ЛитМир - Электронная Библиотека

В нем росла волна благодарности за то, что она для него сделала. Но это было больше, чем благодарность. Элис приехала сюда по своей воле. Здесь она оказалась вырванной из своей среды, здесь ее имя и деньги отца ничего не значили. Кул верил, что она провела долгую ночь, ненавидя его; но все еще не верил, что Элис поняла свою вину.

Казалось, воздух в полумраке комнате вновь завибрировал.

– Элис! – окликнул он.

– Да, Пит?

– Я рад, что ты приехала.

И не было нужды в словах. Как будто долго, очень долго она держала себя в руках, но стоило ему приблизиться, силы ее покинули, и он едва успел ее подхватить.

Он нежно целовал ее. Теперь в нем хватало сил на двоих. Он слышал, как она шептала:

– Я так боялась! Думала, что слишком поздно. Я видела тебя на лестнице, но не верила своим глазам. И с трудом сдержалась, чтобы тебя не окликнуть – боялась вспугнуть надежду.

– Теперь все хорошо, – повторял он. – Теперь все будет хорошо.

– Что мы будем делать?

– Попробуем выбраться отсюда.

– Вместе?

– Да, – кивнул он.

Теперь все представлялось простым и ясным. Кул знал, что нужно делать, и сунул конверт в карман, не обращая внимания на вопросительный взгляд Элис. Нужно оставить записку Фернандесу, и вместе с Элис убираться из отеля. Неприятностей он не ожидал; полицейские вряд ли станут обращать внимание на парочки. Выйдя из отеля, они могут взять такси и поехать в посольство Соединенных Штатов; теперь он готов был принять предложенное Тиссоном убежище. А сам тем временем занялся бы поисками доказательств невиновности брата и спасением его жизни. Тиссону это может не понравится, но ничего не поделаешь. Если появятся другие возможности, он ими воспользуется, но сейчас выбора не было.

– Оставайся здесь, – сказал он Элис. – Я скоро вернусь. Не вздумай никого пускать.

Она ни о чем не спросила, однако наблюдала за каждым его движением. Чуть приоткрыв дверь, через образовавшуюся щель он оглядел холл. Несколько человек беседовали на диванах и в креслах; у центрального входа скучали полицейские. Балкон, тянувшийся вдоль второго этажа, был пуст. Он кивнул Элис и вышел, бросив на прощание:

– Запрись!

Кул быстро пересек балкон, немного подождал за дверью комнаты Фернандеса, прислушиваясь к звукам внутри, но ничего не услышал. Дверь оказалась незаперта. Он шагнул в комнату и закрыл за собой дверь. Раньше он спрятал "люгер" в чемодане Фернандеса, теперь достал его оттуда и сунул за пояс, ощутив, какой он большой и тяжелый. Потом остановился у окна с конвертом в руке.

Двое полицейских наблюдали за входом с противоположной стороны улицы, от дверей ресторана "Майя". Он прижался к стене и придвинулся ближе к окну. Еще один караульный стоял на углу.

Не стоило себя обманывать. Выбраться из отеля было явно нереально. Он задумался, разглядывая комнату. Потом шагнул к подставке для багажа, стоявшей в футе от кровати.

Кула охватило странное спокойствие. Он достал из кармана авторучку и написал поверх адреса на конверте: "Мигель, передай это Тиссону, чтобы сохранил для меня". Затем сунул конверт в карман чемодана Фернандеса. Чемодан он закрывать не стал. Все лучше, чем ничего. Что бы ни случилось, он мог быть уверен, что конверт не попадет в руки банды Дельгадо. Может быть, Мигель найдет письмо и передаст его в посольство, а может и нет. Но хоть какой-то шанс...

Под балконом загрохотали сапоги. Кул выглянул за дверь. Двое полицейских в касках стояли почти прямо под ним. Казалось, они ждали приказа подняться на второй этаж. Когда они повернулись в сторону входа, Кул прикрыл дверь номера Фернандеса и перебежал по балкону к комнате Элис. Полицейские наверх не смотрели. Он тихо постучал и положил руку на дверную ручку.

– Элис, это я, Пит.

Ответа не было. Он постучал снова. Из холла донеслись громкие злые голоса. Кул вспомнил о покатой черепичной крыше прямо под окном Элис. С крыши можно было спуститься в патио, и это был хоть какой-то шанс отсюда выбраться. Если действовать достаточно быстро...

– Элис!

На этот раз он услышал шаги, щелкнул открывающийся замок. Кул тут же толкнул дверь и шагнул в полумрак. Элис с бледным лицом отшатнулась назад, и в тот же миг от стены рядом с дверью оторвался Ток Джонсон.

– Спокойно, Педро, или дамочке конец.

Револьвер больно ткнулся ему под ребро. Джонсон обошел вокруг и, криво скалясь, захлопнул дверь. Кул посмотрел на Элис. Ее глаза расширились от страха.

– Пит, мне так жаль...

Крупная фигура Джонсона напряглась, когда донесся шум голосов из холла. Он был в мятом льняном полосатом костюме, на красной рубашке с темно-коричневым галстуком проступили пятна пота. Одутловатое лицо лоснилось, несмотря на прохладу, маленькие глазки светились злобой. Он ухмыльнулся.

– Твоя дамочка меня по-дружески впустила. Думала, это ты. Ты, конечно, огляделся вокруг, верно? Мог с ними и поболтать.

– Что ты задумал? – спросил Кул.

– Ты приглашен на ужин. К семейству Дельгадо. Ты и присутствующая здесь дама.

– А как насчет полиции?

Джонсон не ответил, торопливо обшаривая Кула в поисках оружия. Он нашел "люгер", удовлетворенно хмыкнул, вытаскивая его из-за ремня, и сунул себе в карман. Потом достал бумажник Кула и переложил в другой карман. Револьвер Джонсона болезненно давил на позвоночник.

– Попробуй что-нибудь сделать, и дамочка получит пулю.

– Я и не пытаюсь, – заверил Кул.

– Послушный стал, сволочь!

Элис стояла у туалетного столика, вцепившись в его край, так что костяшки пальцев побелели.

– Питер...

– Все в порядке, – успокоил он. – Не говори ни слова.

Она вопросительно уставилась на него, явно встревоженная судьбой письма. Потом кивнула и довольно улыбнулась. Какое-то время в возникшей тишине раздавалось только сопение Джонсона. Опять заговорили по-испански; шаги протопали по лестнице и направились вдоль балкона в сторону номера Фернандеса.

– Ладно, выходим, – буркнул Джонсон.

Элис вышла первой, за ней – Кул и Джонсон. Пилот двигался так, чтобы револьвер в его руке не видели полицейские в холле. Сейчас их там собралось человек шесть. Один вскинул взгляд, заметил Кула и что-то сказал офицеру. Тот что-то поспешил сказать в ответ, и оба отвернулись. Затем неспешной походкой все отошли от центрального входа.

– Пошли, – прохрипел Джонсон.

Они двинулись к лестнице. Полицейский смотрел в их сторону.

– На кого они работают? – поинтересовался Кул.

– А ты как думаешь? – бросил Джонсон. – Пошли, пошли.

Они спустились по лестнице. Внизу их поджидал офицер. Взглянув на Кула и Элис, он тронул Джонсона своей фуражкой.

– Вам следует поторопиться. Мои люди слишком много болтают.

– Вы им заплатите, – сказал Джонсон. – Машина все еще здесь?

– Конечно. Вы не откажете в любезности упомянуть о моей помощи дону Луису, сеньор?

– Да, конечно.

Лейтенант улыбнулся и отошел в сторону. Они пересекли холл и вышли в широко распахнутые двери. Новенький черный "крайслер" ждал у тротуара. На переднем сиденье рядом с шофером сидел мужчина в синем.

Джонсон толкнул Элис в машину. Человек рядом с шофером развернулся и навел на нее револьвер. Кул, а за ним и Джонсон заняли места. И "крайслер" тут же рванул с места.

Кул дотянулся до руки Элис и сжал ее ледяные пальцы.

Глава 15

Теперь они ехали обратно по тому же пути, каким он въезжал в столицу. На авениде Симона Боливара никто и не пытался их остановить; двое постовых, заметив черный "крайслер", вытянулись и отсалютовали.

Водитель резко повернул направо. Дорога была широкой и с хорошим покрытием; позднее Кул узнал, что это часть трансамериканской скоростной магистрали. Но гладкий участок кончился в нескольких милях от города, и дальше они ехали по обычному шоссе.

Крупный молчаливый парень в рубашке нараспашку вел машину осторожно. Мужчина рядом с ним, такой же молчаливый, вертелся на сиденье и, опираясь на его спинку, нацеливал свой револьвер то на Кула, то на Элис.

26
{"b":"948","o":1}