ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элли отрицательно мотнула головой. — Как?

— Очень просто. — Майя прошла через зал, заперла дверь, после чего перевернула табличку с «Открыто» на «Закрыто». — Вот так.

— Но нельзя же закрыть кафе без всяких объяснений. Что подумают постоянные клиенты?

— А я скажу, что у повара травма и пусть приходят завтра. Они только по тебе соскучатся, вот и все.

Видя, что Элли колеблется, Майя решила поставить ее перед фактом.

— Ладно, договорились, — сказала она, натягивая куртку. — До завтра.

— Подожди! — Элли схватила ее за руку. — Что значит «до завтра»?

— Ты что, не поняла? Сегодня твое заведение закрыто. — Майя со смехом обняла подругу. — Проще смотри на вещи, Элли. И наслаждайся жизнью.

«Наверное, Майя права, — подумала Элли. — Отсутствие Чана не слишком хорошее оправдание, но все же оправдание. Можно съездить к Мисс Лотти и сделать ей сюрприз». На самом деле она знала, что хочется увидеть Дэна.

Элли ехала очень быстро, пока не достигла Камарильо, а затем в долину начал наползать туман, и пришлось снизить скорость. Раздраженно наблюдая за медленно ползущими машинами, она позвонила бабушке. Никто не ответил, и через несколько минут Элли набрала номер снова. Опять никто не ответил. Нахмурившись, она нажала кнопку отсоединения. Неужели Мисс Лотти заболела? Конечно, такое могло случиться, но тогда бы Мария обязательно известила Элли. Если только не произошел несчастный случай и их обеих не забрали в больницу.

Сердце у Элли дрогнуло. Она надавила педаль газа и, увидев, что ее подрезает голубой «ягуар», засигналила.

— И откуда ты такой умник выискался? — пробормотала сквозь зубы. — Куда лезешь, нахал?

Элли подумала о Дэне, не зная, как поступить. Должно быть, он злится за вчерашнее. Позвонив ему, она нервозно забарабанила пальцами по рулю, прислушиваясь к гудкам в трубке.

— Куда, черт возьми, все подевались? — простонала она. — Неужели округ Санта-Барбара погрузился в океан или провалился сквозь землю?

Дэн вел Хани по двору конюшни. От кобылы валил пар. Услышав дребезжание телефона в кабинете, мрачно подумал: «Пусть звонит, сейчас для меня кобыла важнее». Накрыл лошадь попоной, похлопал по крупу и отправил в стойло. Телефон продолжал надрываться.

Дэн сбросил рубашку, обтерся и снял трубку:

— Винодельня «Быстрый конь».

Элли лукаво улыбнулась. Чувствовалось, что он запыхался, значит, она заставила его пробежаться.

— Так бизнес не ведут. А что, если я важный клиент и хочу сделать заказ на сотню бутылок?

— В таком случае тебе не повезло. У нас и десяти нет. А те, что есть, я собираюсь выпить сам. В темной комнате. Все до одной.

— Так плохо?

— Хуже некуда. — Он бросил рубашку на скамейку. — Ну что? Я имею в виду вчера?

— Я думала, ты не спросишь.

— Вот, спрашиваю.

Все это было произнесено мрачным тоном, и Элли тихо вздохнула.

— Уйти не было никакой возможности.

— Проблемы с персоналом.

Фраза прозвучала как обвинение. На сей раз Элли вздохнула громко.

— Послушай, ты ведь не можешь сказать, что я тебя не предупреждала. Причем с самого начала.

Дэн оперся спиной о дверь. Дерево было теплое. Краска шелушилась и падала на голую спину. Он поежился и вообразил, что падает с серфинга в океан. Над головой смыкаются волны. Он выныривает, и рядом оказывается Элли. Почему она такая? Все время норовит куда-то ускользнуть.

— Сегодня вечером я свободна, — сказала Элли. — Звоню из машины, еду навестить бабушку. Так вот, я подумала, может быть, потом ты позволишь мне загладить вину за вчерашний вечер и наверстать упущенное? — Ей ответила долгая тишина, тогда она мягко добавила: — Дэн, я действительно сожалею. Мне очень хотелось с тобой повидаться, но повар промазал, вместо телятины расплющил себе большой палец. Пришлось отправить его в травмпункт.

— И Мария Стюарт вскочила на коня. — Он представил, как она мечется по маленькой кухне. Непрерывно ворча.

Элли уловила в его голосе иронию и просияла.

— Но вначале я заеду к Мисс Лотти.

— Я еще не бывал в особняке «Приют странника», — намекнул Дэн.

— Ну что ж, организуем гранд-тур. С Мисс Лотти ты знаком, представлю тебя нашей милой Марии и Лабрадору Бруно. Узнаешь всех моих близких.

— Всех? А где же троюродные и пятиюродные братья и сестры? Дяди и тети? В отдаленных странах?

— Увы. Насколько мне известно, больше никого нет. — Она сердито погудела клаксоном (голубой «ягуар» опять вознамерился подрезать ее джип) и быстро спросила: — Дорогу найдешь?

— Найду. Ворота с грифами? Она засмеялась:

— Да. Итак, Дэнни-бой, до встречи. Минут через сорок.

Расставшись с ним, Элли снова позвонила бабушке. Никакого ответа. Вглядываясь в туман, она тревожно желала только одного — добраться в особняк как можно быстрее.

Глава 32

Баку продолжало везти. День выдался жаркий, а вечером с океана пополз туман, заполняя нижнюю часть города, кружа над верхушками деревьев, поднимаясь к холмам.

Бак свернул к усадьбе. Колеса «БМВ» подпрыгивали на корнях, но пришлось забраться подальше от дороги, чтобы скрыться от любопытных глаз. На Баке был теплый черный тренировочный костюм, черная стеганая лыжная куртка, в которой он выглядел надутым, как манекен, черная лыжная шапочка-маска, кроссовки. На руках — тонкие хирургические перчатки из латекса. За поясом — автоматический пистолет «глок-27» с глушителем, тот, что он отобрал тогда у торговца наркотиками. В кармане куртки — фонарик, к ноге пристегнут верный друг — нож с выкидным лезвием.

Освещение было то что надо: сквозь туман пробивалась мерцающая луна. Бак распахнул чуть скрипнувшие ворота и осторожно, как охотник, побежал через рощицу серебристых берез, посаженных семь десятилетий назад Уолдо Стамфордом, мимо сада и черного прямоугольника плавательного бассейна, вдоль запущенного теннисного корта и когда-то бархатной лужайки для крокета. Вскоре он очутился на террасе с каменной колоннадой, где прежде собирались на коктейль гости — выдающиеся политики, кинозвезды и капитаны промышленности.

«Скоро это место будет принадлежать мне», — мельком подумал Бак и прокрался за угол террасы.

Существовало две проблемы. Первая, легкая, — это Мария. Вторая, потруднее, — Бруно. Старый, медлительный и неуклюжий Лабрадор тем не менее лаял громко, как резвый щенок. Вначале Бак намеревался накормить его отравленным мясом, но потом решил: гибель пса выдаст тщательно спланированное преступление, а Баку хотелось, чтобы копы сочли, будто здесь действовали грабители-профессионалы.

Повернув ключ в замке, он скользнул на кухню и мягко прикрыл за собой дверь. Было тихо. Лишь на стене тикали часы да гудел холодильник.

В холле на небольшом столике приглушенно светилась лампа. Он выключил ее, затем вытащил из-за пояса пистолет. Кроссовки почти бесшумно ступали по ступенькам, покрытым толстым ковром.

Комната Марии пустовала. Из ванной доносился звук льющейся воды. Мария принимала душ. Бак вошел в ванную и встал у двери.

По спине заструился пот, ладони взмокли. Он прислушался. Мария пела. Он чуть не расхохотался. Вытираясь широким банным полотенцем — чистейшей египетский хлопок, мгновенно впитывающий влагу, — Мария выводила не что-нибудь, а «Дикси».

Она облачилась в ночную рубашку, сверху надела фланелевый махровый халат и подумала о шоколадном торте, который сегодня испекла. Сейчас она спустится вниз, приготовит чай, посидит вместе с Мисс Лотти перед телевизором в уютной гостиной. Можно включить ток-шоу, которое так нравится хозяйке, а можно — комедийный сериал. Потом обе лягут спать. В последнее время на боковую тянет все раньше.

Весело напевая песенку, она сунула ноги в пушистые голубые тапочки, повесила сушиться полотенце и причесалась, затянув седеющие волосы в узел на затылке. Открыла дверь душевой.

Освещенная сзади, она представляла для Бака превосходную мишень. «Глоку» он доверял меньше, чем своим крепким рукам, но с такого расстояния промахнуться было невозможно. Из удлиненного ствола вырвалось небольшое пламя. Раз, два, три.

34
{"b":"904","o":1}