ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Если бы что-нибудь случилось, ты бы меня спас, — поддразнила она его.

— А если бы я не умел плавать?

— Не говори глупостей! Чтобы островитянин не умел плавать!

— Но я слабее, чем выгляжу, — запротестовал он.

— Правда?

— У меня очень слабая спина, — ответил он с серьезной миной.

— Мне ты кажешься очень сильным, — сказала она, с удовольствием глядя на его мускулистую грудь и руки.

— Это иллюзия. За молодой оболочкой скрывается старый слабый человек, честное слово. На самом деле… А-а-а!

И он исчез под водой с театральным воплем.

Луиза покачала головой, невольно улыбаясь, и стала подсчитывать, когда ему придется вынырнуть из воды.

— Ну погоди, — пробормотала она. — Я же сказала, что отомщу.

Она увидела очертания его поднимающейся фигуры, и в ту самую секунду, когда его голова показалась из-под воды, она нырнула, успев услышать его испуганный возглас:

— Луиза, Луиза! Где ты? О Боже!

— Дурачок, — сказала она, выныривая за его спиной.

— Ты, ты!..

— Ну хватит, я лишь сделала то же, что и ты.

— Ты знала, что я притворяюсь. А я подумал, что ты тонешь, ведь ты просто исчезла, и передо мной целый океан, где надо тебя искать…

Плыви ко мне!

— Ни за что! — сказала она, поняв, что перегнула палку.

Повернувшись к нему спиной, она быстро поплыла обратно. Как только она доплыла до берега, то сразу побежала, и успела пробежать половину пути до зонта, прежде чем он поймал ее, схватив за руку.

— Ой! — воскликнула она, потому что оказалось, что ее кожа очень болезненно отреагировала на его прикосновение.

Он сразу отпустил ее руку.

— Хватит! — сказал он. — Ты слишком долго была на солнце.

Он аккуратно обнял ее за плечи, направляя под зонт. Там она облегченно растянулась на полотенце. Начала болеть голова, и она почувствовала, что на этот день веселья ей уже хватит.

— Извини, что испугала тебя, — сказала она.

— Испугала?! Ты не представляешь… Ну ладно, я отложу свою месть на потом.

Он принес Луизе охлажденную воду, та немного освежила ее, но радость уже покинула ее, и, когда он предложил возвращаться домой, она тут же согласилась. На нее навалилось сонливое состояние, и это расстроило Луизу, потому что сегодня еще столько всего можно было бы сделать и увидеть.

Она смотрела на воду, плещущуюся за бортом водного автобуса, и незаметно для себя заснула. Алехандро разбудил ее, когда лодка причалила. Сон нисколько не помог Луизе, но она изо всех сил старалась выглядеть лучше, чем чувствовала себя. Голова разболелась не на шутку, все тело горело, и все, что ей теперь хотелось: это просто лечь на кровать и закрыть глаза.

— Я тут подумал… — начал говорить Алехандро-, но сразу остановился, как только взглянул на нее. — Что случилось?

Она попыталась засмеяться.

— Немного голова болит.

— Дай-ка я взгляну на тебя. — Он мягко положил ей руки на плечи и повернул к себе. — Бедная моя девочка!

— Что такое? — спросила она, почувствовав себя еще хуже.

— Несмотря на все предосторожности, ты получила солнечный удар. Твоя нежная кожа просто не может выдержать такой жары. Мне нужно было купить более сильный крем. Тебе плохо?

— Да, — несчастным голосом сказала она. — Голова ужасно болит.

— Мы немедленно отправляемся домой. Посиди здесь.

Он усадил ее на низкий каменный парапет и исчез. Луизе ничего не оставалось, как сидеть там и ждать его. Казалось, что в мозгу кто-то непрерывно бьет огромным молотом. Она едва заметила, как он вернулся и сказал:

— Я нашел лодку. Потихоньку вставай и держись за меня.

Крепко обхватив Луизу за талию, он свел ее по ступенькам вниз, к лодке, затем сел сзади, обняв девушку и положив ее голову себе на плечо. Она почувствовала мерное покачивание на волнах и непередаваемое ощущение покоя в его объятиях. Хотя от боли почти лопалась голова, ей казалось, что она могла бы плыть вечно, если бы он обнимал ее так, как сейчас.

Лодка причалила к берегу, и она с полузакрытыми глазами последовала за ним.

— Почти пришли, — сказал он и взял ее на руки.

Она была слишком слаба, чтобы протестовать, хотя и понимала, что произведет фурор в отеле, когда ее на руках внесут в фойе. Она услышала, как открылись и затем закрылись двери, и почувствовала облегчение от того, что скрылась от палящего солнца.

— Спасибо, — пробормотала она. — Интересно, что они о нас подумают?

— Кто?

— Люди в отеле.

— А мы не в отеле. Я привез тебя к себе домой.

Ей удалось открыть глаза, и она убедилась, что находится в совершенно незнакомом месте.

Не было расписных потолков Королевского номера, позолоченного декора и резной мебели.

Была лишь маленькая, просто обставленная комнатка с окном, прикрытым деревянными ставнями. Она по-прежнему была у него на руках, когда он подошел к какой-то двери и ухитрился открыть ее. С закрытыми глазами Луиза ждала, когда он положит ее на постель. Но вместо этого ее почему-то поставили на ноги, и через несколько секунд на нее обрушился поток ледяной воды.

Она закричала и сделала слабую попытку вырваться из его рук, но он крепко держал ее, не давая упасть.

— Извини, — прокричал он, заглушая шум воды, — но это самый быстрый способ охлаждения.

— Очень холодно, — стуча зубами, ответила она.

— Это хорошо. Подними голову, пусть вода стечет по твоему лицу и шее. Пожалуйста, так тебе станет лучше.

Она сделала так, как он просил. Это было хорошо, если вообще что-нибудь могло быть хорошо в ее состоянии. Наконец он выключил воду, и несколько секунд они стояли, глядя друг на друга, оба мокрые и слегка задыхающиеся.

— Вот полотенце, — сказал он. — Я оставлю тебя одну, чтобы ты могла раздеться.

Но когда он разжал руки, она чуть не упада.

— Мне придется самому раздеть тебя, — сказал он.

Он расстегнул пуговицы на сарафане и снял его. Она осталась в лифчике и трусиках.

— Это тоже надо снять, иначе ты получишь воспаление легких, — сказал он и снял и их тоже.

Теперь она была полностью обнажена, и он вытер ее полотенцем, а потом завернул ее так, что она стала больше похожа на какую-то диковинную посылку, и усадил на стул, после чего стащил с себя насквозь промокшую рубашку.

— Не стоит опять делать тебя мокрой, — проворчал он, снова беря ее на руки.

Теперь он отнес ее в спальню и положил на постель, не снимая с нее полотенца до самого последнего момента, а затем натянул одеяло по самую ее шею, старательно отводя глаза в сторону.

— Ни о чем не беспокойся, — мягко сказал он. — Здесь тихо, и ты сможешь спокойно поправиться.

В следующую секунду зазвенел дверной колокольчик. Алехандро вышел и вернулся с полной женщиной средних лет.

— Это доктор Эррера, — объяснил он. — Я позвонил ей после того, как нашел лодку. Будет лучше, если она осмотрит тебя, — сказал он и покинул комнату.

Врач посмотрела на Луизу с усталостью во взоре.

— Господи, почему европейцы не понимают, что солнце в Регонде намного сильнее, чем у них на родине?!

— Я это понимаю, просто мою шляпу сдуло ветром в море, — стала слабо оправдываться Луиза.

— Понятно, вы были на море. А вода усиливает солнечные лучи. Люди с такой светлой кожей, как у вас, вообще не должны загорать.

Пока доктор Эррера говорила все это, она потрогала лоб Луизы, померила ее температуру, а потом провозгласила:

— Хорошо, что он сразу облил вас холодной водой. Теперь вам следует денек полежать в прохладе. После этого можно понемногу выходить наружу, но только в одежде с длинными рукавами и в шляпе. Понятно?

— Да, но я не могу…

— Я оставлю вот эти таблетки от головной боли. Летом я раздаю их пачками, особенно европейцам. До свиданья. Делайте все, что ваш друг говорит вам делать. Он очень за вас волнуется.

Когда доктор ушла, Луиза откинулась на подушку, смутно осознавая, что двое разговаривают за закрытой дверью. Несколько минут спустя «Рафаэль» вошел, неся в руках чашку.

11
{"b":"947","o":1}