ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соглядатай
Вероломная обольстительница
Стеклянная ловушка
Из ниоткуда. Автобиография
Блокчейн для бизнеса
Чаша волхва
С чистого листа
Слишком далеко от правды
Сфинкс. Тайна девяти

Джонсон повернулся к нему и ухмыльнулся.

– Не обижайтесь, Кул, что я не выворачиваюсь перед вами наизнанку. Но для парня, который справился с Рамоном Гомесом, вы удивительно наивны. От Гомеса мне в свое время здорово досталось.

– Вы работали вместе?

– Не говорите глупостей. Он был полицейским.

Кул почувствовал, как засвербело в животе.

– Полицейским?

– Конечно. Сукин сын здорово мешал Дельгадо.

– И я его убил, – протянул Кул.

– Хорошая работа. Но не волнуйтесь, красотка о вас позаботится. За то, что вы получите в награду, я бы пошел на то же самое.

Полицейский, – с ужасом думал Кул.

Над Вашингтоном небо было ясным, но садиться они не стали. Джонсон заложил широкий разворот, и легкий самолет удалился миль на двадцать. Кул ни о чем не спрашивал, но когда они спустились чуть ниже, увидел их цель: небольшой коммерческий аэропорт. Несколько частных самолетов выстроились в ряд у двух ангаров. Маленький самолет с легким толчком коснулся полосы, подпрыгнул, выровнялся, и они подрулили к ближайшему ангару.

Аэродром был старый и запущенный, здания облупленные, давно не крашенные. Здесь снега не было, но воздух резко отдавал колючим морозцем. Кул это ощутил, выпрыгнув из самолета.

Техник в засаленном комбинезоне и шерстяном подшлемнике, натянутом на уши, вышел из двери с табличкой "офис".

Джонсон бросил:

– Бензин и масло, Чарли. Мы сразу улетаем.

– Здесь ваш пассажир, – сообщил Чарли.

– Что еще?

– Ты ожидал чего-нибудь еще? Достаточно ее, приятель.

Джонсон ухмыльнулся и сказал Кулу:

– Пошли хоть кофе выпьем.

Пока они дотащились до ветхого здания, ветер продул их до костей. Аэродром был окружен отрогами Мэрилендского хребта с разбросанными там и сям фермерскими постройками. Позади ангаров вилась дорога, но по ней не было движения. Чуть в стороне стояли две машины – потрепанный "форд" и новый седан. На номерах значилось "D. C." – "Округ Колумбия".

Кул оглянулся, но техник не больше обращал на них внимания. Джонсон снова его окликнул, и Кул вслед за здоровяком вошел внутрь.

Серафина ждала их в кресле с прямой спинкой возле небольшой угольной печурки. Сначала она заговорила с Джонсоном.

– Вернись и убедись, что самолет готов, Ток. Придется тебе быть нашим пилотом до конца.

Джонсон явно был удивлен.

– Я собирался вернуться в Нью-Йорк, крошка.

– Ты не вернешься. И я тебе не крошка, – Серафина взглянула на Кула и улыбнулась. – У вас все в порядке?

– По-моему, да, – пожал плечами он.

– Конечно, вы в порядке. – Серафина пристально посмотрела на Джонсона. – Иди и позаботься о самолете.

Здоровяк вскипел:

– Черт побери, я хотел выпить чашку кофе.

– Я налила несколько термосов с кофе. Поедим в самолете. Ступай, Ток.

Возмущенный здоровяк смерил Серафину взглядом, но тут же опустил глаза. Помявшись, он пожал плечами и буркнул:

– Ладно, я что, я ничего...

Когда он вышел, Серафина разорвала какие-то бумаги, сунула их в печь и поднялась.

– Я рада, что вы решили лететь, мистер Кул, – сказала она. – Я очень беспокоилась, когда увидела у вашего дома полицейских. Как они там оказались? Вы им звонили?

Он рассказал, как было дело.

– А как вы разыскали с Элис?

Девушка подняла глаза.

– Я ее просто узнала. Связаться с вами, как я намечала, стало невозможно, и я набралась смелости использовать последний шанс. Так я подключила мисс Джордан. Вы так ее любите, что не хотите, чтобы она связывалась с вашими проблемами?

– Я сам с ними управлюсь, – фыркнул Кул.

– И поможете Гидеону?

– Постараюсь.

– Но почему вы на меня так сердитесь?

– Не люблю, когда меня обводят вокруг пальца, – буркнул он.

Она рассмеялась.

– Сейчас вы так похожи на Гидеона! Я начинаю верить в вас, мистер Кул. Но вы излишне беспокоитесь. Вы должны мне доверять. Наша первейшая задача – спасти Гидеона. Вы разговаривали с Тиссоном, верно? Тогда вы убедились, что я вам не лгала. – Она лукаво улыбнулась. – Теперь ваша очередь говорить правду. Утром вы ходили на работу и нашли письмо от брата, верно? Оно у вас с собой?

– Да, письмо у меня, – без колебаний заявил Кул.

На мгновение что-то дрогнуло в ее лице.

– Вы его читали?

– Как вы думаете?

– Дайте его мне, пожалуйста.

Он достал из кармана старый конверт, который приготовил в офисе, и подержал его так, чтобы девушка могла прочитать адрес, написанный рукой Гидеона. Она поспешно протянула руку, он ухмыльнулся и убрал конверт.

– Не так быстро. Вы знаете, что в нем, верно?

Она побледнела.

– Не шутите, мистер Кул. Это очень важно. Письмо поможет вытащить Гидеона из тюрьмы.

– Я думаю оставить его у себя, – заявил он. – Понимаете, я не уверен, что могу вам доверять. Думаю, письмо послужит мне пропуском. Если я дам его сейчас, кто гарантирует, что я так и не останусь здесь?

– Я вас не брошу, – заверила она.

– Конечно. Пока это письмо у меня.

Она раздраженно фыркнула:

– Вы просто дурак. Я только хотела помочь. К тому же это вы убили Рамона, не я! Вы создаете мне огромные проблемы и навлекаете на нас опасность. Если вы решили, что должны лететь в Гватемалу, я помогу вам, что сейчас и делаю. Но вы должны мне верить.

– Единственное, что меня беспокоит – Рамон Гомес, – сказал он.

– Забудьте вы его. Он был ничтожеством. И собирался вас убить.

– Но он был полицейским, – бесцветным голосом добавил Кул.

Теперь ее удивление было неподдельным.

– Кто вам сказал? Как вы узнали?

– Так был он полицейским?

– Кто вам сказал?

– Джонсон.

По ее лицу скользнула мимолетная улыбка. Она положила руки ему на плечи.

– Да, он был полицейским – одним из тех, кто брал взятки и пользовался своим положением, чтобы легально убивать. Он был мерзавцем, мистер Кул, и хорошо, что его не стало. Вы сослужили хорошую службу моей стране. Так что не беспокойтесь...

– Как мне не беспокоиться, когда вы скрываете от меня такие вещи!

Она стояла слишком близко, чтобы он мог уловить выражение ее глаз. Зато он чувствовал мягкий жар ее бедер под синим платьем. Кул посмотрел на печку.

– Что вы сжигали?

– Ничего. Личные бумаги. Они могли меня подставить, если бы нас где-нибудь задержали. Поверьте, к Гидеону бумаги не имеют никакого отношения.

Серафина шагнула к столу, на котором лежала ее сумочка. Кул обогнал ее, схватил сумочку и заглянул. Девушка равнодушно наблюдала за ним. Он извлек небольшой пистолет двадцать второго калибра с перламутровой рукояткой, и она улыбнулась.

– Довольны, мистер Кул?

– Я оставлю его и письмо у себя, пока мы не прибудем в Гватемалу.

Она пожала плечами.

– Как вам будет угодно.

Дверь открылась, и ввалился угрюмый и раздраженный Джонсон.

– Мы все проверили. Продукты на борту. Так что можно лететь, если вы готовы.

– Мы готовы, – спокойно кивнула Серафина и повернулась к Кулу. – Мы с Током сядем впереди. Вы можете расположиться сзади. Мне кажется, такой порядок для вас предпочтительнее.

– Вы правы, – подтвердил Кул.

Глава 9

Кул напрасно старался уснуть. Сэндвичи и кофе комом лежали в животе, болтанка отнюдь не помогала расслабиться. Курс их лежал на юго-запад, вдоль Аппалачей; Джонсон больше двух часов держал машину на трех тысячах футов, потом повернул и полетел в сторону Теннеси, ближе к вечеру миновав Ноксвилл. Здесь снега не было в помине.

Перед Кулом маячила мускулистая багровая шея пилота. Джонсон надулся и молчал с момента вылета. Казалось, все его внимание сосредоточилось на трудных перевалах между покрытыми туманным саваном горами.

После Ноксвилла погода стала хуже, похолодало, дождь и ветер кидали "стенсон" из стороны в сторону, как пушинку. Быстро темнело. Кул вслушивался в натужный гул мотора. Серафина с тоской смотрела на дикий горный ландшафт.

14
{"b":"948","o":1}