A
A
1
2
3
...
32
33
34
...
45

– Да ничего… Ты же давно хотел поработать в одиночку…

– Спасибо, командир! – Хантер вылез из палатки, оставив полковника одного.

Мельников не стал долго раздумывать. Выйдя вслед за Эдом, он нашёл почти всю команду у центрального костра на Смоленской. Не было только «Бурята» и «Гоблина». Хантер прощался с ребятами, а те желали ему «удачной охоты» и хором жалели о том, что теперь никто не будет орать на всю станцию «Good night, Bagdad». Увидев командира, они ненадолго притихли, а потом снова оживились.

– Полковник, а вместо Хантера ты кого возьмёшь? – поинтересовался «Миха». – Кого-то из нового выпуска с Тульской?

– Пока не знаю! – Мельников пожал плечами. – Выпуск только через пару месяцев, а люди нужны сейчас…

– А может, Рысь спросить? – прикинул «Стикс». – Она неплохо себя показала при рейде в Библиотеку… Испытательный срок ей устроить…

– Кто тебе сказал, что она вообще захочет с нами работать? Она пять лет обходилась без команды и начальников; да и ушла она уже. И не факт, что вернётся… – ответил ему «Кобра». – А что она неплохой сталкер – это факт.

– Вернётся… – вздохнул Мельников. – Я ей могу, конечно, предложить такой вариант, только согласится ли? Да и странно это – девушка в группе…

– Да ладно, чем она от нас отличается? Сталкеры – они без пола и возраста люди. Вот когда внизу – да, а на поверхности все равны…

– Все равны, но тот, кто лучше вооружён – равнее! – констатировал подошедший «Гоблин». – А я вот, командир, гитару прихватил. Спойте, а?…

73.

Так– так. Сумма в схронах равнялась семнадцати с половиной штукам, плюс последний заработок -три с половиной, плюс различные долги – около двух. Итого – 23. Вполне хватит на квартирку где-нибудь по радиальному кругу Ганзы. Правда, платить такую сумму своим будущим конкурентам по бизнесу с Китай-Города девушке не очень-то хотелось, да и острой необходимости пока не было. Ладно, и квартира, и личный бизнес пока что могли подождать. «Пока что» – это пока не пройдёт её такое странное увлечение начальником сталкеров Смоленской, решила Рысь. Она не любила издеваться над собой в моральном плане, да и вообще никогда не отказывала себе в каком-нибудь занятии или вещи, если это приносило ей удовлетворение. Философы назвали бы её гедонисткой, но сама она, хоть и сдавала кандидатский минимум (в том числе философию), об этом не задумывалась. В суровых условиях жизни в подземке было не до того.

Проверив ещё пару тайников, Рысь направилась на Бауманскую. Ей нужен был лидер Бауманского альянса – некто Сотников. К нему у неё было деловое предложение; впрочем, она слегка сомневалась в технической возможности его осуществления.

– Михаил Васильевич, скажите, а можно ли подвести свет к подсобным помещениям и переходам в перегонах? Не очень яркий, но чтобы можно было жить…

– В принципе можно. Но на это потребуются деньги, да ещё плюс все расходные материалы – лампочки, кабели и тому подобное.

– Какую сумму затребуют ваши люди за такую работу?

– Не знаю. Но поговорю. Вы подойдите через недельку – я всё выясню. Кстати, Рысь, – не поговорите ли вы с Ганзейской Курской? Последнее время её охранники стали чересчур придирчиво относиться к нашим мастерам…

– Само собой, поговорю. Спасибо, Михаил Васильевич.

– Пока не за что, Рысь. До свидания.

– До свидания.

Девушка осталась вполне довольна разговором. Главное – технически идея исполнима, а за деньгами дело не станет. Зайдя, как и обещала, на Курскую и переговорив с начальником – Владимиром Ивановичем («Ну, Владимир, как вы? Отстаньте вы от Альянса, на кой он вам?» – «Мы-то ничего, живём. Да и Альянс нам нафиг не сдался…») она отправилась обратно к Смоленской. Путь назад занял у неё около двух часов.

74.

На станции у костра сидели только «Мессер» и «Стикс». Увидев Рысь, оба махнули руками, приглашая присоединиться.

– Жаль, опоздала ты; тут полковник такие душевные песни пел! – сообщил ей «Мессер».

– Да? Ну ничего. Зато дел много сделала, – потянувшись, ответила она.

– А у нас тут Хантер ушёл, – влез «Стикс». – Жаль, хороший боец был. А теперь «дыра» в команде…

– В **** у тебя дыра, а не в команде! – раздался голос Мельникова, и он уселся к костру рядом с ребятами. – Рысь, ты не против поработать с нами некоторое время? – при этих словах он незаметно подмигнул девушке.

– В принципе… нет, – ответила та, сделав вид, что обдумывает это предложение. – А что там с зарплатой, обмундированием, оружием?

– Всё будет! – пообещал Мельник.

– Ну, тогда по рукам! И ещё, sine qua non, как говорится. Спальник бы мне… – при этих словах девушка хитро посмотрела на полковника.

– Не без этого! – он сделал вид, что не понял её намёка. Впрочем, всем и так было ясно, где будет проживать новый боец команды… – А что ты там такое иностранное сказала?

– «Необходимое условие». Это латынь. Люблю я её…

– Понял. Ладно, иди с «Мессером», он тебе всё покажет и всё выдаст…

75.

День для Мельникова начался достаточно стандартно – за те пару недель, что прошли с появления Рыси в команде, он уже привык просыпаться от того, что девушка пристраивалась к нему под бок и начинала покусывать его за ухо.

– Серёня, доброе утро! Вставать будешь?

– Не… до общего подъёма ещё час, так что пока у меня другие планы.

– Какие?

– А то ты не знаешь…

После того, как полковник всё-таки выбрался из палатки и даже успел перекусить, к нему подошёл «Кобра».

– Командир, тебе звонил Москвин. Просил связаться.

– Не сказал, что ему?

– Не… Наверное, ребят попросит…

«Кобра» оказался прав. Саша Москвин, извиняясь, спрашивал у Мельника, нет ли у него «лишних сталкеров» для «временного осуществления функции дозорных» где-то в конце красной ветки. Мельников, решив, что он вполне может сходить к нему сам, позвал Рысь и предложил ей прогуляться с ним – отчасти из-за вопросов безопасности, отчасти потому, что ему просто так захотелось. Девушка не стала отказываться, и вскоре Москвин лично рассказывал им о цели их визита.

– За Спортивной начались какие-то брожения… Вроде, метромост – бывшая станция «Воробьёвы горы» – разрушен и никого на нём и за ним быть не должно. Но вот ребята говорят, что из тоннелей доносятся какие-то шумы, шаги, голоса… Они не из пугливых, но по ним видно, что они скоро откажутся дежурить. Посидите там, а? Может, что поймёте – как-никак, у вас опыта больше!

– Рысь?

– Полковник? – они переглянулись между собой, потом девушка, тряхнув головой, обратилась к «губернатору» красной ветки:

– Да, мы посидим. Что насчёт еды, воды, патронов?

– Паёк вам выдадут, патроны – тоже. Ну и соответственное вознаграждение по результатам…

76.

Они вдвоём сидели у дозорного костра на 350-м метре перегона Спортивная – Воробьёвы горы. Рысь смотрела в огонь, Мельников, от нечего делать, выщёлкивал из запасной обоймы патроны и потом вставлял их обратно. Наконец молчание надоело ему.

– Расскажи про себя! – обратился он к девушке. – А то сколько уже знакомы, а я ничего о тебе не знаю…

– А? – отвлеклась она. – Извини, я прослушала…

– Я попросил, чтобы ты рассказала что-нибудь о себе.

– Хм? Да ты и так всё знаешь… Сталкер я, что тут говорить.

– Да нет. Что было «до»? Где ты жила, чем занималась? Да и вообще, как тебя зовут-то по-настоящему? Не Рысь Владимировна ведь!

Девушка улыбнулась:

– Нет, само собой. А вам зачем это, Сергей Алексеевич? Меня пять лет не называли по имени!

– Ну и что? Оно же от этого не исчезло!

– Это точно… Валерия Александровна я по паспорту…

– Валерия… Лера… Красивое имя.

– Я рада, что тебе нравится.

33
{"b":"702","o":1}