ЛитМир - Электронная Библиотека

Лишь во второй половине дня развиднелось, ветер не то чтобы совсем унялся, но ослабел до умеренного. К ипподрому вновь начали съезжаться элегантные экипажи. Публика выражала надежду на то, что оставшаяся часть турнира пройдет без препон. Среди собравшихся были виконт и виконтесса Венд, их сын, барон Лорчестер (проще говоря, Клив), а также маркиз и маркиза Мотмарш. Все они поднялись на верхнюю трибуну, где к ним присоединился Боддингтон. Вокруг Сэма зашептались, что дочери маркиза и виконта в этот день соперничают за чемпионское звание. Это означало, что Лидди все-таки здесь. До сих пор Сэм ее не видел и мало – помалу начал беспокоиться. Его сосед по трибуне высказался в том смысле,. что на любом турнире это побочный вид спорта – высмотреть в толпе как можно больше титулованных особ. К счастью, титулованные особы пока еще не высмотрели в толпе некоего Сэма Коди. Тем лучше, в этот день он предпочитал держаться в сторонке. С тех пор как его вышибли из замка, он проживал в гостинице.

Минут пять спустя появился сенатор Петере с женой и дочерью. Когда они уселись, Сэм потихоньку подобрался ближе, заметил рядом с Гвен свободное место и поскорее его занял. Так он вновь оказался бок о бок с женщиной, за которой ухаживал два года и которую дважды заставил напрасно ждать у алтаря.

Первый же беглый взгляд в его сторону заставил Гвен напрячься, губы ее шевельнулись. Сэм понял, что сейчас его попросят удалиться. Он не стал ждать.

– Прежде чем ты обрушишь на меня свой праведный гнев, позволь хотя бы высказаться. Прости, что так вышло, Гвен! Честное слово, мне очень жаль. Не важно, что у меня были за причины, ты права, что порвала со мной. Я был никчемным женихом и скорее всего стал бы никчемным мужем.

С губ Гвен так и не сорвалось ни слова. У нее был красивой формы рот, а лицо представляло собой правильный овал. Она и правда была на редкость хороша.

– Согласись, ведь все к лучшему, – проникновенно продолжал Сэм, воодушевленный ее молчанием. – Теперь у тебя есть шанс найти настоящего человека.

Гвен обратила к нему непроницаемый взгляд, слегка кивнула и снова повернулась к зелени ипподрома.

– Надеюсь, у тебя все в порядке? – полюбопытствовал Сэм.

– Конечно.

Голос ее тоже не оставлял желать лучшего – напевный, музыкальный голос. Сэм вспомнил все, что когда-то находил в ней привлекательного. И не он один: где бы Гвен ни появилась, мужчины неизменно провожали ее глазами. Бывали дни, что ее женственная прелесть ослепляла. Но странное дело: хотя все это оставалось прежним, теперь Сэм отмечал достоинства Гвен лишь разумом, а никак не сердцем. Его нисколько к ней не влекло. С тем же успехом он мог бы любоваться в магазине изящной музыкальной шкатулкой. Снять ее с полки, открыть и прослушать нежный мотив, но не купить, а поставить на прежнее место. Он нуждался не в красивой вещице, а в женщине из плоти и крови.

– Вот и хорошо, – сказал Сэм и улыбнулся Гвен, не заботясь о том, что она этого не видит.

Он чувствовал нечто странное – довольство. Едва ли не впервые в жизни он был в ладу с самим собой, словно закрыл наконец книгу, которая его не увлекала, и готовился перейти к другой, несравненно более интересной.

А потом он отвлекся, так как высмотрел на поле главную титулованную особу своей жизни – Лидди. Наткнувшись на нее взглядом, он бессознательно поднял руку для приветствия. Разумеется, Лидия его не заметила. Она стояла в толпе других лучниц у самого входа в шатер, откуда только что появилась. Сняв перчатку, она пробовала ветер на направление и силу. Сэм нашел языком «счастливый» зуб и пожелал, чтобы воцарилось полное безветрие.

Но воцарилась только тишина. Зрители дружно вытянули шеи, следя за тем, как жюри устанавливает очередность. Дерн ипподрома так пропитался водой, что участницы турнира надели галоши. Тем не менее солнце пригревало, оркестр встряхнулся и спешно настраивал инструменты, помощники проверяли мишени. По звуку рожка лучницы заняли свои места. Сигнал флажком – и турнир на кубок Англии среди женщин начался.

Первая его часть заключалась в том, что пятнадцать лучниц синхронно выпускали по три стрелы подряд. Сэм этого не знал и засыпал окружающих вопросами. Поначалу удивленные, англичане принялись наперебой объяснять ему суть состязания.

После первого «залпа» леди дружно, нога к ноге пересекли зеленое поле и встали спиной к мишеням. Второй тройной «залп» был дан в противоположном направлении. Так как все участницы оделись в красочные костюмы, зрелище получилось эффектное. Хотя Лидия не попала в первую группу луч – ниц, Сэм с удовольствием наблюдал синхронность их действий: четкий шаг шеренги; поворот; движение руки за спину, в колчан со стрелами; прицел и, наконец, дождь стрел.

Лидди вышла на поле в составе второй группы, и вот тут уже Сэм не выдержал. Он находился слишком высоко, в почетной части трибун, а значит, далеко от места действия, и не мог разглядеть всех подробностей. Он начал пробираться вниз.

У судейского шатра его остановил контролер. Сэм нахально представился тренером мисс Бедфорд-Браун. Молодой человек засомневался. Сэм настаивал. Тогда тот подошел ко второй группе, все еще ожидавшей своей очереди, и обратился за подтверждением прямо к Лидии. Та повернулась, глянула на Сэма и утвердительно кивнула.

Передний полог просторного прямоугольного шатра был поднят, в глубине виднелись стулья и столы с прохладительными напитками. Увы, все это было не так близко от стрельбища, как казалось с трибун. Сэм начал подкрадываться к самой линии прицела с риском получить шальную стрелу. Кто-то из судей резко его окликнул и жестом приказал убраться. Пришлось отойти в сторонку.

Первые три стрелы Лидия послала в желтое. Другим лучницам пришлось дать ей по шиллингу, которые она приняла с большим достоинством. На поясе у нее было два кошеля в тон к отделке костюма, в каждом из них оказалось примерно по пятидесяти монет.

Второй «залп» увенчался попаданием в белое, красное и самый центр желтого круга. Вот это последнее было просто отлично (еще никто из участниц не сделал подобного выстрела) и давало Лидди шанс на почетный приз за лучшее попадание. В углу ее мишени была сделана соответствующая отметка. Сэм был в полном восторге. Он ни минуты не сомневался, что Лидди добьется чемпионского титула. Из всех участниц она была самой опытной, самой хладнокровной, не говоря уже о том, что самой-самой красивой.

В конце концов Сэм отвлекся и размечтался. «Лидди победит, непременно победит», – думал он, глядя в пространство. А он добавит к ее выигрышу маленький специальный приз от Сэма Коди. Он скажет, что любит ее. Ведь именно этого она всегда хотела, разве не так? Потом они хорошенько отпразднуют победу и счастливое воссоединение.

Когда он снова перевел взгляд на стрельбище, то оказалось, что два последующих «залпа» Лидди были хуже первых, хотя и укладывались в рамки перспективных. И так оно шло дальше: он то наблюдал, затаив дыхание, то отвлекался, то и дело переходя от надежды к тревоге.

В конечном счете стрельба с шестидесяти ярдов принесла Лидди наибольшее число очков, хотя наилучшие попадания были засчитаны другой лучнице. Тем самым они закончили раунд вничью.

Пока помощники передвигали мишени на десять ярдов ближе, Лидди отошла в шатер напиться воды. Проходя мимо Сэма, она сказала ему:

– Нужно наполнить колчан. Стрелы вон там. Сходишь за ними… – Она помедлила, улыбнулась и закончила: – Тренер?

Сэм не заставил себя упрашивать. Возвратившись с нужным количеством стрел, он собственноручно вложил их Лидди в колчан.

– Спасибо.

– Не за что.

– Дерн подсыхает, галоши мне больше ни к чему.

Она сбросила их, но когда Сэм потянулся подобрать, жестом остановила его и высыпала в каждую по полсотни шиллингов из своих кошелей. Отставив галоши к краю шатра, Сэм нетерпеливо повернулся.

Лидди уже не было рядом. Она шла прочь, изящная и стройная в своем красочном наряде. Неужто он снова оплошал? Этого только не хватало!

82
{"b":"970","o":1}