A
A
1
2
3
...
14
15
16
...
31

— Вы не понимаете. Дед хочет от нас поцелуя, а не страсти и нежности. Он знает, что мы женимся ради будущего ребенка, но желает, чтобы между нами был мир.

— Мир? — прошептала она, ошеломленно глядя на Теодора. — Мир между нами?

— Вы правы. Никакого мира не будет. Но ради старика придется сделать вид.

Когда он привлек Марию к себе и взял за подбородок, она не пыталась сопротивляться.

— Смотрите на меня, — пробормотал Тео.

Мария неохотно подчинилась. В его серых глазах-озерах можно было утонуть. Теодор наклонил голову и легко коснулся губами ее губ.

Их губы едва соприкоснулись, однако Мария почувствовала ожог, как от раскаленного клейма. Хотелось бежать, но она не могла сдвинуться с места. От его близости кружилась голова. Его губы были теплыми и твердыми. И снова пришла неумолимая мысль: это мужчина, а не мальчик. В том, как он держал Марию, чувствовалась сила и решительность: одна рука лежала на ее плечах, другая поддерживала за талию.

Она не должна была соглашаться на поцелуй. Этот брак можно было вынести только в том случае, если бы она ухитрилась не думать о нем как о мужчине, которого могла бы полюбить, сложись все по-другому. Но как можно было не думать об этом, ощущая прикосновение его губ и близость его тела? Сердце заколотилось, и Марию затрясло как в лихорадке.

Пусть он остановится, молилась про себя Мария. Но сердцем она не желала, чтобы такое случилось. Пусть этот поцелуй длится вечно и пронзает ее неведомыми ощущениями, о существовании которых она и не подозревала… Нет, слишком поздно. Она понимает, что между ними всегда будет существовать барьер.

Теодор выпустил ее. Мария смотрела на него снизу вверх и не могла понять выражения его глаз. Неужели он так же потрясен, как и она? Или просто дрожит от гнева? Может быть, почувствовал ее реакцию и презирает за это? Она отстранилась и попыталась успокоиться.

Старик довольно улыбался. Его губы прошептали имя внука.

— Да, дедушка, — немедленно откликнулся тот.

Франк глазами указал на тумбочку, на которой стояла крошечная коробка. Открыв ее, Теодор обнаружил внутри то самое кольцо, которое старый Хантер подарил Марии в первый же вечер.

— Он хочет, чтобы вы опять надели его. Мария кивнула. У нее не было слов.

Тео взял ее руку.

— Мари, охраны здесь нет. Что бы я ни говорил прежде, что бы ни делал, никто не помешает вам уехать. Так что скажите сразу.

— Вы же знаете, что я не могу… — прошептала она.

Теодор стиснул ее руку.

— Тогда четко скажите, что вы согласны.

— Я согласна.

Обручальное кольцо оказалось у нее на пальце, и Мария поняла, что обратного пути нет.

На следующий день Мария и Франк выписались из больницы и вернулись на виллу Хантеров. Для ухода за дедом были наняты массажист и сиделка.

Через два дня состоялась скромная свадьба в доме Хантеров.

Обычно перед свадьбой должно было быть венчание в церкви, но Тео заявил, что брачное свидетельство уже получено. У Марии отлегло от сердца. Освящать этот нелепый брак церковным таинством было бы святотатством.

К удивлению Мари, Аврора настояла на том, чтобы помочь в приготовлениях к вечеру.

— Она делает это в знак дружбы, — объяснил Тео. — Это для нее очень много значит.

— Что вы ей сказали? — спросила Мария.

— Правду, конечно, — удивился Теодор. — Разве нужно ее обманывать? Она знает, что вы с Максом были помолвлены.

— А как же все остальные?

— Все остальные и пикнуть не посмеют.

— Но что они подумают?

— Пусть думают что угодно. Со временем подробности забудутся, и люди будут уверены, что ребенок мой.

— До тех пор, пока Аврора не расскажет им правду, — довольно резко вставила Мария.

— Не понимаю, почему вы так настроены против нее, — с досадой произнес Теодор. — Она мой старый друг и хочет показать вам свою доброту.

— Но это противоестественно, — возразила Мария. — Макс говорил, что она сама хотела выйти за вас.

— Макс любил все драматизировать, — сухо возразил Тео. — Если бы Аврора хотела выйти за меня, то сделала бы это десять лет назад.

— Но ведь вы были влюблены в нее?

— Безумно, — равнодушно сказал Теодор. — Как только можно быть влюбленным в двадцать лет. Но она променяла меня на другого и была совершенно права. Наш брак не имел шансов на успех. Она говорила, что я слишком ревнив. Так оно и было. Она хотела следовать за своей путеводной звездой. Все давно закончилось. Теперь она мой друг, и я прошу вас быть с ней повежливее. Сделайте мне этот свадебный подарок. Это что, слишком большая просьба?

— Конечно, нет, — ответила Мария. — В конце концов, это не мое дело.

— Вы правы, — чуть помедлив, откликнулся Тео.

В день свадьбы Аврора приехала первая. Она непрерывно улыбалась, обнимала Марию и всячески демонстрировала ей свои дружеские чувства. Настояла на том, что причешет невесту, и сделала это мастерски. Но прическа была слишком пышной и совершенно не шла невесте. В широкой шляпе, кружевном белом платье и жемчугах, с безукоризненно наложенной косметикой, ослепительно улыбавшаяся Аврора выглядела так, словно сама была новобрачной.

— Если бы у меня было время как следует заняться вашей внешностью! — вздыхала Аврора. — Вам нужно совсем другое платье!

— Я ценю все, что вы сделали, — ответила Мари, пытаясь быть любезной. — Но я бы предпочла, чтобы все было как можно скромнее. Это… не совсем обычная свадьба.

— Конечно. Тео мне все объяснил. Он женится из чувства долга. Иначе бы мы с ним… — Она осеклась и пожала плечами. — Я реалистка. Надеюсь, что и вы все понимаете.

— Что вы хотите этим сказать?

— Ох, бросьте. Мы обе женщины. Теодор — человек с обостренным чувством долга и семейной чести. Это заставляет его совершать поступки, которые ему и не снились. Не стоит и говорить, что вы так же равнодушны к нему, как и он к вам, и выходите за него только ради ребенка. Я восхищаюсь вами. — Она ослепительно улыбнулась. — Я думаю, у вас душа идеальной матери. Говорят, одни женщины рождаются, чтобы быть женами, а другие, чтобы быть матерями.

— А третьи, чтобы быть любовницами? — непринужденно бросила Мария.

Аврора расплылась в улыбке.

— Я знала, что мы поймем друг друга! А знаете, вы намного догадливее, чем кажетесь!

— Во всяком случае, куда больше, чем вы думаете, — решительно заявила Мария.

Больше возможностей для беседы им не представилось. Впрочем, в этом не было нужды. Все и так сказано, поняла Мария. Осталось только попытаться привыкнуть к ошеломляющему чувству, что ее мир встал с ног на голову.

День свадьбы прошел как во сне, и впоследствии Мария толком не могла его вспомнить. В каком-то трансе она стояла рядом с Теодором, встречая немногочисленных гостей, а сама думала о Максе, который должен был быть на месте брата. Стал бы их брак с Максимилианом хоть немного более удачным, чем этот странный, немыслимый союз?

А рядом неотлучно находилась Аврора, казавшаяся особенно ослепительной по сравнению с бледной и грустной невестой.

Аврора весь вечер весело щебетала, в то время как «молодые» избегали смотреть друг другу в глаза.

При первой возможности Мария сбежала со свадебного пира, использовав в качестве предлога необходимость навестить Франка. Она проследила за тем, как старика укладывали на ночь, и осталась немного поговорить с ним. Франк знаком показал, что она должна вернуться вниз, но Мария покачала головой.

— Предпочитаю побыть с вами, — просто сказала она.

Интересно, о чем сейчас разговаривают бывшие влюбленные, а теперь друзья? Тео любуется Авророй и сравнивает ее с невзрачной невестой? Вдруг Мария почувствовала, что безумно устала. День выдался тяжелый, а она была на пятом месяце беременности.

И тут ее озарило. Так вот в чем причина ее бурных чувств! Она сама читала в женских журналах, что при беременности в организме происходит множество гормональных изменений. Это делает будущих мам более эмоциональными, чем обычно. Но после родов все постепенно приходит в норму.

15
{"b":"945","o":1}