ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Далее, гамбит. Домашние заготовки, чтобы убедить профа разрешить мне доступ в интернет, не понадобились. Я только подумать успел — а он уже сказал то, что мне надо. Наверное, я могу ему кое-что внушить — в определенных пределах, конечно. С птицами, собаками, кошками и мышами у меня получается. С людьми, наверное, посложнее, но ничего невозможного в этом нет. Как бы это проверить?

Кстати, а почему он меня не выдрал еще две недели назад за похожие грехи? Я был к этому готов: проф обычно зря не грозится. Если говорит: не делай того-то — значит, за это влетит. С другой стороны, в тот раз была мелочь, ну несерьезно. Или потому, что я еще не отошел после предыдущего раза? Да-а, было дело. Неделю спал на животе, но зато такие проделки в легенды входят! На закрытом сайте для студентов-химиков я нашел, как делают разные взрывчатые вещества, а наш слишком уж причесанный парк надоел мне хуже горькой редьки — надо в нем сделать небольшой пруд. Можно даже с золотыми рыбками, но это необязательно, лягушки — тоже хорошо. Ингредиенты я заполучил просто: некоторые люди ну совсем не умеют защищать свои записи. Я и вставил бутыль с азотной кислотой в еженедельный заказ садовника, глицерин заказала лаборантка, а коробку сухого льда — повариха. Проф, как всегда не глядя, это подмахнул. Больше он так не будет — сам сказал.

Почитав правила техники безопасности, я понял, что мне понадобится окопчик. Полчаса с мрачным видом я бродил в окрестностях гаража, пока Антонио с Рафаэлем не поинтересовались, чего я здесь забыл: эти вредные гонщики не дают мне порулить элемобилем и потому боятся, что я опять его угоню. Я пожаловался, что не учусь в обычной школе и мне поэтому не показывают те замечательные интересные эксперименты, которые видят все остальные. А по описанию непонятно: вроде бы должен быть ма-аленький «бум!» — но на всякий случай лучше подстраховаться. Через час траншея полного профиля была вырыта средствами малой механизации, охранники хотели сделать еще и капонир, но я отказался: не так уж это опасно.

Хорошо, что я не взорвал всю трехлитровую банку сразу. В воронке действительно можно было сделать небольшой пруд. Стекла вылетели от полуподвала до третьего этажа, взревела сигнализация, через тридцать секунд все заняли свои посты по боевому расписанию, кроме профа, который искал меня. А меня слегка засыпало. Проф меня откопал, убедился, что я цел, и исправил это упущение божьего промысла. Остатки нитроглицерина он конфисковал, а потом с кем-то проконсультировался, как от него избавиться, не превращая парк в дымящуюся воронку. Надо было взорвать по частям и сделать систему прудов. Рыбок напустить, лебедей… А он вместо этого нанял кого-то, чтобы сделать динамит[3] и увезти. Ну никакой фантазии у человека…

Парк в исходное состояние приводили неделю — в основном Антонио с Рафаэлем, поэтому я до сих пор стараюсь держаться от них подальше. Бить они меня не будут, но все равно — зачем мне слушать, как они меня посылают вдаль. А проф приобрел дурную привычку как бы невзначай демонстрировать мне отловленных вражеских мини-роботов, нашествие которых нам приходится переживать: очень всем интересно, чем это мы тут занимаемся.

Еще плохо, что он приказал заварить дверь в мою «преисподнюю». Была у меня в подвале маленькая химическая лаборатория, тоже результат удачного дебюта: задумывался гамбит, но обошлось. Еще пару лет назад я понял, что учиться, как в школе, — глупость невероятная. Поэтому я сначала изучил всю математику, потом всю физику. А уж химия — вообще самый лучший способ похулиганить. В поисках необходимых реактивов я свинтил замок и разорил склад медикаментов, но почти ничего не нашел. Проф был в ярости: современные лекарства и медпрепараты никакого отношения к неорганической химии не имеют. Я обиделся: откуда мне знать?! Тогда он разрешил мне пользоваться подвалом и оптом закупил магазин «Все для юных химиков», только красную и желтую кровяную соль потом конфисковал как цианосодержащие соединения. Я и не собирался никого травить! За три месяца мой подвал приобрел самую зловещую репутацию: что-то взрывается, горит, из окон вырывается разноцветный дым — воистину преисподняя, она же пекло, она же геенна огненная. Теперь придется осваивать резку металла, чтобы попасть туда снова. Или позаимствовать бластер? Тоже вскроет.

До завтрака часа полтора, и Мыш наверняка еще спит. Можно пока посидеть за компом и кое-что выяснить.

Впервые совершенно законно я вышел на оперативный простор. Новостная лента. Убитый вчера мною боров оказался боссом корпорации Джела, контролирующей, в частности, рынок компьютеров и запчастей к ним. Был сторонником высоких вывозных пошлин, и теперь, после его смерти, они скорее всего упадут.

Интересно. На Этне добывают прямо на шахтах дорогущий чистый тетрасиликон, необходимый в радиоэлектронной промышленности. Снижение пошлин ударит по аналогичной промышленности нескольких близких планет, а объемы производства у нас, наоборот, возрастут уже в ближайшие месяцы. На этом можно попробовать заработать. Так, сколько мне отвалил ББ? Ого, не поскупился. Пять тысяч сестерциев — в рост Этнийского электронного синдиката. И тысячу поставим на то, что кое-кто недалеко от нас разорится в течение года. Надо только правильно выбрать из фирм Новой Сицилии и Адриатики. Пари принято на специальном сайте. Отлично.

История (есть, оказывается, такая наука — в прошлом ею занимались, и даже в школах был такой предмет). Ох, сайт «История Земли и колоний от древнейших времен до наших дней» свернут почти двести лет назад по причине отсутствия посетителей. «Хотите развернуть?» Нет, это слишком дорого. «Хотите скачать информацию?» Восемьсот терабайт! Мне не хватит места. Впрочем, это поправимо — можно купить новый диск. Всего-то пятьдесят сестерциев. Заказываем. На адрес профа. Надо будет его предупредить за завтраком, у него сегодня должно быть хорошее настроение. А пока напишем робота, который аккуратно скачает мне «историю». Иначе меня просто убьют за перегрузку корпоративной сети. Хм, за три-четыре ночи справится, если ничего не помешает. Годится.

Все, пора идти завтракать. Я связался с Мышем, пожелал ему доброго утра. Он единственный, кому я желаю чего-то доброго вполне искренне.

Проф действительно казался очень довольным жизнью. Даже не спросил, зачем мне диск. Зато предупредил, что завтра устроит мне проверку знаний. Странно, раньше он высаживал внезапный воздушный десант, но я ни разу не попался. Я боюсь только ненароком показать, что уже изучил всю школьную программу. Не стоит казаться слишком умным, а то он от меня еще чего-нибудь захочет. Продемонстрируем забегание вперед на год-другой, и хватит. Никаких претензий и подозрений это не вызовет. Надо только сегодня наметить «пределы моих познаний» (хорошее слово «предел», как много у него значений).

— Энрик!

— Да?

— Сегодня полетаешь с Клариной.

— С этой глупой вороной? — скривился я.

— Она действительно глупая, и глупость ее заразна, ты в прошлый раз заразился. Просто тренировочный полет.

В прошлый раз, желая избавиться от работы с неприятным мне контактером, я полдня не разговаривал, а только каркал. Проф не испугался и сделал вид, что не отреагировал, а вечером отказался играть в шахматы: «В куриные мозги правила не помещаются». Уел он меня.

— Хорошо. А по какой трассе?

— Ни по какой. Полетаешь по нашему парку так, чтобы можно было составить карту системы сигнализации. Выявишь все сканеры, бластеры, мертвые зоны. И чтобы тебя охрана не засекла.

— Ну ничего ж себе. Это работа не на один день.

— Разумеется, но и не затягивай.

— А если меня засекут, стрелять будут?

— А как же. Конечно, будут.

Похоже, что это все-таки шутка. Потерять единственного контактера от собственного огня — слишком уж глупо. Я задал дурацкий вопрос и получил соответствующий ответ. Система охраны нашего парка меня и самого интересует. Вдруг мне понадобится его покинуть или вернуться обратно. Все, пора идти работать.

вернуться

3

Если пропитать нитроглицерином какой-нибудь пористый материал, то получится динамит, гораздо более безопасный.

3
{"b":"71","o":1}