ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Яроцкий Борис

Змеиная зона

Борис Яроцкий

ЗМЕИНАЯ ЗОНА

Роман

Борьба с терроризмом - сложнейшая задача правоохранительных органов. Ее выполняют люди высокого мужества и профессионализма.

В центре романа супружеская пара / муж - капитан ФСБ, жена - лейтенант милиции/, которой поручено под видом аспирантов прибыть в один из глубинных районов южной России, где за короткое время совершено несколько убийств, по многим признакам заказных.

Рискуя жизнью, супруги-офицеры при содействии добровольных помощников из числа местных жителей выходят на банду террористов. Им удается схватить опасного и ловкого киллера. Его признания позволяют установить организаторов заказных убийств.

1

Полковник Гладков протянул капитану Полунину голубую папку. В папке был всего лишь один листок. Поэтому на ознакомление хватило полторы минуты.

- А при чем тут Федеральная служба безопасности? Ведь убили милицейского следователя?

- А при том, Семен Михеевич, что милицейский следователь распутывал не менее загадочное убийство, какие доводится распутывать нам. Внешне дело вроде уголовное, а по существу - политическое. Ваша задача : установить, кто разбойничает. И почему. Вашим помощником будет разыскник из МВД лейтенант Давлетова.

- Спасибо, Николай Николаевич.

- Спасибо скажете потом.

Полковник еле заметно улыбнулся, но его серые с налетом усталости глаза оставались предельно строгими: начальник отдела по борьбе с терроризмом посылал своего подчиненного в особую командировку и к тому же не в составе бригады, а всего лишь с одним помощником, притом с офицером из другого ведомства.

А благодарил капитан своего начальника за то, что тот договорился с эмведешным начальством выделить ему в помощники знакомого надежного офицера. Этим офицером была Гюзель Давлетова - жена Полунина.

С Гюзелыо, коренной москвичкой, Семен познакомился на свадьбе сестры своего друга Андрея Лунева. Гюзель была подругой Аси Луневой, сокурсницей по Первому медицинскому институту. Собственно, Семена с Гюзелью познакомила Ася. А уже четыре месяца спустя Семен и Гюзель стали мужем и женой. По рекомендации Лунева Гюзель, имея диплом врача-фармацевта, закончила курсы при академии МВД, работала в следственном отделе по борьбе с организованной преступностью.

Несмотря на теплые майские дни, молодожены с утра до глубокой ночи пропадали на службе, главным образом в отделе полковника Гладкова.

- Отныне вы, - объявил он уже на первом инструктаже, - аспиранты. Вы, Семен Михеевич, историк. Тема вашей диссертации:"Религиозные верования кочевых народов Северного Причерноморья в эпоху становления христианства".

- Больно мудрено, Николай Николаевич.

- Зато модно, - со сдержанной улыбкой ответил полковник. - Тема вашей диссертации, Гюзель Амирхановна:

"Лекарственные травы Каменной степи". Да, да, вам предстоит работать на плато, которое местное население называет "Каменный Корж". Вы, Семен Михеевич, аспирант МГУ. А вы, Гюзель Амирхановна, аспирантка своего родного института, теперь уже академии. Вам будет помогать наш товарищ Павел Петрович Ишутин. Он бывший пограничник, у него крепкая репутация преуспевающего бизнесмена.

В середине мая, в прохладный дождливый день, экспресс" Тихий Дон" уносил новоиспеченных аспирантов в Южную Россию - навстречу неизвестности.

2

Два месяца назад в поселке Мергель при неизвестных обстоятельствах погибла семья Данькиных: Сергей Ермолаевич, бульдозерист песчаного карьера, его жена Елена, фельдшер здравпункта, и их шестнадцатилетний сын Анатолий , школьник десятого класса. Признаков насильственной смерти экспертиза не установила. Их головы лежали на столе, на котором был почти нетронут ужин.

Нашла их соседка. Утром она обратила внимание, что корова Данькиных просительно мычит. А был уже десятый час утра.

Справившись по хозяйству, соседка заглянула к Данькиным. Обычно каждого, кто заходит во двор, встречал гортанным лаем цепной кобель Дюк. Пес лежал около конуры с открытыми глазами, прикусив язык.

- Спит, паршивец.

Но пес не спал. Он был мертв. Соседка взошла на крыльцо. На стук никто не вышел. Она - во флигель. Переступив порог, от ужаса окаменела.

Вскоре на велосипеде подъехал товарищ Сергея - Митя Козинский. На испитом лице - улыбка. Увидев дрожащую от страха женщину, нарочито бодро спросил:

- Никак Сережку будить пришла?

- Ага, - только и вырвалось у нее. - Спит... Все спят. Мертвые.

Митя, морщиня темные от никотина губы, тихо присвистнул.

- Отравились... Вчера тут один водкой торговал. С пикапчика.

- А собака? Что и собака пила?

- Эх, тетка Дарья! Да и собаки пьют. Если подносят.

Ближе к вечеру из Каменки приехала милиция. После осмотра трупы отправили в морг. Завели уголовное дело. Вести следствие поручили опытному сыщику капитану Довбышенко. Шесть лет назад он уже одно убийство тут расследовал.

Ежедневно ездить из Каменки в Мергель капитану было несподручно и он квартировал у Мити Козинского. Когда-то тот работал в милиции, хорошо знал капитана.

Тщательный осмотр дома Данькиных показал, что убийца ничего не взял, но рылся в шкафу, что-то искал. Не было и следов транспорта. Значит, кто-то не приехал, а пришел пешком. И все же собака должна была подать голос. Видимо , был кто-то свой. Следователь стал выяснять круг знакомых Данькина и его ближайших родственников. Сергей был родом из Жабокрюковки - из села, что в десяти километрах от поселка. Там у него отец, мать и младший брат..

В молодости Сергей служил в армии, был командиром опреснительной установки. В Жабокрюковку не вернулся, зацепился в Мергеле. Здесь он женился, поступил в геолого-разведочную партию. В это время геологи осваивали Каменный Корж - искали полиметаллы.

Вскоре в стране началась перестройка. Геологам перестали платить, и бригада, которую возглавлял Валерий Шут, была ликвидирована. Говорили: по причине ЧП - товарищ убил товарища. В тот год бригада била скважину под номером 13.

Эту скважину под номером 13 Сергей бил шесть лет . Последний день его работы хорошо запомнил его младший брат Олег.

Из области вернулся бригадир, куда он возил керны. Бригадир буровикам сказал, что в связи с нехваткой денег работы на скважине прекращаются. Но что было неожиданным - бригаде выдали премию. Премиальные он привез с собой. Деньги делили согласно коэффициенту участия. Решили здесь же, у скважины, выпивкой отметить премию. Рабочие перепились. И Герасим Соплыга схватил из последней выемки керн - черный и тяжелый как свинец - ударил им по голове Андрея Ситника.

Ситник умер на операционном столе. Следствие вел тогда ещё лейтенант Довбышенко. Он захватил с собой керн как вещественное доказательство. А так как камень к делу не пришьешь, то лейтенант поставил его на стол - бумаги придавливал.

Во второй половине апреля, когда степь покрылась пестрой зеленью, Василий Довбышенко на попутной машине отправился в Жабокрюковку. Была бы шоссейка - езды полчаса, но дорога, проложенная самой природой, вела по распадку, заваленному камнями. В это время года степь радовала глаз морем тюльпанов. Тюльпаны теснились в промоинах, особенно густо под утесами, где в тени долго не таял снег.

Пожилой шофер Корнеевич - все его называли только по отчеству - вел свой старенький "ЗИЛ", напрягая полное пунцовое лицо, будто на ралли брал преграды. Осторожно любопытствовал:

- А правда, что у Данькиных ничего не взяли?

- Правда.

- Значит, моментом не воспользовались.

- А вы, будь на месте убийцы, воспользовались бы?

- Как вам сказать, - отвечал тот, не тая хитрости. - Взял бы, пожалуй, резиновый шланг. Для моего огорода он в самые раз. Ну, взял бы женскую шубу. Его баба с моей примерно одной комплекции. Взял бы, конечно, и медогонку. Она у него новая.

Следователю вскоре надоела его паскудная откровенность, и он уже на себя досадовал, что спровоцировал старика на честные ответы.

1
{"b":"77381","o":1}