A
A
1
2
3
...
16
17
18
...
33

Алехандро сжал зубы, как и всегда в тех случаях, когда Родриго начинал играть в «маленькую сиротку». Он знал, что в конце концов сдастся. Он слишком любил своего дядю и не мог обидеть его. Мечты о прекрасном вечере таяли на глазах.

— Ладно, я попытаюсь, — сказал он.

— Я не хочу навязываться. Конечно, когда человек достигает моих лет, он поневоле начинает это делать…

— Дядя, ты перестанешь или нет?! — закричал в трубку Алехандро. — Я буду на ужине, клянусь!

— Весь вечер?

— Весь вечер.

— В смокинге?

— Да, в смокинге.

— Я знал, мальчик мой, что ты меня не обидишь. Не опаздывай, — сказал Родриго и повесил трубку.

Алехандро закрыл глаза и глубоко вздохнул.

Ну почему в жизни все так сложно? И как мне объяснить Луизе, что я не встречусь с ней только из-за того, что надо познакомиться с женщиной, которую дядя прочит мне в жены? Нужно найти какое-нибудь оправдание, потому что правду говорить нельзя ни в коем случае. Ну что же, надену еще одну маску, уныло подумал он.

Слава Богу, что скоро все это закончится.

7

Луиза выбрала ослепительно красивое вечернее платье из небесно-голубого жаккарда с нежным цветочным рисунком, которое оставляло ее руки и плечи обнаженными. Изысканные бриллиантовые сережки блестели в ее ушах. Бриллиантовый кулон на шее составлял им ансамбль.

Теперь, когда ее кожа приобрела оттенок легкого загара, все вместе смотрелось просто замечательно.

Ей было немного стыдно наряжаться на ужин, ведь она все еще не позвонила Рафаэлю и не предупредила его, что этим вечером не сможет прийти на свидание. Луиза все откладывала и откладывала этот момент, не зная, какие выбрать слова. Как объяснить ему, что я не смогу встретиться с ним, потому что нужно быть на вечере у де Эспиноса и точно выяснить, что он не один из них?

Нет, медлить больше нельзя. Луиза подошла к телефону, но он зазвонил прежде, чем она успела прикоснуться к трубке.

— Луиза, дорогая!

— Здравствуй, — сказала она, и ее сердце радостно забилось.

— Я собирался с духом, чтобы позвонить тебе.

Ведь ты на меня не рассердишься? Я не могу встретиться с тобой сегодня вечером, но это не моя вина.

— Не сможешь? — отозвалась Луиза.

Почему-то она почувствовала себя разочарованной, хотя сама собиралась сказать ему то же самое — Кое-что произошло, и мне надо быть в другом месте.

— Ты не можешь рассказать мне, в чем дело?

Наступило молчание, и она почувствовала его напряжение.

— Все очень сложно, — наконец сказал он. — Я бы не хотел говорить об этом по телефону. Ты ведь не сердишься?

— Конечно, нет, — сказала она. Но это было не совсем так. — Я просто хотела увидеть тебя.

— Я тоже. Позвоню тебе завтра До свиданья Вот гак, подумала она, вешая трубку. Он все сделал за меня. Надо бы радоваться. И я именно это и сделаю, как только перестанет этот маленький противный голосок внутри бубнить, что тут что-то не так. Он не объяснил мне причину…

Может быть, он не считал нужным придумывать оправдание? Потому что он не позвонит завтра. Никогда больше не позвонит…

Хватит глупости думать! — сказала она самой себе. Он сделал именно то, чего ты и хотела. Так в чем же дело?

Ответа на этот вопрос она не знала, и потому предстоящий вечер перестал казаться ей таким интересным, как она думала о нем раньше.

В восемь часов белоснежный катер забрал ее на пристани у отеля и медленно повез по Главному Каналу, забавно пыхтя мотором, в то время как садящееся солнце окрасило воды канала в алый цвет. Регонда готовилась встретить вечер.

Вдоль каналов зажигались фонари, в барах и кафе становилось все больше людей, гондольеры скользили на лодках домой после тяжелого дня, в то время как другие сменяли их, принимая вечернюю смену.

Катер проплыл под мостом, и тут перед Луизой предстала асьенда «Бел Ампаро» во всем великолепии, освещенная заходящими лучами солнца.

А вот и граф, неотразимый в своем смокинге и белоснежной рубашке. Он словно принадлежит тому легендарному времени, когда Карибское море было местом, где решалась судьба Нового Света. Когда катер подплыл к пристани, граф сам помог Луизе выбраться на берег, отвесив перед этим церемонный поклон и провозгласив:

— Добро пожаловать, моя дорогая.

За ним стояли два симпатичных молодых человека, обоим не больше тридцати-тридцати двух лет. Но ни один из них даже отдаленно не был похож на Рафаэля.

— Это мои племянники, Диего и Эстебан. — Оба молодых человека склонили голову. — Вам повезло, что вы застали их здесь. Эстебан живет на Антигуа, а Диего в Каракасе, но они оба приехали навестить меня, когда я заболел. Третий племянник, Алехандро, все время живет здесь, вместе со мной. Он скоро придет.

Итак, Алехандро — это тот, кого я ищу, подумала Луиза. Сейчас она была восприимчива к каждой мелочи, и поэтому от ее внимания не ускользнуло, что Эстебан и Диего внимательно рассмотрели ее, стараясь делать это незаметно, а потом обменялись взглядами. Они были очень галантны в обращении, но граф превзошел их обоих, торжественно препроводив Луизу на террасу, куда уже принесли вино и сладости.

Отсюда открывался великолепный вид. Был виден не только Главный Канал, но и Мост Любви, который сейчас подсвечивался разноцветными прожекторами. Луиза надолго замерла у перил террасы, завороженная красотой.

— Я вижу, вы понимаете мой остров, — сказал граф, улыбаясь, — потому что отдаете ему дань молчанием.

Она кивнула.

— Слова могут все испортить.

— Я провожу здесь каждый вечер. Лучше всего это делать в одиночестве или… — Тут он отвесил ей поклон. — В хорошей компании. Но я, кажется, забыл о своей роли хозяина. Что вы будете пить?

Она приняла бокал с рекомендованным им вином и вернулась к перилам. Хотя терраса выходила на канал, были видны также и сады по обе стороны дома, в которых сейчас поселились ночные тени. Казалось, одна из теней начала двигаться, но через секунду это впечатление исчезло.

— Что-то не так? — спросил Родриго.

— Нет, все в порядке. Мне просто показалось, что я кого-то увидела внизу. Наверное, я ошиблась.

Когда Алехандро уже закрывал дверь своего офиса, позвонил очень важный клиент, и потому Алехандро возвращался в «Бел Ампаро» позже, чем намеревался. Мало того, он был одет в джинсы и футболку. Зная, что заслужит неодобрение со стороны дядюшки, если появится перед дамой в неподобающем виде, он проскользнул в сад сквозь маленькую калитку, ключи от которой были лишь у членов семьи. Алехандро стал осторожно пробираться сквозь тени сада.

Если повезет, он быстро доберется до своей комнаты и переоденется в то, что дядя называл «подходящим нарядом».

Сквозь ветви деревьев он мог разглядеть террасу, где наверняка граф уже развлекал свою гостью перед тем, как начнется ужин. Да, теперь Алехандро видел дядю, Эстебана и Диего, но девушку было по-прежнему трудно разглядеть. Он мог сказать лишь, что она одета в светло-голубое платье. Было бы полезно узнать о ней побольше и быть готовым к худшему, подумал Алехандро. Выскользнув из-под прикрытия деревьев, он направился к стене и стал подбираться поближе к террасе.

Мелькнуло светло-голубое пятно, и девушка повернулась, чтобы выглянуть наружу. Внезапно он ясно увидел ее лицо. На секунду Алехандро замер, не веря своим глазам, а затем начал искать пути к отступлению. Было слишком поздно возвращаться обратно под деревья, значит, выход был один: прятаться прямо под террасой.

Быстрое перемещение, и вот он уже там.

— Что-то не так? — послышался голос дяди прямо над его головой.

Затем голос Луизы:

— Нет, все в порядке. Мне просто показалось, что я кого-то увидела внизу. Наверное, я ошиблась.

Алехандро вытер вспотевший лоб. Это просто невозможно! Куда делась хваленая удача, которая спасала его из тысячи переделок? Повсюду были женщины, в чьих глазах горел брачный огонь, обманутые мужья с пистолетами и жаждущие крови кредиторы, но он сумел справиться с ними всеми.

17
{"b":"947","o":1}