ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обадия невозмутимо кивнул, не обращая внимания на сарказм.

– Вполне возможно. Ваш отец очень заботится о ней.

– И что ты думаешь? Они собираются пожениться?

– По мне, так вряд ли, однако... Видите ли, Марк, смертельная болезнь – будем называть вещи своими именами – способна творить с человеком самые разные вещи. Осознание того, что ты приговорен, может разбудить слишком необузданное стремление жить.

– Обадия! Да ты философ!

– Я просто пытаюсь быть объективным. Кстати говоря, миссис Джонсон отнюдь не производит впечатления охотницы за наследством.

– Ты так хорошо ее знаешь?

– Нет, но я наблюдаю за ней эти несколько дней. За ними обоими. И я должен сказать, что, по моему мнению, они знакомы достаточно давно и хорошо знают друг друга.

– Вы давно знакомы с моим отцом?

Стройная темноволосая женщина с красивым, но несколько стервозным лицом задала этот вопрос Саре, но та была готова к нему.

Бен рассказывал о своей старшей дочери. Анжела вышла замуж в девятнадцать лет, но очень быстро разочаровалась в браке. Ее муж оказался пустым и слабым человеком. Первое можно было бы пережить, но второе выводило дочь Бена Рэндалла из себя. Анжела подарила Техасу незабываемый бракоразводный процесс, на котором экс-муж беззастенчиво клянчил у нее деньги, а затем она переехала на ранчо и вот уже десять лет не проявляла ни малейшего интереса к институту брака.

В свои тридцать девять Анжела выглядела великолепно, но роль хозяйки большого дома наложила свой отпечаток на ее характер, и без того непомерно властный. На Сару она смотрела с нескрываемым подозрением. Возможно, она видела в ней соперницу. Сара порадовалась тому, что оделась в довольно строгое, хотя и безукоризненно стильное вечернее платье.

Надо отдать Анжеле должное, момент для разговора она выбрала прекрасный. Как заправский ковбой, она загнала Сару в угол огромной библиотеки, воспользовавшись временным отсутствием Бена, и учинила нежданной гостье допрос с пристрастием, замаскированный под светскую болтовню.

– Мы знакомы достаточно давно. Великолепные вещи, не правда ли?

Библиотека буквально ломилась от произведений искусства, некоторые Сара узнавала – ведь именно она помогала Бену подбирать их в свое время. Анжела снисходительно кивнула.

– Да, весьма ценные экземпляры. Обошлись в астрономические суммы. Вы, должно быть, разбираетесь в антиквариате, миссис Джонсон?

– Да, я с ними в некотором роде работала. Собственно, так я и познакомилась с вашим отцом.

– Серьезно? Я не знала.

– Это так. Я работала на аукционе.

– В Лондоне?

– В Эдинбурге. А чем вы занимаетесь, миссис Хардвик?

Этого вопроса Анжела не ожидала, и он поставил ее в тупик. В этот самый момент в библиотеку вошел Бен. Он быстро оценил ситуацию и поспешил Саре на помощь.

– Чем она занимается? Дай подумать, дорогая. Анжи прекрасно танцует, обожает водные виды спорта и превосходно тратит деньги. Мои деньги. В чем дело, Ангел? Я что-то пропустил?

– Скажем так, заниматься чем-то другим мне не дает мой собственный отец. Не так ли, папа? Впрочем, миссис Джонсон это вряд ли интересно.

Светский лоск не обманул Сару. Анжела кипела от ярости. Новый враг, сильный враг, и этот враг вряд ли когда-нибудь простит Саре, что она стала свидетельницей унижения.

Не зная, что можно сказать, Сара повернулась к Бену.

– Как вы себя чувствуете? Вид у вас немного усталый. Может быть, вам лучше поужинать наверху?

Бен усмехнулся и тихонько шепнул ей на ухо:

– Сдается, это ТЕБЕ лучше поужинать наверху, а то Ангел тебя съест.

Вслух он громко заметил:

– Как же я могу бросить своих гостей! Все готовы к ужину? Я лично готов.

Сара вцепилась в его руку, словно в спасательный круг.

– Уже пора?

– Вот допью виски – и идем. Настоящее кукурузное виски делают только в Техасе, знай это. Так, на всякий случай.

Анжела промурлыкала, беря отца под руку с другой стороны:

– Ты пьешь виски, папа, а это нехорошо. Тебе вреден алкоголь, я беспокоюсь...

Она взглянула прямо в глаза Саре и медленно договорила:

– Тебе не нужно переоценивать свои силы.

Бен осторожно высвободился из рук дочери.

– Я счастлив, что ты за меня переживаешь, Анжи, но и Марку я уже это сказал, и тебе повторю: я совершенно здоров, а присмотрит за мной прекрасная Сара. Она – мое лучшее лекарство.

Сара едва не поежилась под леденящим взглядом Анжелы, но промолчала. К счастью, в этот момент в комнату вошли Марк Рэндалл и Обадия Джоунс, секретарь семьи Рэндаллов, их друг и доверенное лицо. На редкость, надо сказать, неприятное лицо. Нет, он не был уродом, но всегда был как-то слишком бесстрастен.

Анжела переключилась на вновь пришедших, а Сара про себя подумала, что даже бесстрастная физиономия Обадии излучает больше приветливости и вежливости, чем красивое загорелое лицо Марка.

Бен пожал ее руку и тихо заметил:

– Не позволяй Марку или Анжеле взять тебя в оборот. Они сгорают от любопытства, и это вполне естественно, но ты просто продолжай играть свою роль. Главное – не дай им начать тебя расспрашивать. Тогда все пройдет, как и задумано.

Сара кивнула, с отчаянием думая о том, что ей очень не хватает такой непоколебимой уверенности в себе. Старый волк чувствовал себя в своей стихии – опасная игра, интрига, закрученный сюжет, мистификация, но Сара опасалась, что окажется не слишком гениальной актрисой. К тому же неприязнь Марка и откровенная ненависть Анжелы – это не игра, а реальность.

Она никогда не думала о деньгах, в особенности о деньгах Бена. В Англии у нее остались долги, но...

– Вы думаете, они поверили, что мы любовники?

– О да! И знаешь что? Мне это начинает нравиться.

Ужин был накрыт в комнате, которую Бен называл столовой, а Сара была склонна назвать парадным залом. Огромная, освещенная ярким светом хрустальных люстр, мерцание которых отражалось в хрустальных фужерах, столовая подавляла своими размерами. Хорошо, что они в Техасе. В Шотландии на обогрев такой комнаты потребовалось бы несколько каминов, не считая парового отопления.

Мраморный пол, белизна крахмальной скатерти, сияние столового серебра, аромат цветов... Шуршание шелка, деликатное покашливание мужчин... Куда ты влезла, Сара Аннабел Джонсон!

Сара заставила себя успокоиться. В конце концов, все идет не так уж плохо, да?

О, как она ошибалась, глупая Сара Джонсон.

Это был ее первый вечер в кругу семьи Бена. Приезда отца вместе с молодой незнакомкой Анжела совершенно не ожидала, Маркус был в отъезде по делам, а Саймон пропадал у своей невесты в Хьюстоне. Бен все рассчитал заранее, и их совместный приезд стал настоящим шоком для Анжелы. Однако теперь семья была почти в сборе, да еще и соседи... Сара вздохнула. Несколько дней ей удавалось избегать разговоров с хозяйкой дома, но теперь на помощь Анжеле придет Маркус. Интересно, Бен хорошо рассчитал свои – и ее – силы?

Ужин был великолепен. Вино – превосходно. Бесшумные слуги тенями скользили за спиной, словно угадывая заранее все желания гостей и хозяев.

Собственно, гостей было всего трое. Джек Мастерсон с женой, им Бен представил Сару еще днем на приеме, да еще очень пожилой человек, дядюшка Бена. Старикану было глубоко за восемьдесят, но он сохранил и отменную осанку, и лукавый блеск в глазах, а кроме того, как выяснилось, любил и умел рассказывать очень смешные анекдоты о ковбоях.

Разговор, к большому облегчению Сары, шел практически ни о чем, как и положено на светском рауте. К тому же некоторые блюда вообще заставляли присутствующих замолчать, ибо все внимание было уделено божественному вкусу. Сара все чаще внимательно поглядывала на Бена. Он устал за этот день, и она с искренней тревогой ждала малейшего сигнала, что он хочет уйти к себе. Марк, да и Анжела были правы, беспокоясь за здоровье отца. Сара временами даже сомневалась, сможет ли он прожить в жарком Техасе до самой свадьбы своего младшего сына. Именно это было целью и поводом их приезда в «Оазис».

4
{"b":"975","o":1}