ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, – сказал Дарелл.

– Для производства живой вакцины, вирус последовательно ослабляют серийными пассажами через клеточные культуры. Вирусы, если вы знаете, размножаются только в живых клетках. Внедряясь в клетку, они изменяют ее метаболизм таким образом, что клетка начинает усиленно продуцировать не свои, а уже вирусные белки. Вирусы – весьма совершенные паразиты. Когда клетка разрушается, из нее высвобождаются миллионы вновь образованных вирусных частиц.

– Для того, чтобы приготовить вакцину, вирус сначала нужно выделить из крови, мочи или фекалий больного, и перенести в подходящую среду – например, на аллантоисную мембрану куриного эмбриона, – после чего регулярно переносить на свежую питательную среду. Вирус мутирует таким образом, что в подобной культуральной среде начинает ощущать себя лучше, чем в организме исходного хозяина. Более того, при введении в человеческий организм, он ведет себя уже как ослабленный вирус, вызывая лишь незначительное заболевание. Однако антитела, развивающиеся у такого больного, способны убивать настоящий или дикий вирус – таким образом возникает активный иммунитет. Иными словами, ослабленный вирус в антигенном отношении полностью идентичен исходному, а антитела...

– Доктор Фрилинг... – попытался прервать его Дарелл.

– Одну минутку. Я хочу, чтобы вы все поняли. В организме вырабатывается так называемый интерферон – это не иммуноглобулин или антитело, а особый белок. Он угнетает репродукцию вирусных частиц. Русские, как вам известно, давно пользуются интерфероном в клинике в качестве противовирусного средства. Мы у себя разработали вещество, которое назвали адамантадином, однако оно обладает рядом побочных воздействий, и применение его поэтому ограничено. К сожалению, нам плохо известно, как далеко зашли русские в своих исследованиях.

Дарелл кинул взгляд на спящего Сколя. Ему стало не по себе.

– А Вашингтон связывался с Москвой? – спросил он.

– Пока мы ответа не получили. Однако вам приказано оказать всестороннее содействие полковнику Сколю.

– Боюсь, что уже слишком поздно.

– Неужели вы убили его, Дарелл?

– Нет, но он временно выведен из строя.

Последовало довольно продолжительное молчание.

Сколь всхрапнул.

Наконец, Фрилинг заговорил:

– Три позиции, Дарелл.

– Да, сэр?

– Не волнйтесь – я получил надлежащее разрешение на разговор с вами.

– Я слушаю.

– Надеюсь, вы знакомы с терминологией?

– Я уже давно варюсь в этой каше, сэр, – ответил Дарелл. – Порой даже кажется, что слишком давно.

– Я думаю, вы знакомились с донесениями, касающимися советской секретной лаборатории-26 в Богозаводске. Их новый шифр "Виски" до сих пор не разгадан, а наши камешки три и пять канули в Лету. Взяты в плен или погибли. Каппа-кинг или генерал Макфи, глава вашей секции "К", не может оказать помощь Вертопраху, поскольку не обладает сведениями о причинах усиления охраны этой лаборатории. Впрочем, все это не столь важно, как второе.

Лицо Дарелла превратилось в маску, лишенную всякого выражения.

– Я слушаю, – повторил он.

– У вас все в порядке?

– Я вас внимательно слушаю.

Доктор Фрилинг кашлянул.

– Второе задание связано с приказом, отданным Сахарным кубиком Водоносу в связи с проектом "Мойка посуды". Водонос проник через барьеры "Павлина" в Кунлунь и подтвердил, что с "перегрином-223" произошла авария. Голубь сумел отправить Водоноса обратно. По его словам, ракета взорвалась близ Хатасимы. "Павлин" стоит на ушах.

– Я представляю. Сам По Пинг-тао находится здесь, чтобы разобраться в этой кутерьме.

– Вы меня поняли? – не унимался Фрилинг. – Больше я ничего сказать не могу. Ваша линия не подстрахована.

– Понял, – кивнул Дарелл. – Это китайский вирус.

– Я в этом не вполне уверен.

– Зато русские уверены.

– Это не еще точно.

– Вопрос, – сказал Дарелл. – Полковник По возглавляет отделение "Павлин" в пекинском Черном доме. Наши люди в Кунлуне узнали об аварии китайской ракеты. Голубь сработал великолепно. Так же, как и его человек – Водонос. Хорошо. Но есть ли у вас доказательства, что все это и в самом деле обстоит именно так?

Фрилинг снова кашлянул.

– Жаль, что вы грубо обошлись со Сколем. Как я уже говорил, нас обязали сотрудничать с ним. Русские позволили нам направить в Западный Китай "СР-71".

Самый засекреченный разведывательный самолет "СР-71", припомнил Дарелл, был разработан компанией "Локхид" как усовершенствованная версия "У-2" и "А-11". К сожалению, и новейшие самолеты не отличались высокой надежностью. Несколько из них разбились, погибли члены экипажа, а убытки составили свыше 200 миллионов долларов. Базировались две эскадрильи "СР-71" на базе Биль, в Калифорнии.

Итак, один из этих самолетов пролетел над Кунлунем и подтвердил, что с китайской ракетой случилась авария. Не лучший подарок председателю Мао Цзедуну. Предыдущие китайские спутники и ракеты запускали с базы, расположенной в пустыне Западной Монголии, примерно в четырехстах милях к северо-востоку от Ланчжоу.

Однако, самое главное заключалось в том, что Советы решили сотрудничать. Должны быть, они здорово напуганы, подумал Дарелл. Как, впрочем, и мы. И я.

– Вы упомянули третью позицию, доктор Фрилинг.

– Совершенно верно. Я готовлю передвижную лабораторию, которую смогу выслать примерно через три часа. Врачи оснащены всем необходимым, чтобы приготовить необходимую сыворотку из крови, взятой у мисс Камуру. Если вы ее найдете, оставайтесь на месте. Я сам приеду к вам. Это чрезвычайно важно.

– Не сомневаюсь, – сказал Дарелл.

– Вы еще не все знаете, – сухо произнес доктор Фрилинг. Дело в том, что, как нам только что сообщили, карантин вокруг Хитасимы оказался недостаточно эффективен. Оттуда в некоторые прибрежные районы страны поступила зараженная рыба, и чума уже распространяется дальше. Вы, кстати говоря, тоже находитесь в опасной зоне.

Глава 18

Лиз Прюитт дожидалась его в ресторанчике. Ее черные волосы были приглажены и она успела подкраситься, однако глаза по-прежнему казались встревоженными.

– Вы перекусили, Сэм?

– Да. Ты что-нибудь узнала?

– Я выяснила, где она находится. Во всяком случае, надеюсь, что она там. Адрес у меня на руках. А что со Сколем?

– Он нам не помешает. Я звонил в Токио. Нам предписано сотрудничать с русскими, но меня вполне устраивает и то, что мы работаем без них.

Дорога привела их на окраину Сендая, и стала подниматься в горы. Дождь усилился. Лиз молчала; она казалась погруженной в собственные мысли. Однажды ее рука как бы случайно прикоснулась к руке Дарелла, и потом осталась там. Пальцы у нее были холодными. Дарелл сел за руль взятого напрокат автомобиля и вел его, следуя указаниям Лиз – она не отрывала глаз от туристической карты Сендая и побережья, которую приобрела перед выездом.

Они держали путь в небольшое хозяйство с магазинчиком, адрес которого Лиз нашла в телефонном справочнике на букву К. "Камуру, мастер по изготовлению кокеси".

– Это точно ее дедушка, – сказала Лиз. – И Йоко, наверное, примчалась к нему, перепуганная насмерть и недоумевающая, почему вдруг все за ней охотятся.

Дарелл покачал головой.

– Я не очень рассчитываю на успех. Уж слишком мы от нее отстаем. Не вижу, что могло помешать другим найти ее раньше нас.

– Что ж, остается надеяться на лучшее, – вздохнула Лиз Прюитт.

Дорога серпантином уходила в гору. Мимо проехал туристический автобус, судя по всему, направлявшийся к целебным источникам. Дарелл посмотрел в салонное зеркальце на Лиз, которая склонилась над дорожной картой. На девушке снова были очки, а кроме того, заметил Дарелл, она наложила под глаза тени и накрасила губы помадой, чего прежде не делала.

– Поверните здесь, – сказала она.

23
{"b":"951","o":1}