ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мыш и в самом деле пролез. Его глазами я внимательно осмотрел дверь изнутри: нет, так ничего не получится. Крепко заварили. Странно, кстати. Не так уж часто я крушил здешние замки. Проф не должен был догадаться, что я умею их вскрывать.

Что же делать? Соорудить в парке укрытие и перетащить туда все? Хм, Мышу понадобится несколько лет на такую работу. А укрытие обязательно обнаружит садовник: слишком уж он обожает свой парк.

Так я ничего и не придумал, поэтому за оставшиеся до отъезда дни ничего интересного не произошло. Если не считать письма от синьора Арциньяно: «Энрик, спасибо! Весь мой отдел смеется уже второй день. Десять сестерциев прилагаю».

Вечером накануне отъезда проф задал мне прозаический вопрос:

— А вещи у тебя собраны?

— Сейчас соберу. — Никогда в жизни я никуда не ездил и не догадался.

Кинул в сумку шорты, футболки, плавки, ласты и маску — акваланг предоставят на месте. Карманный считыватель и компакт-диски с греческой и римской историей, продвинутыми курсами компьютерной безопасности и «Основами математического анализа». Кажется, все. Если мне понадобится гидрокостюм — смогу ли я его купить? Проверяю почту и счет. Ха, моя ловушка оказалась прибыльным предприятием. Электронные чеки больше чем на четыреста сестерциев и два десятка писем с угрозами. Угрожайте, угрожайте — вычислить меня по почтовому ящику невозможно. А на гидрокостюм набралось.

Перед отъездом я зашел попрощаться с Мышем. Мы с ним решили попытаться контачить издалека. А скучать Парень не будет: распускает свой колючий хвост перед невестой и намеревается обзавестись целым выводком мышат.

* * *

К Липари мы летели на боевом катере. Легкий глайдер могут позволить себе только зажиточные фермеры; никто не будет тратить на них ракету.

Море нельзя описать и бесполезно рассматривать — надо, чтобы оно обняло тебя со всех сторон. Жаль, что нельзя купаться ночью: охрана включает все прожектора и сканеры и очень нервно реагирует на поздних пловцов.

Утром проф заметил, что я могу познакомиться со своими сверстниками, которых тут немало, и что на курорте по вечерам проводят тренировки по кемпо специально для детей и подростков. Это интересно, спарринговать с охранниками мне надоело: все они гораздо тяжелее, сильнее и опытнее меня. Правда, мои ровесники тоже будут опытнее меня: в клане Кальтаниссетта принято всех мальчиков учить кемпо лет с шести, а я начал в девять. Ладно, прорвемся.

Устоять перед искушением научиться виндсерфингу невозможно. Я и не пытался. Промучившись, сколько полагается новичку, я наконец совладал с парусом и до обеда успел трижды обойти всю бухту.

После обеда проф решительно пресек мои поползновения продолжить катания:

— У тебя уже руки дрожат, ты ухнешь в воду где-нибудь далеко от берега, и тебя придется спасать.

Я признал эти доводы убедительными и отправился прыгать с вышки — не той, что в бассейне, а той, что в море. Там я познакомился с несколькими ребятами и вместе с ними пошел на тренировку. Чемпионом я бы не стал, но выглядел неплохо: я гораздо быстрее думаю и двигаюсь (спасибо Контакту).

Вечером я узнал, что на глубине еще не осела муть от последнего шторма, поэтому плавание с аквалангом лучше отложить. Не страшно, виндсерфинг мне пока не надоел.

Связаться с Мышем получилось, хотя это оказалось очень тяжело для нас обоих.

Глава 8

Утром я первым прибежал на пляж, чтобы захватить особо приглянувшийся мне парус. Когда остальные виндсерферы только начали разбирать свои доски, я уже маячил у выхода из бухты. Жаль, что остров слишком большой: за один день его вокруг не обойдешь.

Внезапно что-то ударило в дно моей доски, и я полетел в воду.

Очнулся я на мягкой, но очень узкой постели, в незнакомой комнате со скошенным потолком и без окон. Где-то неподалеку приглушенно гудел какой-то двигатель. Первым делом я попробовал связаться с Мышем. Тишина: вокруг очень уж много металла. Множественное эхо моего сигнала обрушилось на мою голову, как кучка камешков.

Космический корабль? Большой воздушный катер? Первое я отверг: там двигатели совершенно бесшумные, и помещения бывают побольше. Логичнее предположить, что это подводная лодка. Но это значит, что меня похитили. Спокойно! Последние полтора года я мог умереть каждый день и знал об этом, пора бы привыкнуть.

Зачем и кому понадобилось меня красть? Ответим на первый вопрос: или ради получения выкупа, или потому, что кто-то узнал тайну Контакта. Во втором случае мои дела плохи. Меня будут допрашивать, не очень стесняясь в средствах. Есть специальные препараты. Правда, я могу попробовать загодя связаться с Мышем и передать ему управление мной. Это если допрашивать будут не в лодке. Тогда черта с два вы меня расколете!

Если же меня украли ради получения выкупа, то мне ничто не угрожает. Техника обмена отработана столетиями. Противно, конечно, выступать в роли свертка, но это можно пережить. Хотя непонятно, почему украли именно меня. Я не «наследный принц» корпорации Кальтаниссетта. Весь мир знает, что это синьор Мигель. Хотя если меня считают сыном профессора, то я тоже представляю кое-какую ценность. Отсутствие фамильного сходства в глаза не бросается, в отличие от наличия. Или еще смешнее: похитили первого же мальчишку, который вышел на виндсерфе к выходу из бухты. Дети бедняков на Липари не отдыхают. Это, кстати, наиболее вероятное объяснение.

Кто меня похитил, пока узнать не удастся, но это не важно.

Последний вопрос: как себя вести? Высокопоставленный щенок из семьи Кальтаниссетта, одной из шести самых могущественных. Боится, конечно, но марку держит. Сноб, презирающий всех, кто ниже его. Изобразить это будет несложно. Я именно такой и есть. Ну почти.

Прошел еще час, прежде чем открылась дверь, и в комнату (каюту?) вошел настоящий шкаф. Плечи у него — метр. И рост больше двух. Голова как-то не смотрелась на этом сооружении. Я не стал изображать обморок и поднялся ему навстречу.

— Очнулся? Ну пошли.

Он пропустил меня перед собой и скомандовал:

— Налево.

Я послушно делал, что мне велели. Вскоре мы пришли туда, куда требовалось. Каюта (все-таки это подводная лодка, и она только что всплыла, потому что пол начал качаться) была большой и роскошно обставленной: на кого это вы хотите произвести впечатление?

В креслах сидели двое решительного вида мужчин в стандартных морских рабочих комбинезонах, но без нашивок и каких-либо других знаков. Пару минут меня молча разглядывали. Все-таки почти голый человек не слишком хорошо чувствует себя в таких обстоятельствах, но я сжал зубы и не опустил взгляд: вас здесь никто не боится.

— Как тебя зовут?

Слава тебе, мадонна, меня похитили ради выкупа.

— Энрик Галларате, — не стал скрывать я.

— Профессорский сыночек?

Я промолчал. У этого типа явно нет образования. И он тут один из главных. Что из этого следует? Пока ничего.

— Не бойся, если твой папочка будет делать, что ему говорят, и заплатит за тебя денежки — с тобой все будет в порядке.

— Я не боюсь, — заявил я презрительно.

— Ну и дурак! Тебе стоит бояться и вести себя хорошо.

С логикой у этого парня все в порядке!

В это время второй, не сказавший до сих пор ни слова, встал, кивнул моему конвоиру и первым вышел из каюты.

— Иди за ним, — скомандовал шкаф и двинулся следом за мной.

Интересно, он слов длиннее трех слогов не знает или не может произнести?

Таким порядком мы поднялись на палубу. Горизонт был чист, только рядом на волнах качался боевой комбинированный катер. Молчаливый перебрался туда и подал мне руку. Вот еще, сам залезу! Шкаф убрался обратно в лодку. Оба люка закрыли. Лодка погрузилась под воду, а катер взлетел. Грамотно. Меня, конечно, будут искать, но через пару часов район поиска разрастется до размеров планеты.

Молчаливый кивком велел мне сесть в кресло, подальше от иллюминатора, закрыл шторки и сел напротив. Он не сводил с меня глаз — похоже, тоже хочет напугать. Ха, в гляделки меня еще никто не переигрывал. Даже синьор Мигель. А ты против него — мелочь пузатая.

8
{"b":"71","o":1}