1
2
3
...
21
22
23
...
40

Сколь не оглянулся ни разу.

Влажный воздух пропах прелой листвой. За последним мостиком громоздилось скопление валунов; Сколь направился туда. Когда его массивная фигура исчезла за валуном, Дарелл ускорил шаг, перебежал через мостик и обогнул камни с другой стороны, стремясь перерезать путь полковнику КГБ.

– Бум-бум, Цезарь! – негромко сказал он.

Огромный русский привалился спиной к граниту.

– Хорошее местечко, да? – произнес он. – Для нашего разговора.

– Не лучше и не хуже всех остальных.

Сколь вытащил тонкую сигару и стиснул ее крупными зубами.

– Вы ведь знаете, что мне известно где искать нашу маленькую японскую куколку, не так ли?

– Возможно.

– Идемте со мной. Нам нужно поговорить, – сказал сколь.

– Поговорим прямо здесь.

– Нет, я подобрал более подходящее место. Или вы меня боитесь? – Сколь расхохотался. – Мне кажется, нам не мешает сэкономить бюджетные средства. Предлагаю поехать в одном такси, а не тратиться по отдельности.

– Куда вы хотите ехать?

– У меня есть номер в гостинице, – ответил Сколь. Он закурил и его холодные безжалостные глаза впились в Дарелла. – Пойдемте.

* * *

Гостиница оказалась неподалеку от ресторана "Фукисуси", где Дарелл назначил встречу Лиз. Современное сооружение, построенное в западном стиле, на четыре этажа возвышалось над окружающими конторскими зданиями. В номере Сколя кроме традиционного хибати, был установлен кондиционер и стояла широкая кровать; на бледно-лимонных стенах были развешаны свитки с картинами. Из окна открывался вид на реку Хиросе и развалины замка Аоба. В отдалении, примерно в часе езды, на горизонте виднелись горы, в которых, как вспомнил Дарелл, были целебные горячие источники.

Войдя в номер, Сколь начал снимать пальто, и в ту минуту, когда его могучие руки еще не освободились от рукавов, Дарелл ударил его по шее.

Шея у русского была толстая и мощная, как у быка. Сколь странно хрюкнул, ноги его подкосились. Сигара вывалилась из открывшегося рта. Уцепившись за изголовье кровати, Сколь повернулся к Дареллу, глядя перед собой остекленевшим бессмысленным взором, но американец нанес ему еще один страшный удар ребром ладони по шее. Дареллу показалось, что он ударил молодое деревце; в руке что-то хрустнуло. Колени Сколя подогнулись и он тяжело рухнул на кровать.

Все это произошло почти бесшумно.

Дарелл подобрал зажженную сигару и притушил ее в пепельнице, потом вынул из кармана крохотную коробочку со шприцем и ампулой вала-12, новейшего мощного снотворного, разработанного в лаборатории секции "К". Дареллу потребовалось всего несколько секунд, чтобы ввести снотворное бесчувственному полковнику КГБ. Сколь не шелохнулся. Снотворного хватит ему на несколько часов, удовлетворенно подумал Дарелл.

Посмотрев на часы, он прикинул, что несколько минут у него еще есть, и подошел к телефонному аппарату.

Глава 17

– Куда вы пропали? – спросил доктор Фрилинг.

– Я разыскивал Йоко. Мне удалось напасть на ее след, – сказал Дарелл. – Я нахожусь сейчас в Сендае. Здесь живет ее родной дед. Лиз Прюитт скоро должна узнать его адрес. Мне пришлось на некоторое время отвлечься, чтобы вывести из игры Сколя.

– Вы его убили?

– Не думаю. Подождите минутку. – Дарелл положил трубку на стол и подошел к кровати, на которой распростерся могучий русский. Дышал он громко, но ровно. На толстой шее расплылся безобразный кровоподтек. Дарелл, поморщившись, размял ноющую правую кисть и вернулся к телефону. – Когда он придет в себя, то будет жив и здоров, – произнес он. – А вот мне, похоже, не обойтись здесь без Билла Черчилля.

– У нас в Токио кое-какие сложности, – спокойно сказал доктор Фрилинг. – Мистер Черчилль, ваш друг и помощник, отказался сотрудничать с нами. Он опасается, что мы причиним вред мисс Камуру.

– Дайте мне с ним поговорить, – попросил Дарелл.

– Его здесь нет. Он исчез. Причем совершенно неожиданно.

– Проклятье! И вы не знаете – куда?

– Он ничего не сказал.

– Ваша линия проверена? – спросил Дарелл. – Можете посвятить меня в последние события?

– Разумеется, – проскрипел доктор Фрилинг. – Японцы первыми сделали шаг навстречу. Контейнер, найденный в Хатасиме, мои сотрудники подвергли тщательному исследованию в стерильных условиях. К огромному счастью, его содержимое не является ни "Перл-Ку", ни каким-либо его производным. Иными словами, вирус не имеет никакого отношения к нашей секции ХБО. И это не наш контейнер.

Дарелл испустил вздох облегчения.

– А японцы вам поверили?

– Вам легче?

– Мне – да. А японцы...

– Они не вполне согласны с нашими выводами. Их вполне можно понять. Они подозревают, что мы пытаемся спрятать концы в воду. Майор Яматоя настаивает, чтобы по истечении срока ультиматума мы представили более убедительные доказательства. У вас осталось меньше полутора суток, чтобы разыскать эту девушку. Так что, дело даже более срочное, чем прежде.

– Я разыщу ее, – твердо пообещал Дарелл. – А вы абсолютно уверены в результатах анализа?

– Да, – жестко сказал Фрилинг. – Помните наше судно, "626", которое держало курс на Орегон, чтобы доставить туда определенные культуры, подлежащие детоксификации и уничтожению? Так вот, рад сообщить вам, что погодные условия улучшились и пропавшее судно удалось обнаружить целехоньким примерно в четырехстах милях к северо-западу от островов Мукосима. Спасибо нашему спутнику. Весь груз на корабле также цел и невредим. Весь, подчеркиваю. Тайфун повредил только радар и радиомачту, а также немного покорежил рулевое управление. Сейчас, кажется, уже все в порядке, и судно следует прежним курсом на Орегон.

– Что ж, это приятно, – произнес Дарелл.

– Да. Однако японцам и всему остальному миру этого недостаточно. Хотя мы, доказав свою невиновность, могли бы сейчас умыть руки и выйти из игры.

Дарелл почувствовал, что доктор Фрилинг прощупывает его. Он посмотрел на кровать. Сколь начал похрапывать.

– И что – мы выходим? – спросил Дарелл.

– Как вы решите. Если вы сможете найти девушку...

– Что именно вы собираетесь с ней сделать?

– Судя по предварительным данным, данный вирус напоминает вирус лихорадки Лэсса, который в свое время исследовали вирусологи Йельского университета. Он происходит из Нигерии. Чрезвычайно заразный. Наши ученые спаслись только тем, что ввели себе антитела, выделенные из крови миссионерки, побывавшей в Африке и переболевшей лихорадкой Лэсса. Вирус вызывает резкий подъем температуры, пневмонию, сыпь, изъязвление полости рта, мышечные спазмы и поражение сердца и почек. Чрезвычайно страшный вирус. Хатасимский вирус весьма похоже на него, хотя по летальности даже превосходит.

Фрилинг приумолк. Дарелл мысленно представил его сухопарую фигуру, худое вытянутое лицо и золоченое пенсне – всегда в тени. Следующие слова Фрилинга прозвучали холодно и беспристрастно:

– Йоко Камуру выжила только потому, что, по счастливой случайности, заразивший ее вирус оказался несколько ослабленным в результате того, что уже прошел через организм нескольких жертв в Хатасиме. Это пока единственный вывод, который нам удалось сделать. Ее организм, победивший этот мутировавший вирус, выработал антитела, которые сохраняются в ее крови. Благодаря этим антителам она и выжила. Если мы сумеем в кратчайшие сроки разыскать ее, то выделим из ее тканей сохранившийся вирус и приготовим из него вакцину. Эта процедура вполне известна. Похожая история произошла, например, с вирусом гриппа, который также подвержен мутациям. Случилось так, что вирус, вызвавший тяжелейшую пандемию в 1918 году, оказался идентичен вирусу, вызвавшему "азиатскую" эпидемию в 1968 году. Из-за частых мутаций нашим фармацевтическим компаниям приходится почти постоянно трудиться над разработкой новых вакцин.

Фрилинг чуть помолчал, потом продолжил:

– Вакцины, в зависимости от целей, бывают разные. Мы можем, например, использовать живой аттенуированный штамм вируса – подобную вакцину применяют, в частности, против полиомиелита. Или можем приготовить вакцину из убитого вируса, например, формалинизированную; подобные вакцины используются для иммунизации против гриппа. Вы понимаете, о чем я говорю?

22
{"b":"951","o":1}