ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пошли, – сказал Кул.

Альфонсо взял ключи.

– Пойдемте. Я прекрасно знаю это место. Мигель всегда твердит, что выпивка меня погубит, но кто не знает, что нет худа без добра! Если бы я не пил и не дрался в пьяном виде, не стал бы регулярным клиентом этого заведения. Отсюда нужно убираться побыстрее. Они еще пожалеют, что оставили ключи.

Высокий изможденный человек повел их мимо камер в конец коридора, подальше от казарм охраны. Альфонсо нашел ключ, которым открыл дверь. За ней было темно, но Альфонсо осторожно прокладывал путь, явно хорошо ориентируясь. Кула удивили нагроможденные до самого потолка коробки и ящики; они шли через настоящий склад, хотя запасы, находившиеся здесь, намного превышали потребности тюрьмы. Жаль, не было времени остановиться и исследовать содержимое ящиков – сверху донесся женский вопль.

Альфонсо остановился.

– Мария?

Кул кивнул.

Альфонсо фыркнул:

– Нужно было ее прикончить.

Тюрьма зашумела, как будто все, кто спал, проснулись и засуетились. Раздался топот, крик, приказы. Мария вопить перестала, зато начали кричать заключенные, причем все громче и громче, грохоча мисками по решеткам камер. Альфонсо тяжело вздохнул.

– Мы почти выбрались. Осталось пересечь маленький дворик, чтобы добраться до ворот в стене.

– Поторопимся, – кивнул Кул.

Альфонсо открыл дверь и они словно попали на дно узкого ущелья. Тупик с трех сторон был окружен стенами из массивного древнего камня. Впереди вздымалась зубчатая стена с деревянными воротами. Лунный свет серебрил одну из стен и угол ворот, все остальное представлялось темной ямой. Альфонсо перекинул гитару через плечо.

– Пошли.

Они бросились бежать. До ворот было около двадцати ярдов. Первые десять они одолели под спасительным покровом темноты. Потом кто-то закричал и у стены вспыхнул свет. Два охранника с автоматами стояли в воротах и смотрели в другую сторону. Но тут, услышав топот, обернулись. Альфонсо кинулся вперед, гитара хлопала его по заду. Он окликнул охранника, на миг тот прислушался, но тут же затарахтел автомат. Гром очереди прозвучал в проходе подобно реву дьявола в аду. Альфонсо вскрикнул. Кул бросился к воротам.

Увидев, как упал Альфонсо, Питер швырнул бесполезный "кольт" в лицо человеку с автоматом. Второй охранник закричал, когда Гидеон прыгнул на него. Но нож уже вошел в его горло. И тут же прозвучал отрывистый аккорд гитары упавшего Альфонсо.

Гидеон подергал ворота, потом выхватил у Кула ключи. Суматоха в тюрьме нарастала. Кул опустился на колени рядом с гитаристом. Тот получил три пули в живот и был уже мертв.

Гидеон тряхнул Кула за плечо, тот вскочил, прихватив разбитую гитару. Ворота распахнулись, и они выбежали со двора.

Улица была темной и пустой. Они свернули налево, и тут же замигали фары стоявшей неподалеку машины. Кул узнал красный "понтиак" Мигеля. За рулем сидел Хорхе. При виде разбитой гитары Альфонсо он горько поморщился, но сказал лишь одно:

– Садитесь.

Гидеона в машину пришлось подсаживать. Мотор взревел, и они устремились вперед. Джип, набитый охранниками, мчался по узкой улице следом. Прогремел выстрел. Въезд в переулок оказался слишком узок; левым передним крылом "понтиак" зацепил угол дома, и крыло с диким скрежетом оторвалось. Хорхе ругнулся и нажал на газ.

Их обстреляли спереди, но пуля просвистела верхом. Вторая пуля угодила сзади, звонко цокнув по металлу. Расстояние между джипом и "понтиаком" росло, и тут Хорхе швырнул машину в резкий поворот на первом же углу. Фары джипа показались только когда они уже сворачивали за следующий угол.

Улицы были безлюдны. Кул не имел представления, где они находятся. Сзади все завывала сирена джипа, а Хорхе гнал, как ненормальный.

Он покосился на гитару, которую держал Кул. Пуля прошла через деку, и на ней расплылось темное пятно крови. Хорхе побледнел, горькая гримаса искривила его рот. "Понтиак" резко подпрыгнул.

– Куда мы едем?

– К Мигелю.

– Куда? На озеро Атитлан?

– О Боже, нет, конечно! Туда пять дней пути, сеньор. Он был там и вернулся. В городе неприятности. Беспорядки...

– Что-что?

– У вашего посольства собрался всякий сброд...

– Вези нас туда, – приказал Кул.

– Мигель велел ехать к нему.

– Вези нас туда! – рявкнул Кул.

Хорхе пожал плечами. Кул посмотрел на Гидеона. Тот выглядел ужасно.

– Ты в порядке?

– Конечно.

Но это было совсем не так. Чудо, что он смог выдержать дорогу. Щеки под толстым слоем грязи ввалились, рот приоткрылся, кончик языка скользил по растрескавшимся отекшим губам.

– Как хорошо вновь ощутить свежий воздух!

– Лучше дышать им все время, – хмыкнул Кул. Гид с трудом выдавил:

– Зачем в посольство, брат?

– Там моя девушка. Дельгадо думают, что твое письмо у нее.

– Это так?

– Я отдал его Мигелю.

– Мигель – хороший парень.

– Все они хорошие ребята, но это не имеет смысла. Столько мучений из-за какой-то контрабанды...

– Тут дело серьезнее, Пит.

– А что еще?

– Помнишь тот склад в тюрьме? – Голос Гидеона охрип, его голова откинулась назад, на спинку кожаного сидения. Он уставился в небо, его глаза застыли, голова вздрагивала при каждом скачке "понтиака" на выбоинах. Сзади снова завыла сирена. – Ты видел там ящики, Пит? Это не припасы. Это склад с грузом для судов Дельгадо, стоящих в Сан-Хосе. Бокситовый рудник, на котором я работал, был собственностью мисс Дельгадо. Но это все только прикрытие для торговли оружием. Дельгадо получают со всего мира новейшие образцы и переправляют на своих судах. Ты что, не читал мой отчет?

– Не было времени, – повинился Кул.

– Ладно, там все про это было сказано. Начав подозревать, что происходит, я рассказал обо всем Тиссону, и он привлек меня в свои агенты. Мне помогала Серафина...

– Не волнуйся, брат.

– И Мария ее убила. Кофе давно стал просто прикрытием для истинного золотого дна. Их перестала удовлетворять даже контрабанда наркотиков. Вот почему они убили Серафину и отправили за решетку меня.

На улицах появился народ, кто-то кричал, кто-то зловеще молчал, и все тянулись к центру. Впереди завывали сирены, посреди большой площади подобно привидению в ночи бил высокий фонтан. Слева Кул различил темные очертания кафедрального собора, его башни отбрасывали в лунном свете длинные тени.

Толпа двигалась в ту же сторону, куда ехала машина. Перед машиной с тротуара соскочил человек и попытался вскочить на капот. Кул оттолкнул его, незваный гость откинулся назад и рухнул. Другие кинулись к машине. Они не могли двигаться вперед, не врезавшись в толпу.

Лоб Хорхе покрылся крупными каплями пота. Он крутанул руль и в конце площади свернул направо. В боковой улице оказалось ничуть не лучше. До следующего поворота они добирались не меньше минуты. Толпа устроила на них охоту. Казалось, город сошел с ума.

Теперь Хорхе свернул налево, и Кул внезапно понял, что мятежники остались позади. Улицы были темны и спокойны. Хорхе снова нажал на газ. Выстрелы слышались где-то слева и сзади.

– Куда ведет эта дорога? – спросил Кул. – К посольству?

Хорхе кивнул.

– Да. Но там же и казармы гражданской гвардии. Вы понимаете, я не смогу вас туда доставить.

– Куда мы едем?

– К Мигелю. Он нас ждет.

– Где?

– В парке "Минерва". Там есть арена для боя быков. Это на окраине, ночью там никто не рискнет показаться. Мигель велел мне взять для вас машину. А я пообещал прежде всего доставить вас к нему. Мы не можем там его оставить.

Улицы были темны и безлюдны. Огни и шум остались позади, на площади и слева, где толпа устремилась к посольству. Над ними вдруг сомкнулись темные вершины парка. Впереди мрачно возвышались стены арены. Хорхе остановил машину у ворот.

– Мигель решил, что лучше всего встретиться здесь, после того, как он избавится от тех, кто нас преследовал. Он должен ждать где-то поблизости.

35
{"b":"948","o":1}