это так говорится.

– А-а-а… Ясно.

Последний прогон оказался еще успешнее предыдущего. Я бы уже прыгал от радости, если бы не всякие «неизбежные на море случайности». Пробежав со своими партнерами четыре сотни трасс и проведя с ними не один десяток тайных операций, я прекрасно это знаю.

– Цирк! – ухмыльнулся сержант, возвращая мне наладонник. – Удачи, ребята!

Бовес ушел, скоро кончается тренировка, а за малышней, которых на него навесили аж две команды, нужен глаз да глаз.

– Ну хорошо, – резюмировал я, после того как мы обсудили результаты, последний раз согласовали, кто кого когда обгоняет или, наоборот, не обгоняет. – Будем надеяться на лучшее. Тони! Ни звука, никому! Даже не улыбайся затаенно, понял?

– Понял, – покивал Тони.

– Всё, пошли купаться. И не конфликтовать сегодня ни с кем.

– Это ты себе скажи, – заметил Алекс.

– Угу, ладно, но сегодня все будут мирные. Я надеюсь.

Минут за пятнадцать до отбоя очень серьезный Лео разогнал поклонников своего вокального дарования, а нас отправил в палатку.

– Раздевайтесь, – скомандовал он, роясь в рюкзаке.

– Ага, – согласился я и достал из своей аптечки неизменный «яд горыныча». Такой же баллончик искал Лео.

– У-у-у, – Тони даже всхлипнул.

– Зато я не буду тебя шлепать, – утешил я его.

Бедный ребенок, он вчера хорошо приложился об скалу, весь в синяках, и они еще, конечно, не прошли. И вчера его уже поливали этим полезным, но ужасно жгучим средством. «Только для настоящих мужчин», – значится на баллончике, и это не совсем шутка. С другой стороны, это Тони виноват, что нам так сильно надо выиграть, так что потерпит. И я потерплю; синяки, полученные во время моего «морского» приключения, уже почти сошли, тоже под воздействием «яда горыныча», а вот следы от дронеровского боккэна на спине и позавчерашние царапины на ногах…

– Ты бы меня и так не шлепнул! – решительно заявил Тони, немного подумав.

19
{"b":"70","o":1}