1
2
3
...
62
63
64
...
68

— Какого черта... — Ну вот, начинается!

— Не надо злиться!

— Она же больна!

— Больные не удирают с такой прытью!

— Где ты ее упустила? — сердито осведомился он.

— Где-то здесь.

— Зачем ты вообще полезла не в свое дело? — Его вид не предвещал ничего хорошего.

— Потому что здесь находится по меньшей мере несколько человек из тех, что видели тебя в чайной шесть недель назад, — так же яростно прошипела она. — Они могли бы...

— Ничего бы они не могли!

— И ничего бы не заподозрили, если бы выяснилось, что какой-то джентльмен притащил на бал хорька?!

— Ты снова испугалась собственной тени! — Его лицо приняло отрешенное, суровое выражение. — Ты что, проверяла карманы во всех плащах? Там запросто может оказаться хоть дюжина хорьков, кому до этого дело? Ну как ты не понимаешь: если ты установила правила для себя, это вовсе не значит, что все остальные будут им следовать!

Но даже эта гневная отповедь не заставила ее почувствовать себя виноватой! Винни даже удивилась: откуда в ней столько отваги?

— Ты прав. Мне не следовало делать это самой. Надо было предупредить тебя. Но что сделано, то сделано. Лучше помоги мне ее поймать.

И они пустились на поиски, пробираясь среди гостей и то и дело обмениваясь тревожными взглядами: «Нашел?» — «Нет, не нашел!»

Нет, нет и нет. Под конец Винни потеряла из виду и самого Мика. Она бесцельно бродила по гостиной. Ни Мика. Ни Фредди...

Вдруг кто-то грубо схватил ее за локоть. Эмиль!

— Он требует нас немедленно, — прошипел Ламонт. — Не заставляйте его ждать! Быстрее!

Час от часу не легче! Ксавье! Только этого ей не хватало для полного счастья! Ох и трогательная получится встреча! Но деваться некуда. Лучше уж отделаться от него в одиночку, пока Джереми или Эмиль не притащили еще и Мика!

Когда Винни вошла в кабинет, Джереми был уже там. Через несколько минут появился Эмиль. Он нашел Мика, и тот обещал явиться. Ламонт надеялся, что это случится достаточно быстро. По пути они разминулись из-за того, что какой-то дикий зверь совершил налет на блюдо с русской черной икрой, извалялся в салате и удрал, воспользовавшись всеобщим замешательством. Мик буквально взбесился, гоняясь за наглой тварью. И далась ему эта нечисть!

Хорек! Поскольку здесь не было посторонних, Винни откровенно пожаловалась на свои неприятности. Все трое дружно вздохнули.

— Ксавье продержит нас здесь не меньше получаса, — мрачно предрекла она напоследок. — Его хлебом не корми, дай кого-нибудь помучить!

Итак, они сидели и ждали. Винни умирала от страха.

В конце концов ей просто стало тошно. А она-то считала себя опозоренной и униженной! Страшно подумать, что будет сейчас. Винни Боллаш выставят из дома герцога Арлеса за то, что она явилась на бал с крысоловом и притащила с собой хорька! Больше ни одна матрона не доверит ей воспитание своей дочери, будь она хоть трижды профессором!

Ждать пришлось недолго. Дверь распахнулась, и в кабинет в сопровождении женщины вошел старик, тяжело опираясь на трость.

Ксавье. Он выглядел сегодня более изможденным и болезненным, чем в их последнюю встречу. Винни надела пенсне, чтобы разглядеть его более внимательно.

Да, это был он и не он. Винни едва узнавала своего родственника и врага. Согбенный и немощный, он был не в силах дойти даже до своего кресла без помощи жены, не отстававшей от него ни на шаг. Наконец он плюхнулся на сиденье — словно кто-то бросил в кресло мешок с костями.

— Что ты меня швыряешь, как куклу? — рявкнул на жену Ксавье.

Она встала за спинкой кресла, скорее сиделка, чем вожделенная награда, какой представлялась когда-то Винни. Живое олицетворение терпения и заботы, Вивьен хотела забрать у старика его трость, но тот упрямо вырвал ее у жены. Королевским жестом швырнул ее прямо на стол и окинул презрительным взглядом присутствующих.

Как ни странно, но он все сильнее напоминал Винни капризного ребенка. Хотя, вне всякого сомнения, все еще обладал могуществом и властью. Только не той властью, что все эти годы приписывала ему Винни: у него не было власти над ее свободной волей!

Судя по всему, телесные немочи только прибавили ему язвительности и сарказма. Ксавье достаточно было взглянуть на Эдвину, чтобы в налитых кровью глазах вспыхнула адская ярость.

— Упрямая, бесстыжая девка! Ты тоже решила посмеяться над стариковским горем? Ну... — он обвел всю троицу нетерпеливым взглядом, — где он, этот ваш Майкл? — Герцог, казалось, плевался словами.

— Он уже идет, — заверил его Эмиль.

— Я видел его! — бросил Ксавье. — Я видел, как он поднимался по лестнице, и сразу ушел. С меня довольно! Он самозванец! — И старик злорадно добавил: — Я сорву с него личину, задав всего пару вопросов, а потом упеку вас всех за решетку!

За решетку! У Винни душа ушла в пятки. Они попадут за решетку!

И в этот миг в коридоре раздались громкие, уверенные шаги. Они затихли перед дверью в кабинет. Это был Мик, Винни узнала его поступь! Повернулась ручка двери.

Мик шагнул в кабинет — неотразимый, беспечный красавец — с таким видом, словно нес им решение всех проблем. Ах, если бы это было правдой! Если бы можно было позабыть обо всем и покинуть этот дом навсегда, чтобы укрыться вдвоем с Миком где-нибудь на краю земли!

Он медленно обвел взглядом собравшихся, явно застигнутый врасплох. Потом удивленно посмотрел на старика, замершего за письменным столом.

Мик произнес одно-единственное слово, оказавшееся для него такой же неожиданностью, как и для всех остальных:

— Дедушка? — слетело с его губ. Как будто он хотел спросить: «Дедушка, как ты здесь оказался?»

Глава 28

Даже Винни заметила, что у Ксавье Боллаша задрожал подбородок. Он долго шевелил губами, испепеляя наглого самозванца яростным взглядом. И наконец отчеканил:

— Вон отсюда! — И повторил уже более уверенно: — Вон! — В гневе герцог вскочил и забарабанил тростью по столу: — Вон! Вон! Вон! Вон отсюда! Вы все! Это не мой внук! Это самозванец! Я вам не верю!

Его губы дрожали так сильно, что старик зажал ладонью рот, не желая выдавать своего смятения.

Винни увидела, что Мик с выражением искренней тревоги и сочувствия шагнул вперед, желая прийти на помощь немощному старцу.

Он уже открыл рот, собираясь что-то сказать, но Ксавье с размаху опустил трость на стол. Ручки, книги, очки — все, что там находилось, было сметено со стола с такой силой, что врезалось в книжную полку и лишь

потом посыпалось на пол.

Грохоча тростью, Ксавье выбрался из-за стола.

— Ты! — Он ткнул концом трости в Мика. — И ты! — Трость уперлась в Винни. — По-вашему, я не понял, что у нее на уме? Но на этот раз она зашла слишком далеко! Это же надо — протащить сюда своего лазутчика! — Теперь Ксавье обращался к Мику: — Я видел, как ты с ней танцевал! Со своей авантюристкой, собравшейся вернуть наследство с твоей помощью! Черта с два, не на такого напали! Вы все, все до единого, наглые мошенники и негодяи! С меня довольно! Убирайтесь из моего дома!

Его жена старалась поддержать его под руку и в то же время не получить удар тростью. Старик оказался настолько непредсказуемым, что все остальные не решались двинуться с места. Неверными короткими шагами, явно не соответствовавшими силе его гнева, Ксавье двинулся к выходу.

Разъяренный собственной немощью, не позволявшей достаточно быстро покинуть это неприятное общество, старик непрерывно бубнил себе под нос:

— Ну и что? Что с того, что он похож на моего сына? Мой внук не стал бы так одеваться! Не напялил бы жилет с такой яркой отделкой! — Ксавье долго смотрел на Мика, потом снова повернулся к двери. — Впрочем, ему нравился пурпурный цвет. — Герцог задержался перед дверью, снова обвел всех яростным взглядом и буркнул: — Но он ни за что не стал бы танцевать весь вечер с Винни Боллаш, когда вокруг полно красивых женщин! Будь он моим внуком, обладал бы хорошим вкусом! — Трость с грохотом врезалась в пол, и Вивьен распахнула перед мужем дверь.

63
{"b":"971","o":1}