A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
66

— Элли, ты ведешь себя невежливо. Пожалуйста, поздоровайся с мистером Моррисом.

Элли нерешительно улыбнулась и пожала руку отцу Майи.

— Мне ничего не остается, кроме как извиниться перед вами обоими. За себя и за Майю.

— Конечно, — пробормотала за ее спиной подруга. — Здравствуй, папа, здравствуйте, Мисс Лотти. — Она вяло взмахнула рукой, надеясь на чудо.

— Ба… — На глазах у Элли выступили слезы. Она робко коснулась Мисс Лотти. — Я не понимала… То есть не знала, насколько тебя расстроила. Я сожалею.

Захваченная искренностью подруги, Майя с плачем ринулась к отцу:

— О, папа, папа! Мы не делали ничего плохого. Просто хотели немного развлечься.

Мистер Моррис погладил красавицу дочь по голове.

— Полагаю, солнышко, вы развлеклись на славу. Но каким-то образом забыли о занятиях.

Затем они все вместе пошли обедать. В конце концов Мисс Лотти и Майкл Моррис решили дать «солнышками» трехмесячный испытательный срок при условии, что те получат хорошие оценки на экзаменах. Там видно будет.

И подруги действительно преисполнились ответственности. Начали посещать занятия, по вечерам допоздна засиживались в библиотеке и в итоге добились приличной успеваемости. А потом одновременно влюбились.

Возлюбленным Майи стал приехавший в командировку преподаватель из Лондона, весь в твиде, с трубкой и в вязаных носках с узором ромбиками; у Элли был итальянец, художник, преподающий в колледже. Молодой, сексуальный, сложенный, как Давид Микеланджело. Это длилось целый год, пока их возлюбленные не возвратились каждый в свою страну, к своим женам. Последнее обстоятельство сильно шокировало девушек, и они долго ходили в расстроенных чувствах.

— Довольно мужчин! — однажды с горечью воскликнула Майя.

— Может быть, посмотрим на жизнь с другой стороны? — предложила Элли. — Мы снова свободны. Это хорошо или плохо? Конечно, хорошо. Кстати, ты когда-нибудь была в Сан-Франциско?

И они помчались на «харлее» через пустыню Аризона в Калифорнию, вольные, как птицы, и необыкновенно молодые. Это было их последнее лето перед выпускным курсом, и девушки собирались провести его по полной программе.

С тех пор они влюблялись и разочаровывались несколько раз, но серьезно у Элли было лишь однажды. Со Стивом Козном она познакомилась в Сохо на вечеринке у приятеля Майи. Стив был высокий, худощавый и выделялся той предательской красотой, от которой никогда ничего хорошего не жди. К тому же был очень начитанным. И сразил ее наповал. Элли сразу же обновила свой стиль. Всякая кожа спланировала в чулан, ее заменили черный свитер с воротником «хомут» и длинная юбка. Тоже черная. Элли убрала волосы в тугую толстую косу и надела туфли «Док Мартенс».[2] Она не могла нарадоваться на Стива.

Майя знала, что Элли всегда следует велению сердца и ни в чем не знает меры. Также она знала, что парень того не стоит. Сама она в это время тусовалась с публикой из Сохо. Элли занималась на кулинарном факультете Колумбийского университета, Майя — на литературном.

Элли твердила, что ее планам выйти замуж за Стива помешала нью-йоркская зима. Возможно, и так, но, вернее, разрыв произошел из-за его постоянной занятости. Стив Коэн неожиданно решил посвятить себя торговле произведениями искусства. Теперь он в одночасье изменил стиль одежды. С брюк из рубчатого вельвета и пиджаков с кожаными заплатками перешел на костюмы от Хьюго Босса и Кельвина Кляйна. Так или иначе, но случилось это зимой. Элли восприняла крушение любви болезненно, но, как всегда, с высоко поднятой головой. Свитер с воротником «хомут» и длинную юбку отправила в отставку и с разбитым сердцем уехала в Париж совершенствоваться в кулинарном деле.

Вернувшись, поселилась в Калифорнии, куда прибыла и Майя.

— Я тут подумала: зачем дрожать на морозе, когда в твоих краях все время тепло, — сообщила она Элли по телефону.

Они сняли квартиру в Венисе и попробовали заняться чем-то серьезным. Найти свой путь в жизни.

Майя до сих пор не определилась, а вот Элли решила открыть кафе. Хотя с ее образованием и способностями, а также внешними данными было много других возможностей преуспеть.

Средств катастрофически не хватало. Элли пришлось, стиснув зубы, пахать, пахать и пахать, пока дело не сдвинулось с мертвой точки. Может быть, скоро кафе начнет приносить ощутимую прибыль. Элли не собиралась отступать, даже если придется работать двадцать четыре часа в сутки. Как раз в этом, по мнению Майи, и состояла проблема.

После закрытия кафе Майя осталась помочь Элли.

— Хочешь мой совет, подружка? — сказала она, когда, закончив уборку, они попивали фруктовый «Мерло» и поглощали ломти мягкого белого батона с сыром пармезан. — Позвони ему. Скажи: «Да, я не против с вами поужинать». — Она откусила от огромного бутерброда и с удовольствием причмокнула. — Обещаю, все будет очень просто. Ты получишь такое же удовольствие, как я сейчас.

— Хочешь поспорить? — Элли меланхолически пережевывала бутерброд. Она устала и думать не могла ни о каком Дэне Кэссиди. — Но у меня действительно полно работы. Понимаешь, полно.

Майя пожала плечами. Она знала, когда следует отступить.

— Ладно, я только сделала попытку. И буду приставать к тебе впредь. О, женщина, ты вот все о работе, о работе, а я знаю, что обязана вытащить тебя из этой трясины. Причем прежде, чем ты забудешь, что ты женщина. — Она бросила взгляд на часы. — Боже, опаздываю! Именно сейчас я должна быть… — Майя схватила сумочку и направилась к двери. — Пока, тороплюсь на встречу с Грегом.

— Что за Грег? — кивнула вслед Элли.

Майя обернулась, положив руку на дверную ручку:

— Грег — писатель. Из тех, которые издаются. Он помогает мне кое в чем. Знаешь, иногда возникают стилистические трудности. — Майя улыбнулась. — Я даже не знаю теперь, насколько мои писания принадлежат мне, а насколько — ему. Кроме того, он на редкость приятный мужчина, и у него на редкость приятные друзья. Может быть, хочешь познакомиться с ними?

— Счастливо, Майя. — Элли вытолкнула ее за дверь. — Увидимся завтра. Желаю хорошо провести время.

Она понесла тарелки на кухню. Еще немного усилий, и можно отправляться домой.

Поздним вечером на веранде Дэн размышлял о том, что и в уютном коттедже с видом на океан можно чувствовать себя очень одиноким. Не с кем любоваться закатом, слушать гул прибоя и вдыхать чистый соленый воздух, особенно приятный после смрадных испарений Нью-Йорка или Лос-Анджелеса. И романтической луной, плывущей высоко в бездонном, усыпанном звездами небе, и серебристой дорожкой, простирающейся по воде к самому горизонту, тоже, кроме него, восхищаться некому.

Лунный свет и тишина в таких количествах не появлялись в его жизни много лет. Да и откуда им было взяться в Нью-Йорке?

Конечно, человека заменить нельзя, и все равно Дэн решил завтра первым делом отправиться в местный питомник и взять собаку.

Глава 13

Элли добралась домой только в час ночи. Ныла спина, болели ноги, на шее напряженно пульсировала жилка.

Скинув туфли, она подумала о приглашении Дэна Кэссиди. Пойти куда-нибудь поужинать? Смешно! Она сама кормит людей ужинами.

Но если честно, Элли просто боялась. Слишком многое было поставлено на карту. Она вложила в кафе все, что имела и смогла занять. Кафе означало будущее. Она была полна решимости показать, на что способна. Хотя кому, пока не уяснила. Деньги нужны были для того, чтобы содержать бабушку. Наверное, это самое главное.

У Элли был свой дом. Маленький, но приятный.

Тесный холл, слева небольшая гостиная, обставленная мебелью из особняка «Приют странника». На видавшей виды каминной полке пара серебряных подсвечников. Там же несколько фотографий в рамках: Мисс Лотти, Мария и, конечно, Лабрадор Бруно. Над полкой венецианское зеркало. У одной стены антикварный французский шкафчик (дерево с позолотой) с большой фаянсовой вазой, в вазе красные тюльпаны. Кофейный столик со стеклянной крышкой завален книгами, а приставной, бронзовый, задрапирован шелком, и на нем лампа девятнадцатого века с янтарным абажуром. На стенах полдюжины старых картин. Ну что еще? Удобный диван, обитый кремовым льняным полотном, пара кресел, еще пара небольших столиков. В общем, мебели хватает.

вернуться

2

«Док Мартенс» — торговая марка обуви на шнуровке с толстой, легкой и прочной подошвой.

11
{"b":"904","o":1}